Охота на зайца-беляка

Охота с гончей преимущественно лесная, а беляк — зверь лесной и к тому же очень широко распространённый. Естественно, что он стал у нас главным объектом охоты с гончей, если рассматривать её в целом, в масштабах всей страны.

Размеры беляка значительно колеблются. Длина тела 45-65 см, вес 2,5-5,5 кг. Отличают этого зайца от русака относительно короткие уши, едва достигающие носа, круглой формы хвост, зимой сплошь белый, а летом буроватый сверху, более широкие лапы.

Особенно выделяет беляка резко выраженный сезонный диморфизм: летом беляк рыжевато-бурый, зимой — весь снежно-белый, за исключением чёрных кончиков ушей.

Беляк заселяет всю тундровую, лесную и частично лесостепную полосы СССР. В европейской части распространён на юг до Чернигова, Тамбова, Саратова, Оренбурга, водится по всей Сибири (кроме Забайкальских степей), в Северном Казахстане и в северо-восточном районе Средней Азии.

В пределах СССР беляк образует ряд подвидов. В европейской части СССР, в таёжной и лесостепной зонах Западной Сибири и в Казахстане живёт сравнительно крупный заяц: длина тела 50-60 см, вес 3-4 кг. В тундрах Сибири беляк особенно велик — длина его тела достигает 68 см, а вес до 5,5 кг. В тайге Якутии, в Забайкалье и в лесах Дальнего Востока беляк мелкий — вес 2,5-3 кг.

Кроме размеров, географически варьируют и другие признаки, например длина волосяного покрова, окраска, толщина волоса (у северных форм волос длиннее и тоньше).

Беляк типично лесное животное. Лишь в тундре и местами в южном ареале он обитает на безлесных пространствах, выбирая здесь заросли кустарников или изрезанные и заросшие ивняком берега рек и озёр. Беляк избегает сплошных массивов леса, предпочитая леса, изреженные вырубками, гарями, лугами и болотами. Особенно не любит он участки густых хвойных лесов, лишённые лиственного подлеска и травяного покрова. Чисто лиственные насаждения в лесной полосе заселены беляком тоже редко, исключение составляют берёзовые и берёзово-осиновые колки в Западной Сибири, представляющие здесь единственный тип лесов. Места кормёжки могут совпадать и не совпадать с местами дневных лёжек. Жирует беляк чаще в редкостойных насаждениях, на гарях, полянах, лесных луговинах. Особенно это заметно летом, когда зайцы кормятся травянистой растительностью, а не веточным кормом, как зимой. Летом беляк нуждается в сочных кормах и поэтому держится преимущественно вблизи болот, рек и ручьёв, охотно пьёт воду. Если в данных местах есть солонцы, беляк посещает их и поедает здесь пропитанную солями землю. Охотно грызёт кости погибших зверей и сброшенные рога оленей, лосей, косуль.

Питание беляка различно по сезонам и географически. Летом в средней полосе европейской части СССР беляк охотнее всего питается клевером, одуванчиком, мышиным горошком и некоторыми другими травами. В тайге европейского Севера, кроме перечисленных трав, он ест некоторые осоки, золотую розгу, кошачью лапку, почвенный гриб (олений трюфель), который безошибочно разыскивает и выкапывает из земли. В Якутии беляки питаются ещё более разнообразными травами, поедая даже полынь, хвощ и иван-чай.

Осенью беляк постепенно переходит на питание веточными кормами и корой осины, ивы-бредины и других деревьев, а зимой древесно-кустарниковая пища практически становится для него единственной. Только в малоснежных районах и зимой в питании беляка участвует сухая трава. Зимой основным кормом беляка служит ива на севере и лещина вблизи южной границы его ареала.

Беляк кормится только определёнными видами трав, которые в лесах распределены неравномерно. Этим и объясняется, что в некоторых участках лесов на целые километры можно не встретить ни одного зайца и, наоборот, другие места оказываются особенно привлекательными для беляка и около них он скапливается. Это полезно знать охотнику, который подметив такие «белячьи» участки леса, может вести своих гончих по лесу так, чтобы они не искали напрасно зверя в пустых местах, а, как говорят гончатники, «лазили» около заячьих «столовых».

По мере того как зимой снеговой покров становится глубже и беляки не могут уже добраться до любимых трав и даже до мелкого ивняка, меняется размещение их по лесу, и там, где в начале зимы бывали набитые зайцами тропы, теперь, случается, не встретишь ни одного следа.

В связи с разнообразным ассортиментом пищи беляк обычно не испытывает недостатка в кормах. Лишь в таёжных районах Якутии при особенном размножении зайцы местами нацело уничтожают большие участки ивняков или заросли молодых лиственниц, после чего беляки перекочёвывают на соседние участки.

В тундре наблюдаются сезонные миграции (перекочёвки) беляка стадами по пятнадцать-двадцать, а в редких случаях даже до семидесяти-восьмидесяти особей. К зиме происходит перекочёвка на юг, а в мае зайцы возвращаются в тундру.

Плодовитость беляка высокая, но в разных частях ареала различная. В средней полосе европейской части СССР обычны три окота: в начале мая, в конце июня и в начале августа. В первом и втором окоте участвуют почти все перезимовавшие самки, а в третьем — около 40%. В таёжной зоне европейского Севера (например, в Вологодской области) бывает лишь два окота — в середине мая и в конце июня — начале июля. Трижды в год здесь плодятся не более 10% перезимовавших самок. В Якутии все перезимовавшие самки дают лишь один помёт — в середине июня; второй помёт здесь бывает только у 10% самок.

Число зайчат в помёте значительно варьирует: в европейской части СССР в выводке бывает от одного до восьми зайчат, в среднем четыре-пять, причём наиболее многочисленны июньские помёты. В единственном за год помёте у якутских самок беляка бывает от одного до двенадцати зайчат.

За год одна самка беляка даёт в средней европейской полосе (например, Волжско-Камский край) примерно одиннадцать зайчат, на европейском Севере и в Якутии — семь.

Гон у беляков происходит бурно и между самцами часто случаются драки. Самку иногда кроют подряд несколько самцов. Самец кроет матку вторично вскоре, а иногда тотчас после родов. Беременность у белячих длится 49-51 день. Рожает она, как правило, на поверхности земли, лишь в наиболее северных местах иногда роет норы. Зайчата способны передвигаться в первый же день. Некоторое время они находятся около матери, не разбегаясь далеко друг от друга. На девятый-десятый день зайчата уже едят траву.

Продолжительность жизни беляка восемь-девять лет.

Численность беляка очень меняется в разные годы. Основная причина колебаний — периодически повторяющиеся эпизоотии. Иногда зайцы гибнут от гельминтозов — заболеваний, вызываемых глистами (лёгочные, кишечные и другие формы). Известны и другие эпизоотии беляков: туляремия, псевдотуберкулёз и др.

Массовые заболевания и смертность возникают при большой численности зайцев. Часто это происходит в холодные, дождливые годы. Особенно широко распространяются эпизоотии в таёжных заболоченных районах.

Гибель беляков от хищников не так велика, как принято думать. Наибольший урон зайцам приносит лисица, рысь, из птиц — беркут и крупные совы. Истребительная деятельность хищников возрастает в годы эпизоотии. В поймах больших рек много зайцев гибнет весной в половодье.

Годы массового размножения беляков и годы их вымирания повторяются с известной закономерностью.

Большие «урожаи» беляков в тайге отмечаются через десять-одиннадцать лет, в полосе смешанных лесов несколько чаще. Изменения численности беляка никогда не охватывают одновременно всю область его распространения.

Беляк линяет дважды в году. Весенняя линька в средних и северных широтах СССР начинается в начале или половине марта и заканчивается в мае, осенняя — с конца августа до середины или конца ноября.

Осенью белеют прежде всего задние лапы и круп, затем передние лапы и бока. Весенняя смена белого волоса бурым идёт в обратном порядке. Довольно распространённое мнение, что беляк линяет весной, а осенью только «выцветает» — неверно. Это представление, очевидно, явилось следствием того, что осенняя линька очень постепенная.

Охота с гончей едва ли не единственный способ добычи этого зверя, если не считать ловлю беляка петлями и другими ловушками (где это разрешено), Да стрельбу побелевших зайцев по чернотропу «в узёрку».

Сослеживание и стрельба беляков по малику гораздо сложнее и труднее, чем подобная охота на русаков, и применяется очень немногими охотниками.

Искать беляка нужно в лесу, в лесных болотах, а там, где заяц спускается южнее полосы лесов и оказывается на территории степных областей, он живёт только в лесистых поймах рек. Такова, например, пойма реки Сакмары Оренбургской области, заросшая куртинами осокоря, дуба, липы, осины и чащами шиповника, ивняков, черёмухи и других кустарников.

Беляк, как и почти все наши дикие животные, ведёт оседлый образ жизни и постоянно держится в избранном участке леса, бродя по нему во время жировки (кормёжки) в пределах всего 1-2 км. Есть у беляка свои излюбленные «лазы», которыми ходят под гончими почти все зайцы данного района, леса, есть у него также и любимые уголки для лёжки. Беляк, если его не тревожить, часто ложится на днёвку в одном и том же месте, иногда даже в один и тот же куст ивняка или под одно и то же дерево. Бывает, что беляк выскочит из того же куста, откуда был поднят и заяц, убитый вчера. Зная эту повадку, опытные гончие прежде всего обыскивают те местечки, где им приходилось добывать беляка, и обычно эта сноровка приносит успех.

Перечислить и описать все характерные уголки, где бывают лёжки беляка, невозможно. Нужно лишь сказать, что в сухую и тёплую осень беляк держится и ложится ближе к ручьям и болотам, а в сырую предпочитает более высокие места.

В дождливую погоду беляк ложится на более открытых местах, например на вырубках или полянах с редкими кустами и порослью древесных пород. В морозы он уходит в чащу хвойных молодняков, в это время ложится также и в крупном хвойном лесу, где особенно любит забираться под вершины больших валежин или располагаться возле куч хвороста.

Беляк, поднятый гончими утром, обычно, сделав сравнительно небольшой круг, проходит под гоном около своей лёжки, а затем задаёт кольцо или дугу побольше и тоже иногда посещает лёжку; это особенно характерно для первой половины дня. Чем ближе к вечеру, тем менее обязателен для беляка этот ход через лёжку и, наконец, заяц, поднятый незадолго до сумерек, почти никогда не возвращается к месту подъёма.

Сделав под гончими один-два круга, беляк успевает позапутать собак и, удалев, ещё более напетлять, надвоить и натроить свой след. Собаки скалываются (теряют след и временно прекращают гон). Этот первый скол бывает часто одним из самых трудных, и многие первоосенники здесь пасуют: безрезультатно побившись над выправлением следа, бросают зверя и возвращаются к хозяину. Однако опытные гонцы не теряются. Умело и усердно рыская вокруг места скола, они мало-помалу разбираются в следах, разгадывают задачи, поставленные беляком, вновь наседают на него или вновь поднимают, если он уже успел запасть, затаиться.

Беляк снова делает круг за кругом, время от времени он вновь сбивает гончих, запутав след и сумев залечь; гончие опять работают на сколе и опять выставляют зверя на новые круги. Пока беляк не убит, его круги делаются всё меньше и меньше; очевидно силы ему изменяют, он западает при каждом удобном случае. Гончие будят его вновь и заливаются «по зрячему» (по увиденному) особенно страстно.

Если гончая по-настоящему мастеровата, то чем дальше идёт гон, тем он ровнее, тем меньше в нём даже небольших перемолчек. Вдруг гончая смолкла — беляк запал; азартная помычка, говорящая, что беляк вскочил из-под морды собаки, внезапно прерывается. Гончая заловила обессилевшего беляка.

Рисунок 24. Дошёл!

Обычными характерными ходами (лазами) беляка бывают: в овражистых местах — края оврагов, вдоль которых этот заяц часто ходит под гончими; в местах, где лес перерезан полосами вырубок (так называемыми лесосеками), любимый лаз беляка лесом по касательной к углу вырубки; в тех лесах, где много полян, сенокосов, открытых болотистых площадок и т. п., беляк верно ходит перешейками леса между открытыми участками; весьма характерный лаз — переход из угла в угол лесных массивов там, где они почти сходятся между собой среди полей или других открытых пространств.

У беляков бывают особенно излюбленные лазы. Это подтверждается, например, тем, что случается в один и тот же день на одном и том же лазу, стоя буквально на одной и той же точке, убивать по два зайца, поднятых гончей в районе данного лаза. У меня был такой любопытный случай. Выжлец гонял беляка. Я быстро занял хорошо известный мне лаз. Гон шёл уже неподалеку, но тут гонец скололся. Пока он распутывал след, появился беляк и был убит. Я не стал подбирать зайца, чтобы выжлеца легче было взять на сворку у добычи (он был не позывист). После примерно 5-7-минутного молчания выжлец вдруг пылко помкнул «по зрячему» и вскоре тем же следом, которым шёл первый беляк, вылетел новый и после выстрела лёг в нескольких шагах от него.

Изредка попадаются беляки, не подчиняющиеся своим белячьим законам хода под гончими. Вот один из таких случаев. По неглубокой пороше я охотился в лесу, примыкающем к незамёрзшей речке. Мой выжлец Напор погнал беляка. Я занял надёжный лаз, но гон, продолжавшийся минут десять горячо и уверенно, вдруг оборвался. Я недоумевал, как Напор, «настоящий мастер» по белой тропе, так долго не может выправить скол. Я поспешил к месту прекращения гона и очутился на берегу реки. Оказалось, заяц переплыл 15-метровое русло. На противоположном крутом берегу был виден его мокрый след. Выжлец, видимо, не сразу понял, что произошло, а возможно, ему уж очень не хотелось в мороз принимать ванну. Он много натропил, бегая взад и вперёд по берегу, но тоже переплыл речку... Вдали слышался гон... Я побежал на старую плотину и перебрался за реку. Там места были полевые, лишь с небольшими перелесками. Заяц ходил полями, и я было подумал, что это русак с ненормально широкими лапами. Став у полевой изгороди, где заяц прошел уже дважды, я через несколько минут уже стрелял. Это был беляк, белый, как снег, на который он лёг.

Важной особенностью беляка является то, что поздней осенью, когда шкура зайца сильно белеет или уже побелела, а порош ещё нет, он лежит чрезвычайно крепко и поднять его очень трудно. В это время он подпускает к себе на несколько шагов и не встаёт, хотя хорошо виден среди побуревшей опавшей листвы и увядших трав. Бывает, что гончая бегает всего в нескольких метрах от беляка, а он лежит, как будто не замечая собаку. Казалось бы, собака должна почуять зверя на таком близком расстоянии, а она не чует, и винить её за это опытный охотник не станет.

Обычно беляк лежит и таится крепче в тёплую погоду и, наоборот, в мороз выскакивает, далеко не подпустив к себе гончую или охотника. Однако, когда он станет совершенно белым, а порош ещё нет, беляк подпускает вплотную даже в такой мороз, когда замерзшие трава и опавший лист сильно шумят, даже трещат под ногами охотника.

1396
773
623
0