Гончие

Гончие – большая группа, насчитывающая около 50 пород, специализированных для охоты на разных животных. Назначение гончих – найти след и по нему преследовать зверя.

Первые изображения гончих и сцен охоты с ними имеются на древних египетских памятниках (2000–2500 лет до н. э.). Рисунки подтверждают, что египтяне владели в то время гончими и борзыми собаками. Первыми письменными источниками, в которых упоминается гончая собака, были «Илиада» и «Одиссея» Гомера (написанные за 900 лет до н. э.) и «Сочинение об охоте» Кимона Афинского (написанное за 400 лет до н. э.). Оба эти труда описывают охоту с гончими у древних греков. Кимон Афинский упоминает о разных породах гончих (индийской, критской, локридской, лаконской). Гончие в то время были менее специализированными и использовались как травильные собаки, т. е. гнали зверя молча, а давали голос лишь увидев его, после чего догоняли и сдавливали. Они представляли нечто среднее между гончими и борзыми. Судя по описаниям их работы, гончие того времени не обладали сильным чутьем.

Кимон Афинский указывал время года и даже дня, когда их нельзя использовать для охоты. По его мнению, гончая не должна лаять, не видя зверя, что прямо противоречит современным требованиям.

Сначала эта же форма использования гончих практиковалась и в Риме. Постепенно трудные охоты были заменены травлями, которые происходили на аренах цирков. Для них не нужно было чутья и быстроты преследования, все сводилось только к борьбе. Поэтому быстрые гончие были заменены большими, сильными, догообразными собаками, очевидно, греческими молоссами и римскими аланами, которые под рев восторженной публики загрызали на арене испуганных и загнанных зверей.

Известно, что в европейских лесах того времени с гончими охотились галлы, франки, и древние германцы. Особое развитие охота с гончими получила в Европе в средние века. Больше всего она была популярна во Франции. Охотились и мужчины и женщины. Разрешалось охотиться и духовенству. Епископы, настоятели и настоятельницы монастырей имели свои стаи. Не случайно поэтому, что именно там выведено множество пород гончих, часть которых в наше время уже исчезла.

В Англии культивировались сложнейшие парфорсные охоты, давшие миру замечательные породы английских гончих для разных видов охоты (харрьеры и бигли для охоты на зайца, фоксхаунды – на лисиц, стэгхаунды на оленей, оттерхаунды для охоты на выдру, породы кровяных гончих, идущих по кровавому следу раненого зверя, и т. д.). Несколько иное направление по разведению гончих было в Германии, где для травли кабанов, волков, медведей применялись догообразные собаки – буллен бейцеры, доги, ротвейлеры, а раненого зверя искали чутьистые баварские и ганноверские гончие, таксообразные бракки и крупные охотничьи таксы. Австрийские охотники вывели штирского жесткошерстого, тирольского, австрийского, таксообразного бракка и др.

Одна из старейших европейских гончих, лучшая для кабаньей охоты, выведена в Словакии – словацкий копов, который лег в основу малых польских гончих и широко распространен в Европе (в настоящее время имеется уже в Советском Союзе на Украине). Известны небольшие гончие Швейцарии, составившие основу современных эстонских и того же типа шведских, финляндских и др.

Породы, скрещиваясь между собой, давали самые неожиданные помеси. В травильные стаи для охоты на крупных хищников – волков, медведей – и на малоподвижных копытных включались большие и сильные догообразные собаки, которые выпускались позднее для борьбы с загнанным и остановленным зверем.

В художественных галереях разных стран Европы сохранились картины, изображающие охоту, на которых в крупном масштабе изображены участники травли – собаки, породы которых легко определить. Одна из таких ценнейших картин, на которой в натуральную величину изображена травля крупного вепря сборной стаей, состоящей из гончих и догов, имеется в г. Ереване, а стаей, укомплектованной только из догов, – в г. Омске.

В России охота с гончими получила распространение раньше, чем в Европе. Каковы же были первые гончие в Древней Руси? К сожалению, этого никто не знает. По различным отрывочным описаниям русские гончие, имевшие, по-видимому, самостоятельное происхождение, отличались от западных большей сухостью и крепостью сложения, густым светлым подшерстком, небольшими плосколежащими ушами и грубой, удлиненной шерстью.

Автор книги «История гончих собак» Г.Д. Розен, так представлял себе старинную русскую гончую: «… большой рост, около шестнадцати вершков (около 72 см). Голова большая с хорошо развитым чутьем, уши короткие, плоские и высоко поставленные, колодка богатырская, с напружиной и хорошо развитыми ребрами, бочонком…» (Розен Г.Д. История гончих собак. М, 1896, с. 56.). В переводе на современный язык – это была крупная, хорошо развитая собака, с массивной мордой, с крепкой спиной и бочкообразной грудью. Очевидно, она не была очень быстрой, об этом свидетельствует ее экстерьер. По мнению Г.Д. Розена, в ней имеется кровь лайки. Очевидно, это была русско-европейская лайка, так как другие разновидности были распространены очень далеко от места формирования гончих. Этим же автор объясняет появление белых отметин на основном рыжем (багряном) окрасе. Могли быть эти собаки серые и черные с серыми подпалинами.

Описания в конце XVIII – начале XIX вв. свидетельствуют, что в России было несколько пород гончих. Порода, по-видимому, была одна, и разные помещики разводили не разные породы, а родственные группы, приближавшиеся к современным линиям и семействам. Группы, разводимые без единого плана и стандарта, были разнотипны. Так, по А.П. Каменскому (1921), большому знатоку и заводчику гончих, костромская порода гончих описывалась как более легкая, чем старинная гончая с борзоватой головой, маленькими вислыми ушами треугольной формы. У нее было хорошо развитое туловище, довольно длинная жесткая шерсть. Костромские гончие были трех мастей – черные с серым, с подпалинами, желто-багряные и черно-пегие с подпалинами разных тонов, не яркими, а темно-красными. Встречалось много чепрачных. У всех окрасов бывали белые загривки, лапы и конец хвоста. Этот же автор описывал и другие породы – русскую пешую гончую, сложившуюся, вероятно, под большим влиянием лаек, небольшую собаку (45–50 см) с хвостом в замкнутом кольце, близкую по окрасу к костромским собакам. Пешей ее называли потому, что она гоняла медленнее, при взлаивании замедляя движение, поднимая голову кверху, что тоже напоминает поиск лайки.

Русская прямогонная гончая (с плавно опущенным серповидным хвостом) подробно описана в книге «Псовая охота» П.М. Губиным (Губин П.М. Псовая охота. М., 1890. 33 с.). По его мнению, это самая лучшая порода русских гончих. Собака крупная, свирепая, с недлинной шерстью и хорошо развитым подшерстком. Голова большая, длинномордая с тонкими висячими ушами. Окрас черный и серый с серым подшерстком и с подпалинами. Багряных, пегих светлых и белых окрасов не бывает. Рост крупный. Собаки эти были трудноуправляемы, грызли домашних животных, дрались между собой, поэтому содержались на цепях и смычки можно было формировать только разнополые. Происхождение этих пород не указывается, очевидно, старинная русская и прямогонная – это одна и та же порода.

Происхождение костромских гончих туманно. По описаниям тех же авторов, гончих разводили в, Костромской губернии промысловые охотники, занимавшиеся профессиональной торговлей собаками. Они выращивали щенков, наганивали их и продавали помещикам готовые, сформированные стаи. Исходный материал они приобретали за бесценок в помещичьих охотах из числа бракованных собак. Уже это одно говорит, что это были не заводчики, выводящие породу, а только натасчики собак. Новая оригинальная порода у них возникнуть не могла, так как купленные в одном поместье собаки или их потомство продавались в другие.

Польских гончих, принадлежащих к типу западных, держали охотники, поместья которых были расположены в западных и прибалтийских районах. В Польше помещики держали и западных и русских гончих. Помеси их в отдаленных генерациях дошли и до нашего времени и долго браковались за темный или черно-подпалый окрас. Современный польский агар очень близок к русским гончим и несомненно имеет их крови.

В отличие от других охотничьих пород, работавших в полном контакте с человеком, гончие содержались и использовались только в стае, где проявление индивидуальных черт поведения и контакт с человеком были невозможны. Это приводило к тому, что вне стаи это были не привязчивые к людям, робкие собаки. Использование гончих в псовых охотах сводилось только к выставлению стаей зверя из лесного острова в поле, после чего их арапниками сбивали в стаю. В стае обычно были 1–2 хорошо работавшие собаки, остальные были их фоном и должны были примкнуть к ведущим стаю собакам.

Советские охотники изменили поведение гончих. Собака гонит одна, редко в смычке. Каждая гончая умеет самостоятельно найти и разобраться в следах зверя, она привязчива к охотнику, послушна его воле и по своему интеллекту не уступает другим охотничьим породам.

824
434
390
0