Ведение породы

В охотничьем собаководстве имеются специфические и очень существенные особенности, зависящие в основном от того, что большая часть охотничьих собак единично или мелкими группами находится преимущественно у частных владельцев.

Такая распыленность затрудняет выполнение племенной работы по строгому плану. Однако в охотничьем собаководстве есть и большие плюсы.

Немалое преимущество состоит в том, что подбору пар и вязкам охотничьих собак не мешает территориальная разобщённость производителей; обычно не являются помехой здесь и соображения владельцев. Поэтому в больших породах, например гончих, число возможных племенных комбинаций очень велико. Но большие возможности выбора и его свобода могут нанести породе немалый ущерб. Ведь владелец породной собаки «сам себе голова», что его личный вкус (хотя бы и неверный) подскажет — то и будет. И нередко вяжет такой хозяин свою выжловку с приглянувшимся ему (или кем-то расхваленным) выжлецом, закрыв глаза на пороки последнего (иногда даже повторяющие недостатки производительницы). А потом удивляется, почему потомство вышло неудачное.

Особенно плохо, если владелец эффектного внешне, но негодного в работе выжлеца сумеет благодаря личной настойчивости добиться вязок своего красавца со многими выжловками и ввести его в породу. Долго потом многие охотники, к кому попадёт потомство «знаменитости», будут биться безуспешно, стараясь привить своим воспитанникам хоть мало-мальски сносную вязкость.

Наши гончие породы богаты классным поголовьем, поэтому нет необходимости допускать в производители нерабочих собак. Планы вязок должны составляться по поручению охотничьих организаций коллективно людьми искренне заинтересованными в совершенствовании породы, знающими и способными творчески подойти к сложному и тонкому племенному делу. Выставки, испытания, ведение родословных книг, бонитировка дают основания для отбора лучших собак в группу производителей.

Из отобранных по соответствующим показателям делается подбор пар, т. е. подбираются конкретные производители для спаривания. Известную помощь оказывают оценки собак на выставках и испытаниях, но особенно много может дать анализ происхождения собак, их родословных. Любые оценки и другие формальные данные не должны рассматриваться, как абсолютные указатели. Если выжлец вошёл по бонитировке в класс элита, то он ещё не обязательно хорош в пару к любой выжловке. И это ещё не всё: при существующих правилах бонитировки в высшие классы могут пройти собаки недостойные.

В качестве примера можно привести русского пегого выжлеца Скрипача Букатевича (Хмельницкая область, УССР).

На Всероссийской выставке 1960 г. в Москве Скрипач, заняв на экстерьерном ринге последнее место в группе с оценкой «очень хорошо», по сумме баллов попал в класс элита. На той же выставке владелец поспешил продать своего выжлеца (в Ленинград). В 1961 г. на Ленинградской выставке Скрипач, получив опять последнее «очень хорошо», стал даже чемпионом. И тут же его новый владелец Прохоров стал искать покупателя. Вскоре он продал выжлеца в Башкирию Б.М. Ключко (г. Салават).

Таким образом, вместо того, чтобы дорожить чемпионом и стараться удержать его во что бы то ни стало, два охотника торопились сбыть его с рук. После этого вряд ли можно сомневаться, что хотя баллы и делают Скрипача чемпионом, но в сущности он вовсе не так уж хорош. Подтверждают это и отзывы третьего владельца (из Башкирии).

Рассмотрим вкратце бонитировку или комплексную оценку гончих на выставках.

Цель бонитировки — возможно полная и разносторонняя характеристика собаки и определение на этой основе её племенного значения. Здесь учитываются четыре показателя: экстерьер, работа, происхождение (родословная) и оценка производительских качеств, судя по лучшим детям собаки.

По каждому показателю ставятся баллы в зависимости от оценки на выводках и испытаниях, полноты родословной и от достоинств потомков. Сумма всех баллов (при соблюдении условий, оговорённых в специальной таблице) определяет племенной класс, к которому должна быть отнесена данная собака.

За экстерьер ставятся баллы: при оценке «отлично» — 30, «очень хорошо» — 25, «хорошо» — 20 и удовлетворительно» — 15.

Рабочие качества оцениваются такими баллами: за диплом I степени — 40, II — 35, и III — 30. Повторные дипломы дают надбавку соответственно 10, 8 и 5 баллов (учитываются в каждом случае только два высших диплома). Баллы за дипломы, полученные гончими в смычке или паре, ставятся в половинном размере. Стайные дипломы при бонитировке каждой отдельной собаки в зачёт не идут.

Баллы за происхождение ставятся в зависимости от числа достоверных предков и от наличия у отца и матери данной собаки оценок за экстерьер и работу (не ниже «хорошо» и диплома III степени). Полный балл за происхождение 20.

Балл за потомство определяется в зависимости от числа классных (т. е. оцененных на выставках и испытаниях) детей и от оценки их экстерьера и работы.

Для класса элита и последующих I, II и III классов требуется такое минимальное число баллов:

Класс    Элита       I       II       III   
Общий балл 87 71 52 30
Балл за экстерьер 25 20 20 15
Балл за рабочие качества 40 35 20 15
Балл за происхождение 18 16 12 0
Балл за потомков 4 Классных детей не требуется

 

При отборе производителей в первую очередь рекомендуются собаки класса элита, во вторую — I класса, затем II класса. Собаки III класса обычно не входят в рекомендуемый список.

Идея комплексной оценки несомненно правильна, однако необходимо помнить, что не каждый превосходный сам по себе выжлец или выжловка дадут потомство не хуже себя, а наоборот, многие из выдающихся экземпляров на деле окажутся годными для воспроизводства только в некоторых удачно найденных комбинациях (парах), а повязанные с хорошими, но почему-то не подходящими для них партнёрами внесут в породу ухудшение. Иными словами, данный производитель может не обладать устойчивой наследственностью и это, конечно, снижает его ценность в племенном деле.

Не следует также забывать, что в бонитировке наиболее слабым местом является оценка собаки по потомству, т. е. в сущности оценка самого главного для производителя — его племенных качеств. Ведь достаточно собаке иметь только двух классных детей, чтобы получить право войти в класс элита. Разве же это серьёзная характеристика производителя? Разве самый рядовой выжлец, став за пять-шесть лет отцом сотни детей, не даст в их числе каких-то двух собак с оценкой экстерьера «хорошо» и дипломами III степени? Является ли племенной заслугой, что лишь 2% его потомства в первом поколении окажутся, так сказать, недурными собаками?

А для зачисления собаки в прочие классы совершенно не требуется классных потомков. Таким образом, самое основное для производителя — оценка его по потомству — при действующей системе бонитировки недостаточна.

Наше снисходительное отношение к такому крупному недостатку метода объясняется тем, что владельцу выжлеца или выжловки трудно бывает добыть сведения об успехах на выставках и испытаниях ушедших от него щенков. В связи с её неполноценностью комплексную оценку следует рассматривать лишь как придержку, обычно очень полезную, но не всегда обязательную. Необходима дальнейшая работа по усовершенствованию метода этой оценки, чтобы она стала решающей в собаководстве.

Несмотря на недостатки, существующая бонитировка является подспорьем в племенной работе и, если принадлежность к высокому классу пока не гарантирует действительно высоких производительских качеств, то собаки, не попавшие в тот или иной класс, справедливо не включаются в список производителей (это, разумеется, не относится к гончим тех мест, где нет выставок и испытаний).

Особенно строгим должен быть отбор выжлецов-производителей. Допустимы помёты от неклассной выжловки (так как пустовки не раз могли сорвать испытания), но отобранный выжлец обязательно должен быть серьёзно проверен на работе и обязательно обладать породным экстерьером и хорошей родословной. Исключения должны быть веско обоснованы.

Что же следует считать хорошей родословной? Она должна быть полной — в ней не должно быть неизвестных предков хотя бы в тех четырёх поколениях, которые вписываются в современный бланк. Но голое перечисление предков, иногда никому неведомых, даёт немного. Хорошей родословной будет та, в которой много широко известных предков, прославившихся прежде всего отличной работой, а также породностью, типичностью и имевших черты, особенно нужные породе (например, выдающиеся голоса, мощный костяк и т. п.).

Отбирая производителей, а затем подбирая пары с их участием, нужно тщательно и возможно глубже анализировать происхождение собаки, желательно даже за пределами бланка, так как некоторые особенности экстерьера и характера способны передаваться через семь-десять поколений (таков, например «сорочий» глаз арлекина).

Как бы хорош ни был какой-нибудь чемпион, при составлении плана вязок нельзя забывать о необходимости иметь в породе побольше ведущих линий и поэтому не назначать в пары к прославленному выжлецу много выжловок. Не следует вообще замыкаться в племенной работе с головкой породы. Наоборот, совершенствование породы состоит прежде всего в том, чтобы поднимать её общий уровень, чтобы путём продуманного подбора получать от средних производительниц всё лучшее и лучшее потомство. Важно проверять возможно широкий круг производителей, так как случается, что сам по себе невыдающийся выжлец даёт потомство в своих предков, отличных по экстерьеру и работе.

Примером удачного использования непервосортного, казалось бы, производителя может служить происхождение моего Кларнета ВРКОС 2/г, создавшего в питомнике MГC «Динамо» отличную экстерьерную и рабочую линию. Кларнет был сыном моей Свирели (7841), выставочной и полевой победительницы, и Хохота К.Г. Рубцова. Хохот на выставках имел лишь бронзовые медали (самая низкая тогда оценка) и не имел ни одного полевого диплома, но я повязал с ним Свирель, учитывая его первоклассных предков и то, что недостатки экстерьера Хохота были следствием чумы. Ни один из детей пары Хохот — Свирель на выставках не шёл ниже большой серебряной медали и все оказались хорошими работниками.

При подборе пар никогда не следует вязать собак с одинаковыми пороками или с различными пороками, относящимися к одной части тела или особенностям работы. Например, если у выжлеца задние ноги с коровиной, а у выжловки, наоборот, косолапость (т. е. скакательные суставы вывернуты наружу и пальцы задних ног направлены внутрь), то будет большой ошибкой считать, что коровина плюс косолапость дадут правильный постав зада у потомства.

«Перекрыть» и исправить порок в сложении одного из производителей может только совершенно правильное сложение данной части тела у другого (в приведённом примере — задних ног).

Если один из пары слабоголос (даёт голос излишне, где и не надо), а другой, напротив, редкоскал (не додаёт голоса), не стоит думать, что два противоположных недостатка в потомстве этой пары исключат друг друга. Подобного не случится, вернее всего часть помёта будет слабоголоса (скажем, в отца), а вторая — редкоскала (в мать). Для исправления недостатка, имеющегося в отдаче голоса у одного из производителей, необходимо, чтобы другой был в этом отношении беспорочным.

Цель подбора пар заключается в получении потомства, которое сочетало бы в себе ценные признаки родителей и превосходило бы их по качеству.

Наши породы гончих окончательно сформировались и не нуждаются в прилитии к ним крови каких-либо других пород; в частности, совершенно не нужно и безусловно вредно использование производителей фоксгаундов в породе русских пегих гончих. Это может лишь нарушить установившийся тип породы и снизить её рабочие качества (так как любая привезённая из Англии гончая не сможет хорошо работать в наших условиях).

Обычно теперь нет нужды и в закреплении типа родственными вязками, которые могут быть очень полезными при работе над созданием породы, при выработке её типа.

Всё же нужно сказать несколько слов о родственном разведении, ибо в отдельных местах, где собак данной породы пока ещё мало, может возникнуть нужда в родственных вязках.

Родственное разведение (инбридинг) называют тесным, когда спаривают наиболее близких родственников (например, отца с дочерью, мать с сыном, брата с сестрой). Степень родственного разведения в этом случае обозначается цифрами: I-II, II-I, II-II, I-III, III-I (цифры указывают, в каких коленах родословной стоят одни и те же клички).

Примером такого тесного инбридинга может служить происхождение известной русской пегой выжловки чемпиона Фишки II Е.К. Чекулаева, мать которой Фишка I Прусакова была и матерью её отца Жетона Прусакова. Этот случай соответствует обозначению II-I. Это означает, что одна и та же Фишка I по отцу стоит в родословной Фишки II во втором поколении, а по матери в первом (т. е. является матерью).

Тесное разведение применяют в исключительных случаях и при условии, что оно больше не повторится, так как такое спаривание, называемое также кровосмешением, при неоднократном повторении ведёт к полному вырождению вплоть до появления щенков без глаз, трёхногих или с ещё какими-нибудь резкими уродствами.

Другой вид родственного разведения — близкое — при умеренном пользовании им практически не снижает жизнеспособность потомства и может принести пользу закреплением и усилением ценных особенностей выдающихся предков. Примерами близкого разведения могут служить спаривания двоюродных братьев и сестёр, дядей и тёток с племянниками и племянницами. Эту степень родственного разведения обозначают формулами: III-III, II-III, III-II, I-IV, IV-I. Так, если выжловку повязать с её прадедом — это будет одним из случаев близкого инбридинга.

Умеренным родственным разведением называют спаривание животных, находящихся в ещё более отдалённом родстве: I-V, V-I, III-IV, V-II, I-VI и т. п.

Отдалённое родственное разведение — это спаривание животных в такой степени родства, как IIIV, II-VI, I-VII. Этот инбридинг уже не отражается в обычном бланке четырёхколенной родословной и практически никакого значения для потомства не имеет.

В современном животноводстве высшей формой чистого (однопородного) разведения считается разведение по линиям, основанное на планомерном и систематическом использовании выдающихся производителей и на превращении их ценных индивидуальных качеств в групповые.

Линией называют группу собак, сходных между собой по экстерьеру и пользовательным качествам и происходящих от одного родоначальника. Обычно линии тесно переплетаются между собой, поглощаются друг другом, иногда сливаясь, образуют новую линию, дробятся на отдельные ветви и семейства.

Линии всегда являются лучшей, прогрессивной частью породы и обычно целесообразна ориентировка на них.

Следует различать линии кровные и заводские. Первые включают всех собак, происходящих от родоначальника, и могут насчитывать множество экземпляров, зачастую не сохраняющих желательного сходства с родоначальником под влиянием различного сочетания задатков ведущего родоначальника с материнскими, под воздействием различных условий выращивания и содержания.

Из кровных линий выделяют так называемые заводские линии, имеющие ограниченный состав и включающие только тех собак, которые обладают специфическими ценными особенностями линии её родоначальника, чаше всего кобеля.

Лучшие суки могут образовать так называемые семейства — высококачественные группы потомков, сходных с матерью.

Работа с линией начинается с выбора родоначальника и изучения его индивидуальности, ценных свойств. Лучшими и годными считаются кобели, способные давать хорошее потомство «в себя» от сук разного типа.

Разведение по линиям не следует рассматривать только как закрепление достижений и копирование родоначальника. Линию нужно совершенствовать и вести так, чтобы, сохраняя основные черты, она улучшалась с каждым поколением и по возможности приобретала новые положительные качества от производительниц, участвующих в её продлении.

Для закрепления линий прибегают иногда к близкому и даже тесному родственному разведению, но с условием, что в дальнейшем это не повторится.

Для успешного ведения линии к её родоначальнику и его продолжателям кобелям должна быть подобрана такая группа сук, которая помогала бы сохранять всё ценное, что есть в линии и вносила хорошие дополнительные черты. Правильно созданная и продуманно ведущаяся линия может служить как бы рассадником и хранилищем лучших свойств породы.

В животноводстве известны случаи, когда линия сохраняет свой облик и свои свойства в течение десятков лет, но это не характерно для охотничьего собаководства. Владелец выжлеца — родоначальника линии часто не имеет возможности подбирать для него достаточно подходящих выжловок, не может распоряжаться нужным для длительного ведения линии поголовьем. В разведении гончих обычны случаи слияния двух ещё совсем молодых линий (слияния называются «кроссами»).

По вопросу о возрасте, с которого гончие могут поступать в производители, как прежде, так и теперь существуют различные мнения. В дореволюционное время псовые охотники считали, что гончего выжлеца следует повязать, как только ему исполнится год, молодому выжлецу это, якобы, необходимо для физического развития, чтобы он «заматерел».

Теперь выжлецов рекомендуется вязать не моложе двух лет. Есть мнение, что выжлец годен в производители в возрасте 1 год 8 месяцев.

Мне пришлось однажды взять помёт от годовалого выжлеца и щенки выросли очень сильными и здоровыми.

Выжловки обычно пустуют два раза в году (через шесть месяцев); первая пустовка наступает чаще всего в десятимесячном возрасте. Вязать выжловку обычно рекомендуется в возрасте около двух лет.

Своих выжловок в первый раз я вязал обычно по второй пустовке, т. е., когда им исполнялось уже полтора года или немного меньше. Ко второй пустовке выжловка уже вполне развита. Первую же пустовку обязательно надо пропустить и выжловку отдержать, так как она ещё недоразвита.

Пустовка продолжается, как правило, 20-25 дней, но отмечены случаи, когда пустовка сокращалась до 18 дней.

Сигналом о приближении пустовки обычно служит то, что выжловка на прогулках очень часто мочится. Первые признаки начинающейся пустовки: общее возбуждение выжловки, набухание наружных половых органов и появление (вначале очень скудных) кровянистых выделений. В первые семь-девять дней пустовки сука не подпускает к себе кобеля; второй период пустовки — с девятого по тринадцатый день — характеризуется готовностью суки к вязке, уменьшением и посветлением выделений.

Наиболее подходящими для вязки считаются одиннадцатый — тринадцатый день от начала пустовки (выделения ещё продолжаются).

Если есть опасения, что начало пустовки точно не подмечено, готовность выжловки к вязке проверяют, подводя к ней кобеля и наблюдая, как она реагирует на его заигрывания и попытки повязаться. Впрочем, этот способ не всегда надёжен, так как некоторые суки, даже в полной «охоте», не даются кобелям, грызут их, и, случается, бывают, особенно агрессивны именно к тому кобелю, который назначен для вязки.

Помимо возраста выжловки, срок первого её спаривания иногда приходится ставить в зависимость от времени года: лучше повязать выжловку к весне, пусть даже ей не хватает какого-то месяца до полутора лет, чем отложить это до осени и растить щенков поздней осенью и зимой.

Если спариваемые собаки живут в разных местах (например, на разных улицах города), то следует приводить выжловку к выжлецу, а не наоборот, чтобы он не стремился потом убежать к выжловке.

Вязать собак лучше всего утром натощак, во всяком случае не раньше, чем через 3-4 ч после кормления. Место для вязки должно быть уединённым, тихим, чтобы туда не могли попасть посторонние люди или собаки. Знакомить собак друг с другом нужно, держа их на поводках. Лучше не торопиться и дать собакам обнюхаться, ознакомиться. В случаях первоначального злобного отношения выжловки к выжлецу иногда очень полезна совместная прогулка (обе собаки на поводках). Если агрессивное настроение выжловки не проходит, то как крайнюю меру можно применить намордник и, крепко держа выжловку за него и за ошейник, не допускать её бросаться на выжлеца.

Бывают суки, которые, даже в самом разгаре пустовки, не грызут кобеля, но и ни за что не даются ему, увертываясь, садясь или даже ложась на спину. Таких приходится поддерживать в стоячем положении, стараясь вместе с тем не мешать выжлецу.

Обычно, если сука готова к вязке, а кобель в расцвете сил и в нормальном (рабочем) теле (не худ и не зажирел), то всё обходится просто и быстро. Но иногда возникают те или иные осложнения, и приходится по возможности быстро находить выход из положения. Был, например, такой случай. К моему не слишком рослому выжлецу привели исключительно крупную выжловку; при всей энергии выжлеца разница в росте никак не давала собакам повязаться. Убедившись в том, что никакие подставки выжлецу не помогают, я, пользуясь его смелостью и полной доверчивостью ко мне, взял Гобоя за задние ноги (точнее, за плюсны) и несколько приподнял в момент его попытки. Вязка состоялась немедленно.

Если по неумелости выжлеца или из-за капризного поведения выжловки получится несколько неудачных садок, следует сделать перерыв для отдыха собак, особенно для выжлеца. В конце передышки полезно поводить собак вместе. Бывает, что после такого перерыва капризная выжловка изменяет поведение и вязка происходит легко.

Вязка, как известно, сопровождается так называемым «склещиванием», которое возникает в результате притока крови и набухания половых органов. Повязавшись, собаки стоят от 10-15 мин до 1 ч и даже больше. Всё это время нужно держать их коротко на сворках и не давать тянуться, рваться друг от друга. Как только после склещивания выжлец станет передними ногами на землю, нужно помочь ему перекинуть заднюю ногу через суку, чтобы ему было удобнее стоять.

После вязки следует выгулять собак отдельно каждую, напоить и подмыть. Кормить собак после вязки следует не раньше, чем через 2-3 ч. Через сутки вязку обычно повторяют; иногда это даёт увеличение числа щенков.

Важную роль в вязке играет «тело», в котором находятся собаки. Если собаки очень худые, истощённые, вязка практически не получится, но столь же нехорошо, если они чрезмерно раскормлены.

Мне памятен случай, когда к моему выжлецу привели раскормленную выжловку. Было ясно, что вязка останется безрезультатной, но по настоянию владельца выжловки собаки были дважды повязаны. Недели через три владелец обратился ко мне с просьбой о новой вязке, так как течка у суки продолжалась и «охота» не пропадала. Выжлец был не старый, других вязок ему в этот год не предстояло, и я уступил просьбам моего знакомого, но и после новой вязки выжловка не успокоилась. Пустовка её в этот раз продолжалась около двух месяцев. Щенков, конечно, не получилось. Однако, оговорюсь: в нормальных случаях продолжение небольших выделений у выжловки в первые дни после вязки служит хорошим признаком.

Щенность у сук в среднем продолжается 62-63 дня, но часто бывают отклонения в ту или иную сторону на два-три и даже пять дней. Так, уже не раз упомянутая в этой книге Свирель каждый раз перенашивала на пять дней и щенилась обязательно на 68 день.

Первым признаком щенности часто служит то, что выжловка начинает осторожничать (избегает резких движений и т. п.).

В первой половине беременности внешних изменений обычно у выжловки не бывает. С пятой недели начинается заметное увеличение живота (если щенков будет не слишком мало). Примерно за три недели до щенения появляются выделения из половых органов. В последние неделю-полторы можно наблюдать у лежащей на боку выжловки движения щенков под покровом брюшины.

При приближении родов выжловка начинает готовить гнездо: роет землю, уходит в тёмные углы и т. п. Обычно за три дня до щенения (а бывает и раньше) в набухших молочных железах (по-охотничьи «грядках») появляется молоко, и у суки несколько понижается температура тела. Многие выжловки в последний день перед родами отказываются от пищи.

Приближение родов сопровождается сильной, перемежающейся дрожью, переходящей в потуги (родовые схватки).

У собак нередки случаи ложной щенности, когда оплодотворённые эмбрионы (зародыши) рассасываются на ранней стадии развития. Ложная щенность сопровождается многими признаками настоящей щенности, вплоть до небольшого увеличения живота, появления молока и приготовления выжловкой гнезда. Ложная щенность бывает иногда и в тех случаях, когда выжловка отдерживалась и вязки не было.

Содержание щенной выжловки в первый месяц её беременности не отличается от обычного. Собака может работать на охоте, конечно, без переутомления и без каких-либо резких эксцессов, как борьба со зверем (что может случиться, например, при охоте на рысь).

Во второй половине щенного периода охота для суки должна быть исключена и усилена забота об её покое.

Корм щенной суки должен быть безусловно доброкачественным, усиленное и полноценное питание особенно большое значение имеет во второй половине беременности. В рацион нужно включать несолёное сырое мясо, молоко, витамины в виде свежих овощей или готовых витаминных препаратов.

Выжловку во всё время щенности нужно водить на прогулки. Резкие движения вредны, но моцион необходим.

Перед щенением следует очистить суку от паразитов внутренних (глистов) и наружных (блох и вшей). Всё это необходимо делать ещё до вязки или в первую-вторую неделю после вязки и, конечно, в строгом соответствии с указаниями ветеринарного врача.

Роды у гончих собак обычно проходят благополучно без вмешательства человека, но оставлять выжловку в это время без присмотра не следует, так как возможны осложнения.

Нормально роды начинаются с отказа от пищи, беспокойства, иногда даже стонов и обязательно дрожи. Причиной этого являются слабые схватки, которые становятся всё сильнее. Выжловка должна рожать, лёжа на боку. При появлении щенка она приподнимается, дотягивается до щенка мордой, перегрызает пуповину, снимает и съедает околоплодную оболочку («сорочку») и, облизав щенка, подкатывает его к соскам.

Но случается, что неопытная выжловка щенится сидя и, изгоняя из себя щенков сильными потугами, как бы вжимает их в пол. Правда, изгибаясь, чтобы перегрызть пуповину, она оставляет небольшое пространство для выхода щенка, но всё же за такими выжловками следует внимательно следить, чтобы вовремя выручить щенка или постараться правильно уложить мать.

Щенки появляются на свет через разные промежутки времени — от 15 мин до 2 ч и даже более. Обычен более долгий перерыв в середине щенения. Общая продолжительность родов иногда доходит до суток и даже дольше. При слишком затянувшихся родах следует обратиться за помощью к ветеринарному врачу.

В помёте бывает от одного до двадцати щенков. Самый многочисленный помёт, который пришлось мне видеть, состоял из пятнадцати щенков, причём выжловка, оставленная без надзора во время родов, придавила пятерых.

Когда становится очевидным, что щенков будет много, рекомендуется часть их отбирать у матери во время родов и держать отдельно. Под матерью всё время следует держать двух-трёх, чтобы она не волновалась об исчезнувшем потомстве, и этих «дежурных» щенят время от времени менять, чтобы все могли поочерёдно кормиться. Когда роды закончатся, всех щенков надо подложить к матери.

В первое время за щенками необходимо наблюдение. Бывает, что щенок, пока мать освобождает его от пуповины и оболочки, уже успевает присосаться к материнскому соску; другие начинают сосать, когда обсохнут; наконец, попадаются и такие, что никак не берут соска; им приходится на первых порах разжимать рот и вкладывать в него сосок. Со временем и такой щенок ни в чём не уступит своим братьям и сестрам, но первые дни нужно за ним зорко следить, чтобы он не погиб с голода. Даже и за теми щенками, которые сосут хорошо, нужно присматривать, так как самые крупные и сильные могут отталкивать тех, что слабее, и они будут недоедать и ещё более слабеть.

Оставляя под выжловкой всех десятерых родившихся щенков, я подкармливал их из рожка подогретым кипячёным коровьим молоком уже с пятого дня их жизни, и все десять к месячному возрасту бывали крупными, сильными и хорошо упитанными. Правда, такое выкармливание сопряжено с хлопотами и тратой времени и, если хозяин выжловки очень занят основной работой, лучше многочисленный помёт сократить до шести-семи щенков.

Не всегда щенение проходит спокойно и благополучно. Нередки случаи, когда отдельные щенки родятся мёртвыми, хотя и нормально развитыми. Происходит это в результате неправильного положения щенка в момент продвижения его через влагалище; так, если голова его прижата в это время к груди, он легко может задохнуться. Случается, что родящая выжловка съедает такого щенка вместе с последом и оболочками других. Может она при этом съесть и живого щенка, если, выйдя вслед за мёртвым, он в первые минуты недостаточно активен. Наконец, как крайность, выжловка съедает всех щенков, хотя все они живы и жизнеспособны. Так могут поступать слишком злобные суки или слишком нервные и щенящиеся при этом в недостаточно уединённом месте или если их уединение нарушают посторонние люди или собаки.

Наконец, во время родов возможны несчастные случайности. Бывает, что первый щенок почему-либо застрял на своём пути: например, пошёл задом и подогнувшаяся задняя ножка затормозила движение. В этом случае можно помочь суке, осторожно вытащив щенка пальцами, предварительно чисто вымыв руки. Если же быстро не помочь выжловке, то положение может сильно осложниться и привести к тяжёлым последствиям.

В моей практике был такой случай. Я смог оказать помощь собаке после того, как щенок, немного выйдя задними ножками, оставался в проходе несколько часов и это вызвало значительный отёк влагалища. Вытащить щенка (конечно, уже неживого) было трудно, но главное, отёк продолжал увеличиваться и каждого последующего щенка приходилось вытаскивать всё труднее. К приезду врача очередной щенок застрял у входа в сильно опухшее влагалище. Одного-двух щенков врачу удалось извлечь при помощи специальных щипцов, в дальнейшем же можно было лишь вырывать щенков частями и, наконец, щипцы уже не помогали. Спасти выжловку и последнего живого щенка удалось лишь произведя «кесарево сечение». После благополучно завершившейся операции выжловка немедленно стала кормить уцелевшего щенка и нормально выкормила его.

Всех возможных бед и неудач не перечислить, но ещё об одном случае следует рассказать. Щенность шла нормально, и незначительно увеличенный живот выжловки свидетельствовал о малом числе щенков. Действительно, родилось их только два, да к тому же первый оказался мёртвым. Единственный живой, нормально сформировавшийся щенок, прожив несколько часов, был задушен матерью.

Почему? Мне представляется дело так: в период щенности у будущей матери развился сильный аппетит, кормили её вволю, она зажирела и к моменту щенения у неё было очень много молока. Возможно, два щенка и предотвратили бы осложнения в молочных железах, но один не смог справиться, да на беду он оказался из тех, какие принимаются сосать не сразу, а спустя час—другой. Чрезмерный прилив молока вызвал загрубение молочных желез; набухшие и затвердевшие, они стали слишком болезненными и, когда щенок лез сосать мать, он причинял ей боль. Вначале она его отталкивала, из-за этого щенок всё меньше и меньше отсасывал молоко. Прикосновение к «грядкам» причиняло матери всё большую боль и, наконец, она хватила его зубами, а новорожденному щенку много ли надо? Нужно было отдаивать молоко руками, но этого не делали.

952
494
458
0