Эстонская гончая

Эстонская гончая до недавнего времени была у нас недостаточно известна. Знали о ней лишь на её родине в Эстонской ССР.

Эта собака отличается от других наших гончих малым ростом.

Работа над созданием такой малорослой гончей была начата под давлением охотничьих законов буржуазной Эстонии, требовавших, чтобы рост гончей не превышал 45 см.

Отбирая среди местных гончих малорослых, эстонские охотники-собаководы пускали их в породу. Для закрепления малого роста они ввели в местную породу большое количество крови английской заячьей гончей (биггли) и швейцарской гончей. Впрочем, в создании эстонской гончей участвовали и крупные породы — фоксгаунд и русская.

В родословных эстонских гончих конца 50-х годов иностранные (ввозные) производители имелись в четвёртом и даже в третьем поколении, причём доля этой иностранной крови достигала 85%. В начале работы над этой породой в Эстонии в зависимости от процента участия крови местной, английской (биггли) или швейцарской собаки гончих разделяли на двенадцать групп. Теперь же порода идёт к единству. Разнообразие происхождения до некоторой степени объясняет существующую разнотипность собак, твёрдо объединяемых в основном лишь малым ростом и пегим окрасом (преимущественно чёрно-пегим в румянах, а также и багряно-пегим).

Началу племенной работы по выведению некрупной гончей способствовал запрет охоты на косулю, которая подвергалась большей опасности от обычной рослой гончей. Наконец, желание иметь в Эстонии небольшую гончую объяснялось и самим характером страны, высокой плотностью населения и небольшими размерами охотничьих угодий.

Кроме того, племенная работа с эстонской гончей зависела и от некоторых других обстоятельств, которые как бы направляли её. Решающее значение имели природные и климатические условия Эстонии.

Дело в том, что для зимы в Эстонии характерно отсутствие снегов почти до февраля, и в связи с этим охотничий сезон с гончей отличается постоянной очень жёсткой тропой. Такие условия вынудили обратить самое строгое внимание на прочность лап гончей (крепконогость). Для придания местной гончей этого качества, как сообщал известный эстонский кинолог С.Н. Смелков (под его руководством формировалась эстонская гончая), было признано целесообразным примешать английскую мелкую гончую — биггли, обладающую плотной и сильной лапой.

Однако поздняя восприимчивость бигглей к работе, отсутствие у них достаточной паратости, неудовлетворительная вязкость и грубые неприятные голоса, характерные для этой породы, заставили эстонских собаководов искать и другой материал для создания того типа, который удовлетворил бы экономическим, географическим и чисто охотничьим условиям. Вот почему пришлось подумать о швейцарских гончих с их маленьким ростом, очень скороспелых, принимающихся за работу на первом же году жизни и, кроме того, вязких и обладающих звонкими доносчивыми голосами. Однако вследствие недостаточно прочной лапы у швейцарской гончей нельзя было использовать в племенной работе одну только эту породу и поэтому биггли как «составная часть» будущей породы сохранила своё значение.

Выведение эстонской гончей начато в первой половине 30-х годов текущего столетия. Селекционная работа, продолжавшаяся примерно 25 лет, закончилась созданием нужного типа.

На начальном этапе селекционной работы наиболее значительную роль сыграли выписанные из Англии биггли: Джипси (Антропова), Цулю (его же), Лэди (Оттас) и Лорд (Оттас). Цулю прибыла щенной от Студента (Томми) и дала помёт.

С 1934 по 1938 г. от этих собак получено одиннадцать помётов, которые и стали смешиваться с гончими местной породы. В 1934 г. в Эстонию завезены чистопородные швейцарские гончие, которых начали вязать с биггли и местными.

Война 1941-1945 гг. нарушила планомерную работу по формированию эстонской породы, но всё же уцелело достаточное количество гончих, которые после войны дали возможность успешно продолжить начатое дело.

Для отбора желательных производителей и придания кинологической работе нужного направления большая часть сохранившихся гончих осмотрена на выводках и у владельцев. С 1947 по 1954 г. осмотрено 2460 гончих. Породный состав этого поголовья оказался таким: русских гончих 28, русско-польских 248, курляндских 58, брудастых 17, таксбрака 37, финских 85, фоксгаунд 1, биггли 61, помесей с фоксгаундом 183, с биггли 224, с швейцарской 648, промежуточного (неопределённого) типа 529, беспородных 341.

Экстерьерный уровень этих гончих характеризуется следующими оценками: отлично 2, очень хорошо 30 хорошо 238, удовлетворительно 699, неудовлетворительно 1150, плохо 341 (оценка «удовлетворительно» приравнивалась к прежнему понятию «малая серебряная медаль», а оценка «неудовлетворительно» — к понятию «бронзовая медаль»).

Рисунок 15. Эстонская гончая лёгкого типа

В работе по созданию намеченного типа эстонской гончей были наиболее интересны помеси с биггли и с швейцарской. Этих собак оказалось больше 800 голов что достаточно для самой серьёзной и широкой племенной работы. Наибольшее значение в создании современной эстонской гончей имела деятельность питомника Таллинского клуба охотников Добровольного спортивного общества Калев. Питомник приобрёл лучших гончих различных типов, вёл их обособленно, анализируя и делая обоснованные выводы о желательных комбинациях.

В результате этой исследовательской работы на первое место вышли помеси швейцарских собак, которые питомник и использовал для выведения окончательного типа эстонской гончей. Особенно ценной у помесей с швейцарской гончей оказалась их скороспелость: пяти-шестимесячные собаки уже принимаются работать. На их родине с эстонскими гончими охотятся на зайца, лисицу и рысь.

По регистрации 1952-1953 гг. в Эстонии насчитывалось 631 гончая, признанная принадлежащей к эстонской породе. В настоящее время эстонская гончая стала многочисленной и распространяется в областях РСФСР, Украины и Белоруссии.

Рисунок 16. Эстонская гончая тяжёлого типа

Эстонский кинолог и создатель породы эстонской гончей С.Н. Смелков, анализируя родословные гончих Эстонии, первоначально распределял породу на двенадцать групп, в зависимости от состава «кровей» собак, т. е. от процентного участия в происхождении гончих местных или привозных пород. В Эстонии в племенной работе использовались лишь несколько линий желательного типа, а все остальные признаны нестандартными. Это должно было бы повести к формированию единого, устойчивого типа, но пока разнотипность очень велика. Особенно резко выделяются «тяжёлый» и «облегчённый» типы, оба достаточно многочисленны.

1149
604
545
0