Заключение

Численность гончих в нашей стране растёт, повышается их породность. В важнейших кинологических центрах, как Москва, Ленинград, Горький, Киев, Харьков и другие, секции кровного собаководства в местных обществах охотников составляют продуманные и обоснованные планы вязок, построенные не только на выставочных и полевых достижениях и успехах производителей, но и на глубоком изучении происхождения собак, а также на сборе сведений о результатах их племенной деятельности. На выставках из года в год появляется всё больше и больше полевых победителей, которые по введённой в последние годы комплексной оценке включаются в высшие выставочные классы (элита и первый).

Словом, казалось бы, всё хорошо и гончие «идут в гору». Однако это, к сожалению, не совсем так.

При всех отличных внешних качествах гончих у нас не так уж много собак, с которыми можно хорошо и приятно охотиться. Бывает, что полевой диплом на испытаниях вовсе не гарантирует подлинно хорошие охотничьи качества. Ведь нередко на испытаниях достаточно гончей продержать зайца на гону около получаса, включая и время небольших сколов, как судьи уже спешат присудить ей диплом, боясь, что дальше будет хуже и, если начнется мароватый гон с частыми и затяжными сколами, из-под которого будет чем дальше, тем труднее перевидеть зайца, то присудить диплом, чего доброго, не придётся.

В недавнее время появился даже новый термин «спортивная» гончая, очевидно в противовес гончей просто охотничьей. Термину «спортивная» придается такое значение: гончая должна работать быстро, энергично, красиво, хотя бы несколько минут, должна при этом блеснуть звучным и интересным голосом и не важно, если у неё нет вязкости и подлинного мастерства, лишь бы она была эффектна.

Таким образом, намечается линия на создание гончих, подобных английским фильдтрайльсовым легавым, которые блистали на испытаниях и состязаниях, но были негодны для охоты. Подобные тенденции следует признать крайне вредными. Если спортивная фильдтрайльсовая собака ещё имеет какой-то смысл в Англии, где количество охотничьих угодий ограничено и охота практически возможна далеко не для всех, то нам с нашими бескрайними охотничьими просторами и возможностями нужна не «спортивная» гончая, а подлинно охотничья, такая, которая радовала бы не только блёсткими вспышками своего темперамента, а верной и вместе с тем красивой работой помогала бы охотнику достигнуть полного успеха в завершении охоты — добычи желанного зверя.

Добившись высокой породности собак, советские охотники должны с той же настойчивостью и уверенностью в успехе заниматься повышением рабочих качеств гончих. Если требования к экстерьеру гончей за последние 20-30 лет намного возросли, то совершенно недопустимо, чтобы параллельно с этим снижались запросы к работе собаки.

Известно, что сделать из гончей хорошую рабочую собаку — задача неизмеримо более трудная, чем им лучить полевую легавую или лайку, что городскому охотнику особенно сложно работать по нагонке своей гончей. Но как бы трудно это ни было, гончатник по-настоящему любящий охоту и дорожащий своей собакой, должен хотя бы на один-два сезона, когда возможна нагонка, всё свободное время отдать молодой гончей, чтобы тем самым обеспечить себе радость хорошей охоты на многие годы.

Нельзя вместе с тем не пожелать, чтобы общества охотников создали, наконец, штаты егерей-нагонщиков, которым охотники, слишком поглощённые своей основной работой, могли бы отдавать гончих в нагонку.

Советские охотники могут и добьются ещё большего улучшения полевых качеств гончих, как они добились их прекрасного экстерьера.

1169
578
591
0