Тропа, чернотроп, пороша

Тропой по-охотничьи называется то или иное состояние почвы и её покров, будь то трава, мхи, опавшая листва или, наконец, снег, на которых зверь оставляет свой след. От состояния тропы, связанного в свою очередь со временем года, в сильной степени зависит большая или меньшая трудность работы гончей, как в отношении добычи (розыска и подъёма) зверя, так и в отношении самого гона. Вероятно, от состояния тропы зависит пахучесть следа.

Тропа разделяется на три вида: чернотроп — почва свободна от снега; белая тропа — земля сплошь покрыта снегом настолько, что на нём отчётливо видны следы зверя и гончей; пёстрая тропа — снег лежит лишь местами и зверь прокладывает свой след по участкам то чёрной, то белой тропы.

Наиболее благоприятна для охоты чёрная тропа, которая в нашей средней полосе приходится на октябрь и полностью или частично на ноябрь. Чернотроп отличается наибольшим постоянством условий работы и, по-видимому, во многих случаях создаёт наилучшую обстановку для чутья гончей.

Гон по земле, ещё не покрытой снегом, намного легче для гончей, так как её движения не связаны, ей не приходится тратить много сил на преодоление сугробов, на прыжки с постоянными провалами в рыхлый, а иногда и уплотнённый снеговой покров. Кроме того, в зимних условиях зверь нередко ходит под гончими по сильно накатанным, иногда даже обледенелым дорогам, где обычно гончая не в состоянии хорошо чуять след.

Белая тропа очень непостоянная. Снеговой покров всё нарастает и с увеличением его собаке всё трудней и трудней скакать за зверем. Однако те периоды зимы, когда долго нет снегопадов, пожалуй, самые неблагоприятные для охоты с гончей. При многодневном отсутствии новых порош заяц и лиса во время своих жировок покрывают местность густой сетью следов и троп (звериных дорожек). Чем дольше длится период без снегопадов, тем плотнее и многочисленнее становятся эти тропы, тем труднее гончей разобраться в жировках и поднять зайца, и тем труднее держать на гону зверя, беспрестанно переходящего с тропки на тропку. Такой период называется у охотников «односледицей». Ещё хуже становятся условия, когда после сильной оттепели мороз ударит и превратит верхний слой снега в тонкую ледяную корку, которая выдерживает зайца и лисицу, но, проваливаясь под гончей, режет ей ноги до крови.

Даже самая благоприятная первая неглубокая и мягкая пороша обычно вначале затрудняет гон.

Самые опытные и чутьистые гонцы, ещё вчера отлично работавшие по чернотропу, сегодня, по выпавшей с вечера ровной прекрасной, с точки зрения охотника, пороше, на первых порах работают плохо. Это обстоятельство свидетельствует о том, насколько различны для чутья собаки чернотроп и пороша. Нужно собаке поработать в новых условиях день, а то и два, чтобы гон её по пороше стал таким же ровным и уверенным, каким был по чернотропу.

Сказанное вполне объясняет, почему гон по пёстрой тропе обычно бывает плохим: гончей приходится всё время работать при меняющихся обстоятельствах и ежеминутно «перестраивать» своё чутьё то на чёрную тропу, то на снег.

Только опытные, очень мастероватые гончие способны гнать зверя по пёстрой тропе настолько верно и ровно, что его можно добыть. Что же касается молодых собак, а в особенности первоосенников, то они в этих условиях теряются и, если некоторые из них, наиболее вязкие, всё же кое-как держат след, то другие просто путаются и бросают зверя.

Наиболее неблагоприятными условиями тропы, обычно делающими гон совершенно невозможным, являются: а) ледяная корка на снегу или снег, уплотнившийся в наст, когда по ним гонный зверь идёт как по полу, не оставляя видимого следа, а собака проваливается; б) сильный иней по чернотропу, когда трава от него делается как бы мохнатой, как бы покрывается белой морозной шерстью; в) подмороженная пёстрая тропа с участками обледенелого снега; г) сильный мороз при глубоком рыхлом снеге. След, запах которого и без того быстро улетучивается при большом морозе, вдобавок засыпается снегом.

Рисунок 23. По чернотропу. Фото Н.А. Бохонова

Кроме того, в такую погоду промороженный снег сильно намерзает гончим между пальцами и мешает им до такой степени, что собакам приходится ежеминутно ложиться и выгрызать из лап кусочки льда.

Наилучшими условиями для гона считаются:

  • по чернотропу умеренная влажность охлаждённой осенней почвы с травой, поникшей от дождей, побитой скотом или выкошенной, и с листвой, слежавшейся и довольно влажной под влиянием октябрьского ненастья;
  • при наличии снега неглубокая (до 10 см) пороша (не первая!), выпавшая вечером накануне дня охоты, когда снегопад прекратился к полуночи и температура держится чуть ниже нуля.  

Плохими условиями чернотропа считаются:

  • пересохшая чёрная тропа при сухой тёплой погоде;
  • почва сплошь усыпанная толстым слоем сухих листьев в разгар листопада;
  • обильная капель (капли воды, падающие с деревьев после дождя, тумана или оттаявшего инея) в лесу;
  • участки хвойного леса, где почва сплошь усеяна опавшей хвоей.  

Гончатники нередко говорят, что собаке гнать нельзя потому якобы, что бегущий зверь «переворачивает лист», и в других случаях утверждают, что «капель заливает гончим чутьё».

Много есть и других подобных примет, но они неверны.

Чутьё гончей (да и других собак) — явление совершенно не раскрытое и поэтому человек часто не может определить, что для собаки благоприятно и что неблагоприятно, и всякие приметы и домыслы оказываются напрасными.

Вот характерные случаи, опровергающие все сложные рассуждения гончатников о значении тропы.

Пример первый. На Восьмой Вологодской областной пробе гончих 23 сентября 1949 г. первоосенник русский гончий Гадай Юдина получил диплом II степени. Был сухой, солнечный день, опавший лист густо покрывал землю, а выжлецу пришлось работать в жару в середине дня. Он побудил беляка в 11 ч 55 мин и, вопреки всем разговорам о том, что «лист переворачивается» и гнать невозможно, держал зайца на гону более 1 ч лишь с небольшими перемолчками и 5-минутным сколом, пока не был дан сигнал подловить гонца, а так как это не удалось, пришлось распорядиться об отстреле зверя.

Пример второй. На Четвертой Костромской областной пробе 26 сентября 1948 г. русская выжловка Плакса Н.В. Горяченкова должна была гнать беляка не только по мокрой тропе и при капели, но буквально по воде и под проливным дождём, который прерывался лишь изредка. В этих условиях Плакса почти без перемолчек водила зайца свыше 1 ч, пока не дан был сигнал об окончании испытания и об отстреле зайца, без чего снять собаку со следа оказалось невозможным. Плаксе за эту работу дан диплом II степени.

Эти два примера наглядно показывают, что хорошая гончая может успешно работать в очень трудных условиях и, кроме того, говорят о шаткости представлений о том, что такое чутьё и какие условия и в какой мере помогают или мешают ему. Примеров, подобных приведённым, можно привести немало из практики полевых испытаний гончих и охоты.

Работа гончей по белой тропе также часто бывает очень трудна. Весьма неблагоприятна односледица, о которой уже говорилось. Плохо гнать зверя и по слишком глубокой, хотя и свежей, пороше. Чрезвычайно трудно собаке добыть (найти) зайца или лисицу, когда сразу выпадет так много снега, что зверю почти невозможно передвигаться и он, бывает, по целым суткам, а то и больше, почти не даёт следа, отлёживаясь на месте. Такая пороша, когда в лесу нет ни следа и он кажется как бы вымершим, называется мёртвой. Правда, в мёртвую порошу гончая, случайно наткнувшись на зайца, нередко ловит его, не дав ему пробежать (вернее проползти) от места лёжки более 10-20 м, но такая охота не интересна, да и не добычлива, так как находка зверя здесь дело случая. Если по мелким порошам в начале зимы гончей бежать (гнать) ещё достаточно удобно, то позже нарастающий снеговой покров всё более и более связывает и гончую и охотника; гон становится всё тяжелей и тяжелей и, наконец, делается невозможным. Нередки зимы, когда охота с гончими прекращается по этой причине задолго до запрета добычи зайца и лисицы.

Бывают иногда в середине зимы довольно сильные оттепели, и верхний слой снега обтаивает, делается влажным. Стоит только морозу заковать этот размокший слой, как образуется ледяная корка, которая большей частью выдерживает зайца и лисицу, но проваливается под собакой. Ей вдвойне плохо: и след не пахуч, и ноги ей режет корка. Таким образом, если корка сплошная, гон невозможен; если же оттепель была несильная и непродолжительная, то лёгкая корочка образуется не везде, а лишь на более открытых местах. Работа гончей кое-как возможна, но тяжела и сложна.

Гон по пёстрой тропе очень труден, но такая тропа редко держится продолжительно. Обычно это переходное явление. Чаще всего тропа, бывшая с утра белой, при потеплении к середине дня становится пёстрой, а к вечеру превращается в настоящий чернотроп. Однако, если снег не успел стаять до возобновления мороза, то, подстывший, огрубевший и лежащий пятнами, он станет держать зверя, который не оставит на обледенелой поверхности даже царапин от своих коготков. Гон по этой подмороженной пёстрой тропе невозможен.

Свойствами чернотропа и белой тропы определяются особенности охоты осенью и зимой. Осенью собака гонит паратее и горячее; в эту пору ничто не мешает нескольким собакам работать по одному следу. При выправлении сколов гончие работают быстро и на свободных кругах, голоса звучат сильно и обычно слышны дальше, чем по пороше. Охотник одет легко, ходьба для него не затруднительна и, если нужно, он всегда может, как говорится, быть «под гончими», т. е. близко от них, и, пользуясь хорошей слышимостью гона, всё время точно ориентироваться. Зверь по чернотропу ходит на более правильных кругах, ему редко удаётся оторваться от гончих на большое расстояние и поэтому он всё время вынужден идти быстрым ходом, не имея возможности останавливаться и прислушиваться. Охота по чёрной тропе, как правило, и веселее и добычливее.

Охота с гончей по снегу хороша только в начале зимы, пока пороши не глубокие и не мешают ходьбе и слушанию гончих, да ещё когда часто бывают небольшие снегопады. Стоит только разбушеваться метели на день-два — и сразу же охота портится. В первое время после такого слишком обильного снегопада зайца не найти, он не даёт следа по мёртвой пороше; если гончие и поднимают зверя, то снег, навалившийся на деревья и облепивший все сучья, еловые и сосновые лапы и кусты, заглушает голоса собак. Бывает, что гон не слышен даже на расстоянии каких-нибудь ста шагов. Понять ход зверя и подставиться под гон очень трудно и тем сложнее, что зверь тут не ходит на более или менее правильных кругах, а как попало путается в чаще.

Чем глубже снег, тем тише, медленнее продвигается гон и, наконец, гончая как будто плывет по глубокому снегу и двигается за зверем шагом. Заяц и лисица почти не тонут в снегу и, не видя за собой напористого, быстрого гона, идут не торопясь, прислушиваясь. Тут зверь легко может заметить охотника издали и, изменив направление хода, уйти куда-нибудь в сторону.

И тёплая зимняя одежда, и глубокий снег — всё затрудняет ходьбу, обременяет охотника. Он, наконец становится на лыжи, но и они ему мало помогают, делая человека неповоротливым в лесу, а скрипом и шорохом отпугивая зверя.

В главе, где описывается охота с гончими на различных животных, даны краткие биологические характеристики главных объектов этой охоты. При составлении этого материала использованы следующие издания:

  1. «Биология промысловых зверей СССР» профессоров А.М. Колосова, Н.П. Лаврова и С.П. Наумова. Москва, издательство «Высшая школа», 1965;  
  2. изданная в 1963 г. Зоологическим институтом Академии наук СССР книга «Млекопитающие фауны СССР» (составители И.М. Громов, А.А. Гуреев, Г.А. Новиков, И.И. Соколов, П.П. Стрелков, К.К. Чапский).
908
431
477
0