Охота на лисицу

Не каждая гончая гонит лисицу, да и не каждый охотник любит охоту на этого зверя, но уж если собака настоящий красногон и её хозяин пристрастен к лисице, то они предпочтут эту охоту всякой другой.

С лисицей приходится встречаться каждому гончатнику, если только его собака хотя бы немного гонит её, поскольку лисица распространена в нашей стране почти повсеместно.

Длина тела лисицы 60-90 см, хвоста 40-60 см. Вес самцов 5-10 кг, самок 4-8 кг. В основном окрас лисицы рыжий, но он далеко не одинаков у разных экземпляров. Даже самый обычный, рыжий окрас сильно варьирует от густо-рыжего до почти соломенно-жёлтого.

Кроме типично окрашенных зверей, называемых красными лисицами, встречаются особи с большим или меньшим потемнением меха — сиводушки, у которых мех на спине темнее, чем у красной, подпушь тёмно-серая, иногда почти чёрная. Крестообразный узор на спине выражен яснее. Грудь и брюхо не белые, как у красной формы, а тёмно-серые или чёрные. Сиводушку можно встретить в лесной полосе, в горах Кавказа и в Средней Азии, но чаще всего она попадается на северо-востоке Сибири.

Крестовка отличается ещё более тёмным мехом и резко выраженным чёрно-бурым крестообразным рисунком на спине. Низ тела чёрный. Встречаются там же, где и сиводушка. У чёрно-бурой лисицы общая окраска меха чёрная, иногда с буроватым оттенком, наиболее развитым на боках, бедрах, у лопаток. Крест выражен слабее, чем у крестовки и сиводушки. Есть совершенно чёрные лисицы. Встречаются чёрно-бурые экземпляры только в таёжной полосе, чаще в Восточной Сибири.

Для всех типов лисиц часто характерно «серебро», т. е. тёмные волосы с белыми поясками.

В СССР лисица живёт повсеместно, кроме большинства островов Северного Ледовитого океана и почти всей тундры. Северным её пределом можно считать северную границу древесной растительности.

В тундру лисица заходила прежде лишь в годы размножения там лемминга (грызуна из подсемейства полёвок), однако в последнее время местами стала там и селиться.

Особенно редка лисица в таёжных районах Восточной Сибири, где одна лисья нора приходится на 200-400 км2.

В СССР имеется несколько подвидов лисицы: на европейском Севере обитает относительно крупный и яркоокрашенный подвид. Лисицы южнорусских степей мельче и бледнее окрашены. Самые мелкие и бледно-окрашенные лисицы с грубым мехом (караганки) живут в пустынях Средней Азии и Казахстана. В тайге Западной Сибири лисицы очень крупные и яркоокрашенные. Крупнее всех, лучше всех окрашены и имеют самый густой и длинный мех лисицы, населяющие Северо-Восточную Сибирь. В горах (например, на Кавказе, в Тянь-Шане, даже в Крыму) лисицы окрашены ярче и имеют мех лучше, чем равнинные звери.

Местообитания лисицы крайне разнообразны, но можно определённо сказать, что лисица избегает больших равнинных лесных массивов с их заболоченной почвой и предпочитает долины рек, районы с хорошо расчленённым рельефом и окрестности селений. В таких местах наиболее благоприятные кормовые условия и условия норения.

В зимнее время лисица избегает районов с глубоким и рыхлым снегом, где ей трудно охотиться и где она доступнее более крупным хищникам, как росомаха и рысь.

Поэтому на северном пределе своего распространения лисица редка.

Так же малочисленна она в заболоченных районах лесостепи и в равнинной глинистой полупустыне, где на 100 км2 бывает лишь 7-8 лисьих нор. Наоборот, разнотравные степи с хорошо выраженным рельефом благоприятны. В Ставропольском крае, например, на 100 км2 насчитывается 120-250 нор.

Питание лисицы разнообразно и очень изменчиво географически, по сезонам и по отдельным годам.

Самым обычным кормом лисицы, особенно летом, служат мышевидные грызуны, часто птицы. Нередко лисицы питаются насекомыми, а также растениями. Кроме этого, но значительно реже, в исследованных желудках попадались остатки зайцев (летом в двух желудках, зимой в восьми из ста). Иногда лисицы питаются падалью, насекомоядными и хищными животными яземлеройками, ежами, ласками и др.), а также рыбой и пресмыкающимися (лягушками).

Состав пищи лисицы может очень сильно меняться в отдельные годы (например, в зависимости от «урожая» или «неурожая» мышевидных), в годы заячьих эпизоотии ослабевшие от болезни и мёртвые зайцы становятся особенно доступными.

Лисицы роют норы преимущественно в песчаных почвах и в местах с пересечённым рельефом (например, в оврагах), что отчасти определяет места, где многочисленны лисицы. Наблюдаются случаи устройства лисицами нор под стогами сена, в дуплах поваленных деревьев и в других неожиданных местах.

Лисицы живут оседло. Кочёвки их, связанные с количеством пищи, наблюдаются в лесотундре и иногда в южных полупустынных степях и пустынях с однообразной или бедной кормовой базой.

В тайге Красноярского края летом лисицы чаще встречаются в верховьях рек, по склонам горных хребтов, где больше грызунов; к зиме большинство лисиц переселяется в кустарниковые заросли по долинам рек, где они ловят белых куропаток и зайцев.

Гон у лисиц происходит в разное время и в зависимости от географических условий: в тайге европейского Севера и в центральных областях — преимущественно в марте, в степях Казахстана — в феврале, в пустынях Южной Туркмении — в декабре-январе.

Во время гона за самкой ходят по нескольку самцов, между которыми нередко возникают драки.

Самец вяжется, как правило, с одной самкой, с которой остаётся после спаривания и совместно воспитывает выводок. Встречаются самцы и с полигамными наклонностями.

Продолжительность беременности у лисицы 52-56 дней, в помёте в среднем четыре-пять щенков, но бывает и до десяти. Молодые рождаются слепыми и глухими; глаза и уши открываются на 13-15 день. Щенение происходит в норе.

Численность лисиц в данной местности по годам может резко меняться. Главные причины этого заключаются в колебаниях численности мелких грызунов — основной пищи лисиц, а также эпизоотии среди самих лисиц. Ухудшение условий питания снижает плодовитость лисиц и повышает смертность молодняка. В малокормные годы до 70% самок не дают приплода. Снижается величина выводка у рожающих самок. Так, в Тульской области в хороший по кормам год средняя величина выводка была 5,5 молодых, а в голодный только 2,0. На учётной площади в 4,5 тыс. га в Тульских засеках число выводков с 1936 по 1945 г. менялось от 0 до 9, что определённо было связано с численностью мелких грызунов.

Линяют лисицы один раз в год. Начало линьки приходится на февраль — март. По мере выпадения старой шерсти начинает появляться новый волос. Вначале он вырастает на морде и лапах, затем на загривке и лопатках. Зад и хвост вылинивают в последнюю очередь. На юге линька заканчивается в начале декабря, в центральных областях — во второй половине ноября, на севере — в середине ноября.

Среди болезней лисиц наибольший урон приносят туляремия (заражение через грызунов), сильное развитие чесотки и бешенство.

Колебания численности лисиц наименее заметны в центральных областях с разнообразной и достаточно богатой кормовой базой.

Продолжительность жизни лисицы в природных условиях достигает семи лет.

Охота с гончей — один из наиболее распространённых способов добычи этого зверя и по сравнению с обтягиванием флажками, подкарауливанием на приваде, скрадыванием мышкующего зверя и некоторыми другими является самой интересной, самой захватывающей.

Гон по лисе смычка, настоящих лисогонов гораздо верней, ровней и вместе с тем азартней, чем по зайцу, поэтому он необычайно увлекателен. Для охоты на лисицу лучшей рабочей единицей является именно смычок. С одной стороны, он придаёт охоте больше красоты, чем одиночка, а с другой, не наводит на зверя такого панического ужаса, как стая, от которой лисица слишком быстро норится. Добычливой может быть охота и с хорошей одиночкой, но, конечно, гон одной собаки, как бы ни был хорош её голос, никогда не будет таким горячим и красивым, как гон дружного смычка.

По чернотропу лисица почти никогда на день не ложится в норе и гончие находят и поднимают её в лесу. Бывает, что после неудачного ночного промысла лисица, недолго полежав утром, вновь принимается за добычу пищи днём, и гончим приходится разыскивать её и добираться к ней по свежему жировому следу.

Есть гончие настолько пристрастные к лисице, что напав на жировой след её, они добирают жирующего зверя на любом расстоянии и начинают гнать его даже за 2-3 км от места, где первоначально натекли на жировку. Такие собаки часто имеют добор по красному (т. е. отдачу голоса на жировом следе) и это очень ценно, так как, привязываясь к следу и добывая зверя далеко от начала розыска, собаки без добора будут потеряны охотником. Изредка взбрехивая на лисьей жировке, гончие подаются вдаль, и охотник старается не отстать от них. Но вот собаки добрались к зверю вплотную, заставили его помчаться наутёк и, наконец, заварили по горячему. Гон идёт сначала удаляясь по прямой, но скоро переходит на большой круг. Гон ровен и очень азартен, голоса собак звучат во всю силу, со всеми фигурами, на которые они способны.

От паратых, вязких и чутьистых гончих лисица мчится во все ноги, но часто бывает, что всё-таки не может оторваться от них на такое расстояние, чтобы успеть мастерить и хоть как-нибудь путать след и затруднять собак. Гончие гонят иногда в какой-нибудь сотне шагов от зверя и если при этом гон идёт что называется «на штык» на охотника, то он в не слишком густом лесу одновременно видит и лисицу и гончих. Тут надо быть осторожным и лучше подождать момента, когда лисица, налетев на стрелка, бросится в сторону, и тогда стрелять её в бок. Так не будет опасности ранить или убить какую-нибудь из собак. В разных местностях ход лисицы под гончими очень разнообразен. Если местность овражистая, то гон вскоре после подъёма зверя начинает как бы проваливаться, так как лисица охотно ходит оврагами вполгоры, а то и по самому дну глубоких складок местности, откуда голоса собак не слышны.

В некоторых подмосковных районах многие лисицы кружат под гончими в пределах 1-2 км, иногда подолгу не уводя собак со слуха. Наоборот, есть немало мест, где лисица стремится прежде всего увести гончих за 5, а то и за 10 км и лишь там принимается задавать более или менее правильные круги.

Бывает, что несмотря на наличие лисьих нор и даже большое их количество, лисица водит гончих чуть не целый день, не раз пройдёт через самые норы, а всё не норится. Но есть леса, где лисица ведёт себя как раз наоборот, где только стоит гончей подать голос по лисьему следу, как зверь немедленно со всех ног катит в первую попавшуюся нору, не разбирая даже, лисья она или барсучья.

Иногда трудно понять, почему лисица норится или не норится. Но есть случаи, объясняющие её поведение. Однажды моя выжловка гоняла лисицу буквально целый день с утра дотемна, лисица несколько раз побывала на норах, но так и не понорилась, и кончилось тем, что я поймал выжловку на следу. В чём же дело? В начале гона лисица, по-видимому, считала излишним спасаться в норе, так как из-за корки на снегу, державшей зверя, и резавшей ноги собаке, гончая не могла «нажать». В дальнейшем я, стоя на норах, неудачно стрелял, лишь оцарапав лисицу, и она, должно быть, стала бояться этих нор. Когда уже стало смеркаться, зверь снова стал кружить вблизи от нор, очевидно, усталость брала своё и ему хотелось скрыться в убежище.

В таких местах, где лисицы быстро норятся от гончих, мне случалось по белой тропе с успехом применять, так сказать, комбинированный способ охоты. Я использовал обыкновенные окладные флажки на шнуре. Поступал я так. Как только лисица норилась, брал собак на смычок, нору затыкал лесным хламом настолько плотно, чтобы лисица не могла вылезти, пока я отведу гончих домой и принесу оттуда флажки. Вернувшись к норе с полным комплектом флажков, я обтягивал ими участок леса вокруг норы, затем освобождал нору от сучьев и пеньков и уходил до утра. При этом я делал оклад такой величины, чтобы лисице, выбравшейся ночью из своего заключения, хватало простора и чтобы по крайней мере до самого утра она могла заниматься поисками «выхода из положения» и не разочаровывалась в этом деле до моего возвращения к окладу.

Важным условием этого способа охоты является такое расположение оклада, при котором нора оказывалась бы с краю, вблизи линии флажков, хотя и не на виду у неё.

Пораньше утром мы с товарищем приходили на место, приближаясь к окладу с той стороны, где была нора. Близость её к линии флажков давала возможность заткнуть нору, прежде чем зверь, заслышавший приближение людей и вообще уже настроенный тревожно, успеет снова спрятаться в своём убежище.

После этого охота производилась, как и во всяком офлаженном окладе: один из охотников становился на предполагаемый ход зверя, а другой исполнял обязанности загонщика.

Некоторые охотники в помощь гончим держат фоксов, которых приучают замирать у ног стрелка на лазу во время гона и которые при необходимости берут зверя в норе или выставляют его оттуда под выстрел.

Лисьи лазы под гончими очень типичны и определённы. Прежде всего лисица под гончими обязательно побывает на норах, как будто проверит возможность в крайнем случае спастись в них. Затем, очень характерными ходами гонной лисицы являются лесные тропки и неторные дорожки; довольно верным лазом обычно оказываются перекрёстки и развилки таких дорожек. Нередко лазы лисицы под гончими совпадают с лазами зайца-беляка. Лисица, как и этот заяц, предпочитает закрытые места. Поэтому обычен её ход там, где лесные участки сходятся друг с другом углами. Здесь лисица до последней возможности бежит лесом, чтобы перескочить открытое пространство в самом узком месте и скорее очутиться снова в лесу. Если в лесу есть поляны, то лисица предпочитает огибать их чащей или пройти под сводом насаждения как бы по касательной к углу чистины. Бывает, что из-под паратых гончих она вынуждена пересечь поляну. Но и в этом случае лисица проявляет своё стремление к укрытиям: через поляну она мчится там, где окажется куртинка деревьев или кустов, хотя бы стоят единичные деревья, или, наконец, в крайнем случае, где лежит крупная валежина.

Однако большинство лисьих лазов, несмотря на их приметность, не поддаются точному определению, не укладываются в стандартные рамки. Иногда по опыту прежних охот в данной местности охотник инстинктивно и верно определяет, где пройдёт гонная лисица. Постоянно охотясь с гончими в одних местах, нетрудно изучить ходы местного зверя и научиться «понимать» их. Опытный и наблюдательный человек способен угадать лаз и там, где охотится впервые: он как бы обладает «чувством лаза». Следует отметить, что после неудачного выстрела гонная лисица чаще всего торопится в нору, а также то, что при глубоком рыхлом снеге она частенько пользуется для своего спасения проезжей дорогой, как русак. Лисица не может так двоить и троить след, так его путать и делать такие скидки, на какие способны зайцы.

Однако она умеет ловко использовать различные условия, затрудняющие работу гончей. Так, она не прочь пробежать по льду, с которого снег сметён ветрами и на котором след совершенно теряет свою пахучесть; нередко она использует песчанистые обрывы, пробежав по которым, тоже сбивает собак. Хорошо известен охотникам приём лисицы, очень опасный для собак — использование зверем железнодорожных путей. Разбирая на этих путях гонный след, забитый посторонними железнодорожными запахами, гончие нередко попадают под поезд. Вот почему охота с гончими вблизи полотна железной дороги очень опасна для собак там, где много лисиц.

Немалую опасность для гончей представляет и склонность лисицы бегать по льду только что замёрзших в конце осени озёр и рек: лёд, выдержавший лёгкого зверя, проламывается под собакой. Стараясь выбраться из полыньи, гончая карабкается на тонкий лёд, который снова и снова обламывается.

Если охотник и заметит беду, он всё равно иногда не может спасти гонца от гибели.

1212
632
580
0