Полевые испытания

Необходимость проверки рабочих качеств гончих на испытаниях для выявления лучших полевых производителей признана охотниками-гончатниками уже давно. Первая полевая проба гончих в нашей стране состоялась в 1900 г. В дореволюционной России полевым пробам не придавалось необходимого значения, поэтому до 1917 г. их было проведено только семь, испытано на них всего двадцать единиц.

В советское время полевые испытания гончих уже вскоре после 1-го Всесоюзного кинологического съезда 1925 г. получили должное развитие. В настоящее время в СССР полевые испытания проводятся ежегодно во многих областях РСФСР, в УССР, БССР и других республиках. За годы советской власти общее число полевых испытаний в сотни раз больше числа испытаний, проведённых в дореволюционное время. Кроме того, в Московской, Ленинградской, Тульской и некоторых других областях организуются испытательные станции. Популярность испытательного дела среди гончатников достигла такой степени, что в некоторых наиболее богатых гончими областях осенний период работы испытательных станций оказывается недостаточным и в дополнение к осенним создаются ещё и весенние испытательные станции.

За свою более чем шестидесятилетнюю историю наши полевые испытания претерпели немало и притом очень существенных изменений.

Первые правила полевых проб гончих, разработанные бывш. Московским обществом охоты в 1900 г., предусматривали испытание только смычков. Расценка их работы производилась по стобалльной таблице.

На полевых пробах судила коллегия из трёх судей. Испытания проводились по зайцу-беляку, являющемуся по распространённому мнению «пробным камнем» для гончей, и только по чернотропу.

По русаку и лисице гончие не расценивались, хотя эта работа при окончательных выводах могла учитываться.

 

В 1901 г. на полевые пробы стали допускаться стаи и стайки, и с этого времени до 1913 г. (последняя дореволюционная проба) на пробах испытывались преимущественно стаи. В 1911 г. расценочные таблицы выглядели так:

 

Для получения дипломов испытываемые собаки должны были набрать минимум общего балла: для диплома I степени 80, для диплома II степени 70 и для диплома III степени 60, т. е. те же общие минимумы, которые приняты и в настоящее время.

Несовершенство прежних таблиц и их приуроченность к испытанию только групповых единиц не удовлетворяли советских охотников, и поэтому 1-м Всесоюзным кинологическим съездом в 1925 г. были выработаны новые правила полевых проб и новые расценочные таблицы отдельно для одиночек, приобретавших всё большее значение, и для групп:

 

С введением этих таблиц были признаны, наконец, важнейшим делом проверка и расценка именно одиночек, сделан ещё большой и разумный шаг к уточнению значения отдельных элементов работы гончей и выделены, как особые элементы, добычливость, чутьё и приездка.

Впоследствии на Всесоюзных кинологических совещаниях в 1939, 1947 и 1954 гг. правила испытаний гончих, а вместе с тем и расценочные таблицы неоднократно пересматривались и корректировались.

Ныне действующие расценочные таблицы имеют следующий вид:

 

Как видно из этих цифр, в современных таблицах введена ещё одна новая графа «Верность отдачи голоса». Резко отличаются существующие таблицы от первоначальных и повышенным удельным весом «мастерства», а также установлением по нескольким графам минимумов, необходимых для получения дипломов.

Такие минимумы установлены по графам (элементам):

Элементы работы Минимумы для получения диплома I степени II степени III степени Мастерство 20 18 16 Голос (сила) 7 6 5 Верность отдачи голоса 4 4 3 Свальчивость 4 4 3 Ровность ног 4 4 3 Приездка (для смычков и стай) 6 6 6 Общий балл 80 70 60 101

Рисунок 26. На состязаниях. Жеребьёвка

Указанные минимумы, несомненно, очень правильны и обоснованны. Действительно, не следует награждать гончую дипломом полевого победителя, какой бы общий балл она ни набрала, если у неё неудовлетворительное мастерство или плохой голос, или она слишком много врёт в его отдаче. Также недопустимо одобрять работу стаи, как бы вязка она ни была, какие бы ни были в ней великолепные голоса, если у неё неудовлетворительные свальчивость и ровность ног, и гонят стайные собаки, как говорится, «кто в лес, кто по дрова».

В дело испытаний радикальные изменения внесла также большое расширение условий испытаний: во-первых, в настоящее время правила предусматривают проведение испытаний не только по чёрной тропе, но и по белой (при глубине снега до 20 см); во-вторых, расценка и присуждение дипломов допускаются не только по беляку, но и по русаку и даже по лисице с ограничением, правда, в последнем случае дипломом не выше III степени.

При всех изменениях правил испытаний оставалось незыблемым требование судейства коллегией из трёх судей.

Новейшие правила испытаний гончих отличаются прилагаемой к расценочной таблице «Ориентировочной шкалой примерных скидок». Стремясь, с одной стороны к возможной стандартизации судейства, к выработке единой методики его, а с другой, — желая облегчить судьям подход к оценкам отдельных элементов работы гончей, составители новых правил разработали шкалу снижения балла в зависимости от тех или иных недостатков, проявленных гончей на работе. Например, в зависимости от числа и продолжительности сколов и перемолчек оценка за мастерство может быть снижена на три, пять, семь и более баллов.

В зависимости от аллюра, на котором ищет собака, а также дальности и характера её полаза может быть поставлен по этому элементу полный балл или снижен на некоторое число балловых единиц.

Так как работа гончей протекает в бесконечно разнообразных условиях, поведение зверя под гоном весьма разнохарактерно и, кроме того, даже судейские наблюдения крайне неоднородны, то «шкала скидок» не может быть законом, а играет лишь роль указателя примерных придержек. Поэтому она и названа «ориентировочной», чем подчеркивается необязательность её указаний.

По мере популяризации испытаний гончих и приобретения ими всё более и более важного значения в племенном деле, к методике испытаний стали предъявляться всё более серьёзные требования. Система бывших «полевых проб» и сменивших «пробы» таких же краткосрочных «полевых испытаний», которые давали лишь беглое знакомство с рабочими качествами гончей и зачастую не могли обеспечить получение данных, необходимых для всесторонней и вполне обоснованной оценки собаки, эта система подвергалась справедливой критике и была признана недостаточной для современного состояния собаководства.

Была выдвинута мысль об организации «испытательных станций» гончих. В противоположность «испытаниям», рассчитанным на проведение в каких-нибудь два-четыре дня, где каждой собаке разрешалось работать лишь по одному зверю, испытательная станция является своего рода стационаром со сроком полтора-два месяца и с предоставлением каждой испытываемой собаке гораздо больших возможностей проявить себя, вплоть до повторения испытаний в течение того же осеннего или весеннего сезона.

Основными на испытательной станции стали следующие принципы.

Во-первых, каждой испытываемой собаке предоставляется четыре-пять, а иногда и более часов, в течение которых она может показать себя с гораздо большей полнотой, чем за час-полтора работы на обычных испытаниях.

Во-вторых, обязательно предоставляется работа по двум зверям, что в значительной мере предохраняет от случайностей в оценке.

В-третьих, так как местность и ход зверя на испытательной станции за длительный срок её действия отлично изучены судьями, почти исключены случаи, когда зверь из-под гончей не будет перевиден, если, конечно, она не бросит его на первых же минутах.

В-четвертых, длительность срока деятельности станции позволяет избегать испытаний в особенно неблагоприятную погоду.

В СССР первая испытательная станция гончих была организована 16 октября 1930 г. товариществом «Московский охотник» в заказнике при ст. Кубинка Наро-Фоминского района Московской области. За первые тридцать три дня на первой испытательной станции были проверены пятнадцать гончих. Шесть из них получили дипломы III степени, пять не набрали дипломных баллов и четыре остались неоцененными, так как за два напуска по два часа каждый они не сумели поднять зайца. Мерилом для оценки была принята работа гончей только по зайцу-беляку.

В настоящее время Московская испытательная станция и её филиалы пропускают ежегодно за осенний и весенний испытательные периоды не менее 150-200 гончих, в 10 раз больше, чем в 1930 г.

991
511
480
0