Элементы работы и натаска по пернатой дичи

Немецкая короткошерстная легавая является разносторонней породой, которая создавалась для разнопрофильного использования на охоте. В этом ее предназначение. Однако тем не менее не стоит забывать и впадать в другую крайность, стараясь курцхааром заменить другие узкоспециализированные зверовые породы, что это прежде всего собака легавая. Ее породоопределяющим признаком является работа со стойкой по перу. Без этого ваш пес утратит самый важный задаток, врожденное качество, придающее целостность и смысл охоте именно с этой группой пород. Поэтому, какими бы разносторонними способностями ваш пес не обладал, и как бы талантливо их не проявлял, он прежде всего должен использоваться на охоте по своему первостепенному назначению – работе по перу со стойкой. Это главная задача. По этой причине подготовке курцхаара для охота по перу нужно удалять первоочередное внимание. С этого должна строиться его полевая натаска. При отработке всех элементов и приемов натаски по перу не стоит забывать и о разносторонних задатках породы, так как они проявятся и здесь. Их следует осторожно закреплять и активно использовать для совершенствования рабочих качеств собаки, так как от этого зависит результативность и добычливость будущих охот с вашим помощником. Мой совет – в период становления вашей собаки, как помощника на охоте, никогда но впадайте в крайности, а исходите из реальных врожденных задатков вашей конкретной собаки.

Мне кажется, что до того, как перейти к рекомендациям по натаске вашего питомца и описанию методики самой натаски, было бы целесообразно рассказать, что же должна делать легавая собака на охоте. Это даст новичку возможность самому увидеть, к чему он должен стремиться в процессе подготовки своего помощника, да и чего требовать от курцхаара на практической охоте. К тому же такой разбор элементов работы легавой поможет и в выработке методики натаски.

Таких поэлементных описаний работы легавой трудно отыскать в руководствах по натаске. Очевидно, авторы полагают, что молодые владельцы курцхааров уже знакомы с самой работой легавой собаки. Я помню по себе, что нигде не мог найти именно ответа на вопрос – как работает легавая, как тогда совершенно не представлял себе этого. Должен признаться, что это время меня больше натаскивал мой пес, а не я его, столь скудны были в этом вопросе мои познания. К тому же, многих охотников удерживает от приобретения легавой собаки именно кажущаяся сложность ее натаски и незнание нюансов ее работы. Других охотников трудно переубедить в другой крайности. Они считают, что охотничью собаку ничему не нужно обучать, она все должна делать самостоятельно от природы. Это заблуждение происходит также от невежества и незнания особенностей работы легавой. Такая позиция довольно губительна для собак, так как именно она приводит к работе континентальных легавых без стойки, напрочь выхолащивая эстетический смысл охоты с легавой. Поэтому неопытному владельцу курцхаара все же лучше заранее представлять, что должен будет делать его пес на болоте и в лесу. К тому же эти требования будут предъявляться вашему питомцу и при полевой экспертизе на испытаниях для получения рабочего диплома.

На открытом пространстве поля и луга курцхаар должен обыскивать угодья перед охотником, идя «челноком» против ветра на быстром аллюре. Для континентальной легавой это может быть галоп, рысь или смешанный ход. На практике достаточно, если ваш пес будет искать птицу и не идеальным «челноком». Даже у хорошо поставленной собаки, часто бывающей на охоте, поиск со временем зависит от опыта, рельефа и силы ветра. Курцхаар сам обыскивает те места, в которых реальнее встреча с птицей, это ему подсказывает опыт. Идеальный челнок чаще всего присущ задрессированным собакам, особенно редко бывающим на охоте. Они ищут как на цирковом представлении без инициативы и не проявлял самостоятельности, механически заучив урок своего дрессировщика. Именно такой поиск присущ английским легавым, а правильность челнока их поклонниками рассматривается за идеал натаски. Механически поставленный челнок в какой-то степени говорит о возбудимой нервной системе, так как свидетельствует о боязни владельца отпустить собаку из-за возможности погонки, реальной угрозе работы на себя. Поэтому владелец лишает пса самостоятельности в поиске, подавляя ее задрессированностью. Курцхаару должен быть присущ обязательно рациональный, самостоятельный и управляемый поиск. Собака в первую очередь обыскивает места вероятной встречи с птицей: край некоси, более влажные низины, подболоченные участки луга. При переходе в кустарник она сама сужает ширину поиска. Поиск челноком может проявляться врожденно, стоит даже неопытной собаке зайти против ветра. Но случается и обратное, собака предпочитает искать на восьмерках или кругах. В старинной литературе допускался любой вид поиска, в зависимости от врожденных задатков собаки. В более позднее время с введением фильдтральсовых испытаний более рациональным признавать стали «челноком», так как собака обыскивает большее пространство, затрачивая меньше сил. В настоящее время на испытаниях в странах Европы «челнок» совсем не обязательное правило. Так, в Испании наиболее рациональным признан поиск «улиткой». Его так и называют «караколь» – улитка. Легавые, ищущие птиц таким образом, считаются наиболее добычливыми. Ну раз уж у нас на испытаниях будут требовать от вашей собаки поиск «челноком», то придется помогать овладевать этой наукой и вашему курцхаару для начала.

Отход от охотника влево и вправо принято считать за крылья «челнока». Они должны соответствовать дальности выстрела из дробового ружья. При этом собаку вы можете отпускать на то расстояние, на котором способны спокойно управлять псом и не допустите от него коварных подвохов, вроде погонки птицы. Опытный курцхаар способен самостоятельно сужать или расширять поиск, в зависимости от местности, наличия дичи. На ровном месте он пойдет пошире, на заросшем – сократит поиск. Если собака ищет просто по прямой и поиск ее очень сужен, то с такой собакой вероятность отыскания птицы быстро очень мала, хотя в богатых дичью местах охотиться с таким псом и можно. «Распускать» и «собирать» «крылья челнока» может и охотник, хорошо отработав предварительные команды с собакой. Пес в этом случае научится делать это по команде, стоит только свистнуть ей на определенном расстоянии.

На «шаг» «челнока» по глубине, как правило, приходится сила чутья собаки, его врожденная дальность. Если только расстояние между параллелями больше, то собака будет проходить птицу, а если меньше, то сталкивать ее с места сидки без стойки. Однако это совершенно не означает на практике, что параллели движения собаки будут всегда равны по ширине. Многие будет зависеть от обстановки и климатических условий: силы ветра, влажности, ландшафта и прочего.

Охотник идет против ветра, а пес обыскивает перед ним пространство. Но вот легавая стала оживляться. У курцхаара это может происходить по-разному. То он активно начинает разбирать следы и наброды, энергично помахивая своим обрубком, а то замедляет ход поиска и поднимает голову, стараясь разобраться в доносимых запахах. После этого движение собаки принимает более целенаправленное движение. Разобравшись в воздушных потоках и вычленив среди ни запах птицы, собака с поднятой головой, направленной против ветра, еще более замедляет движение. Теперь она идет по прямой к источнику столь волнующего духа. Чем ближе к нему продвигается пес, тем замедленнее становятся его движения. Со стороны кажется, что собака идет очень осторожно, тщательно выбирая место, куда ей следует наступить. Голову курцхаар при нормальном ветре держит выше уровня плеча, «настроив» ее на воздушный поток с запахом птицы. При этом мочка носа у нее как бы «распахнута» – так собака стремится вобрать побольше столь волнующего запаха. Взгляд устремлен вперед. Весь вид курцхаара говорит о сосредоточенной работе организма. Сейчас все действия и движения подчинены только одной цели – уловить побольше «волнительного» духа и поближе подойти к нему. Это движение легавой с момента причуивания птицы до стойки называется потяжкой. С места потяжки и до места подъема птиц будет определять дальность чутья вашего помощника. При условии, что птица предварительно не бежала.

Случается, что собака становится на стойку прямо со стремительного хода, без какого-либо предварительного замедления движения. Чаще всего такое происходит с курцхаарами, обладающими очень быстрым аллюром. Это присуще пойнтеризованным собакам. На стремительном галопе такая собака как бы натыкается на запах, а бывает, проскакивает его по инерции и уже в стойке, с головой, повернутой на ветер, разворачивается к месту пленительного запаха. Такая работа внешне очень эффектна и захватывающе красива, но для курцхаара она нетипична. К тому же собаки, обладающие такой манерой работы, склонны к пустым стойкам и сталкиванию птицы. Без сомнения, это связано с неустойчивым складом нервной системы.

Момент, когда легавая совершенно неподвижно останавливается в напряженной позе, всем своим видом, и особенно направлением головы, указывает предполагаемое место нахождения затаившейся птицы и есть стойка. Собака как бы нацелена на нее, связана с таинственным местом невидимой нитью запаха. Стойка – апофеоз охоты с легавой и составляет наивысший пик эстетической стороны спортивной охоты с ней. К тому же это, как мы говорили выше, породный признак легавой собаки. Стойка должна проявляться совершенно естественно и ярко. Отсутствие стойки у легавой говорит о совершенно неправильной ее подготовке и использовании на охоте. Стойка курцхаара может быть различной. Собака может стоять с поднятой передней лапой, а то и задней, просто в вытянувшейся напряженной позе или слегка присев на передние ноги, с высоко поднятой или опущенной головой. Это зависит от объекта охоты, от силы ветра, от врожденной верности и дальности чутья собаки, от ее природной манеры работы. На стойке случается курцхаару опускать высоко поднятую голову книзу. Это происходит, когда отбегающая птица уходит с чутья собаки. Стойка должна быть крепкой, дающей возможность охотнику подойти к псу и приготовиться к выстрелу. Собака не должна до подхода охотника сходить с нее и самостоятельно поднимать птицу. Такая нетвердая стойка затруднит охоту, так как собака не даст подойти к себе и изготовиться с выстрелом. Это к тому же говорит о том, что ваш питомец приловчился работать только на себя. Ему неймется поднять птицу, а о роли человека он не думает. Такой просчет говорит о недостаточно прочном контакте с собакой. Еще больший недостаток – чрезвычайно твердая стойка, с которой просто невозможно сдвинуть собаку с места или побудить ее хоть как-то продвинуться вперед. В этом случае птица может и не взлететь совсем. Она отбежит и затаится в другом месте. Охотиться с такой собакой по бегающей птице просто будет невозможно. Случается, что курцхаар, вставший на стойку, вдруг резко продвигается вперед и опять останавливается в напряженной позе. И так происходит несколько раз. В этом случае собака тоже работает по бегущей птице, но обладающей сильным запахом. Именно так курцхаар может работать по убегающему выводку тетеревов или глухарей.

Движение со стойки собакой должно осуществляться только по команде охотника. После команды «вперед» легавая должна энергично продвинуться вперед и поднять птицу на крыло, как говорят охотники, подать ее под выстрел. После вашего выстрела легавая самостоятельно или по команде должна остаться на месте или лечь. Совершенно недопустимо, чтобы ваш пес после подъема птицы бросался за ней в азарте. Это приведет охоту в мучение. Истеричные погонки присущи собакам плохо поставленным, обладающим неуравновешенной нервной системой. Последним присущи также и мертвые стойки. Кажется, парадокс, но на деле происходит именно таким образом. Собака на стойке, а хозяин ее пинает ногой, побуждая подвинуться вперед. Если же от его криков поднимается птица, то пес гонит ее до горизонта. Очень часто такие собаки встречаются среди островных легавых – английских сеттеров.

Движение со стойки до подъема птицы называется подводкой. Подводка должна быть резкой и энергичной, лучше одним-двумя прыжками. Это нужно для того, чтобы не дать возможности птице отбежать и затаиться в другом месте. Особенно такое случается с завидными бегунами пернатого царства: коростелями, погонышами, да и перепел, вальдшнеп и даже дупель не прочь удрать пешком из-под стойки. Добрать таких «профессоров» может не каждая собака, особенно не обладающая умением пользоваться нижним чутьем. Притом энергичная подводка говорит о верности чутья собаки, так как ее движение направлено точно в место сидки птицы. После подъема птицы на крыло следует ваш выстрел. От его результатов зависят и действия собаки. При попадании курцхаара посылают подать битую птицу или подранков. При поиске их пес будет действовать совершенно так же, как было описано выше. По затаившемуся подранку или даже битой птице сделает стойку. После посыла прыжком накроет трофей и, схватив в пасть, принесет хозяину. Стойка по подранку всегда с опущенной головой ниже уровня плеча. Если птица бегает быстро и стремительно уходит от собаки, та дорабатывать ее может и без стойки, бывает, и прыжками.

Натаска – дело очень увлекательное и интересное. Она приносит столько же удовольствия, как и сама охота, во всяком случае, не меньше. Конечно, при одном условии, что ваша собака была правильно воспитана в процессе домашней дрессировки и с ней есть рабочий контакт. При натаске эта психологическая связь заметно укрепляется. Если только дело не идет, причину ищите всегда в себе, а не в собаке. Натаска всегда происходит легко там, где собаке еще задолго до нее уделялось много внимания, где ее готовили к охоте сызмальства.

И еще один мой совет. Если только вы хотите получить дельного помощника и друга для охоты, никогда не отдавайте свою собаку в натаску другим людям. Сейчас профессиональные натасчики практически перевелись. Я имею в виду егерей. Натаской занимаются эксперты, охочие до дармовых денег. Их задача не работать с собакой, а заработать на ней. По этой причине нужно за более короткий срок подготовить больше собак и пропустить их через испытания под своим же дружком-экспертом, который так же занят «профессиональной» натаской и потом будет ставить натасканных собак под друга на взаимной основе. Это существующая сейчас практика. В таких условиях чаще всего натаскивают «диванных» собак не для охоты, а для племенного использования. Владельцами их являются престижные дамы. Натасчику некогда разбираться в психологических тонкостях каждой собаки и работать индивидуально. Если собака имеет хорошие врожденные задатки – полдела сделано, ее подправляют дисциплинирующими рамками и ставят на испытания. Это относится к мягким собакам, с которыми не нужно возиться. Если же попадается собака достаточно своенравная, хотя и с хорошими данными, ее прежде всего стараются сломить. Для чего идет в ход плеть, а то и палка. Если же дело не идет и собаке нужен индивидуальный подход, натасчик возвращает ее хозяину, заявляя, что пес не обладает нужными данными и работать с ним бесполезно. Побывавшие в таких руках собаки всегда психологически задавлены, не способны к самостоятельности, у них тусклый взгляд, но зато они выглядят хорошо поставленными, так как «режут» идеальным «челноком» пространство. После получения первого диплома, чаще всего хозяин собаки подтвердить его уже не может. С собакой редко охотятся, но зато с готовностью используют в племенной работе, «гоня» потомство каждый год. Поэтому хотите получить на охоте друга и помощника, натаскивайте собаку сами. Учитесь уважать в ней индивидуальность. Хотите получить только дрессированное животное – можете отдавать пса в натаску «профессионалу».

А теперь разберем отработку всех элементов работы с молодой собакой в лугах и посмотрим, какие ошибки можно здесь ненароком допустить и с какими трудностями придется столкнуться.

8
4
4
0