Лайки

Самая древняя группа пород охотничьих собак. Эти собаки, способные к разнообразной охоте почти без всякой дрессировки, лишь в силу охотничьего инстинкта, близкого к первобытному, инстинкту дикого хищника, сопровождали охотника и помогали ему добывать пищу в северной лесной зоне Европы и Азии.

В связи с развитием в Европе сельского хозяйства и животноводства, рубкой лесов под пашни и выпасы сокращались значимость охоты, как основного средства существования человека. Охотничья собака становилась ненужной, но не исчезла, а лишь изменила свою профессию. Охотничий инстинкт принял у нее новую форму и стал проявляться не в преследовании зверя и нападении на него, а в умеренном подгоне домашнего животного к стаду и защите стада от нападения диких хищников. Известны немецкие, бельгийские, шотландские и другие породы европейских овчарок, ее прямые потомки. Лишь в северных европейских странах (Гренландии, Норвегии, Швеции, Финляндии) сохранилось небольшое число собак, в натуральном виде используемых для охоты. Южнее они превратились в собак-пастухов, сторожей или просто в декоративных собак. К ним относятся разные породы шпицев, маньчжурская лайка, чау-чау, бельгийская шиперке и боковые отдельные ветви – пинчеры и терьеры. Вся эта большая группа именуется шпицеобразными, хотя правильней бы назвать ее лайкообразными. В древние времена лайкообразные собаки были широко распространены и в южных районах, в частности на Кавказе и в крымских, степях, о чем свидетельствуют изображения собак на художественных изделиях и черепа, найденные в раскопках древних поселений и могильников.

В таежной зоне СССР, где сохранилась промысловая охота, лайка не потеряла своего значения охотничьей собаки и в настоящее время. Социально-экономические изменения коснулись и лаек, находящихся на современной территории Советского Союза. Эта группа собак разделилась на три производственные группы: охотничью, пастушью и ездовую. Охотничьи лайки сохранились в таежной полосе, где охота является основной профессией населения. Пастушьи лайки сложились в полосе тундры, где население занимается оленеводством. Выход к побережью Северного Ледовитого океана и освоение этих суровых арктических территорий способствовали возникновению ездового собаководства. Оно значительно старше транспортного оленеводства и в отличие от него позволяет оседло селиться на морском берегу и по берегам больших рек, заниматься охотой на морского зверя и рыбной ловлей. Туда, в царство вечных льдов, где отсутствуют корма, за человеком могло следовать только одно домашнее животное – собака. Все три производственные группы, имеющие общее происхождение, близкие по основным признакам экстерьера, постоянно соприкасаются и естественно смешиваются.

Так, в северных районах Урала охотничьи собаки коми смешиваются с оленегонной лайкой ненцев. Помеси их образуют переходные группы и одинаково успешно применяются для охоты и пастьбы оленей. В Восточной Сибири промысловые собаки смешиваются с северо-восточными ездовыми и также используются для обеих служб. Однако различные условия существования и направленный отбор способствовали становлению пород, резко отличающихся по конституциональным и экстерьерным признакам, охотничьим и рабочим качествам.

До Великой Октябрьской социалистической революции распространение лаек было ограниченным и не выходило за пределы северных промысловых районов. Это были типичные примитивные породы, приспособленные к местным условиям содержания и использования. Разбросанность населения, живущего в небольших поселениях, стойбищах и чумах в тайге, позволяла содержать собак без привязи, на свободе. С весны, с прекращением охоты, их, как правило, не кормили, и они жили на подножном корме, самостоятельно добывая себе пропитание (разоряли гнезда, ловили птенцов, птиц, мышей и др.). Все это делало лаек самостоятельными, предприимчивыми и неприхотливыми, способными обходиться без каждодневной опеки человека.

В центральных районах России не знали лайку и не ценили ее охотничьих качеств. По свидетельствам современников, «интеллигентным охотникам» не интересно было охотиться с лайкой – «мужицкой» собакой, пригодной только для промысла, а не для спортивной охоты. Только отдельные из охотников-кинологов уделяли ей должное внимание. Изучали лаек, разводили, охотились с ними и предсказывали ей большое будущее А.А. Ширинский-Шихматов, М. Дмитриев-Сулима, Г. Поплавский и др. Практически кроме статей в охотничьих газетах и журналах о необходимости разводить лаек и вести с ними племенную работу и споров, служит ли признаком вырождения лаек наличие прибылых пальцев, пежин и т. д., эти люди сделать ничего не могли. Их собственные небольшие питомники лаек не оказывали никакого влияния на породу. Их случайные, бессистемные поездки в районы разведения лаек привели к тому, что отдельные местные разновидности и генеалогические группы они принимали за самостоятельные породы и пытались классифицировать лаек по этнографическим группам, находящимся, по их мнению, далеко за пределами исконно таежных мест, где культивировали эту собаку (Самарская и Симбирская губернии, киргизские степи и др.). С легкой руки А.А. Ширинского-Шихматова в кинологической литературе до наших дней фигурировали породы лаек: зырянская, олонецкая, вотятская, карельская, черемисская, башкирская, неврольская, печорская, томская, пермяцкая, гиляцкая, остяцкая, мансийская, тунгусская, ламутская, бурятская, сойотская, юракская, самоедская, ездовые лайки и др.

Только в советское время началось систематическое освоение и изучение Севера. Изменились условия промысла, изменились к лучшему и условия содержания и кормления лаек, появились охотоведы-кинологи, занимающиеся этими породами. В отдаленные районы северного собаководства направлялись научные экспедиции, изучавшие породы лаек. В ряде районов создавались государственные и кооперативные питомники охотничьих лаек. В оленеводческих совхозах началась племенная работа с ненецкой лайкой. В районе ездового собаководства на Колыме и Индигирке созданы госплемрассадники ездовых лаек. В результате глубокого изучения была установлена ошибочность этнографической классификации лаек и определено, что большинство указанных А.А. Ширинским-Шихматовым пород никогда не существовало. На основные породы – коми (зырянской), мансийской (вогульской) и хантыйской (остяцкой) в 1939 г. составлены временные стандарты.

Во время Великой Отечественной войны в специальных частях Советской Армии использовались десятки тысяч лаек, вывезенных из районов Урала и Западной Сибири, показавших высокую способность в разносторонней дрессировке, работавших в качестве ездово-санитарных собак, истребителей танков и миноискателей. В послевоенный период Главное управление охотничьего хозяйства при Совете Министров РСФСР развернуло большую работу по сохранению и разведению лаек. Были обследованы основные районы охотничьего промысла, тысячи собак на местах прошли выводки, организована сеть питомников.

В 1947 г. на Всесоюзном кинологическом совещании, созванном Главным управлением, был принят проект Всесоюзного научно-исследовательского института охотничьего промысла о создании на базе имеющегося в СССР поголовья лаек четырех заводских пород охотничьих лаек: карело-финской, русско-европейской, западносибирской и восточносибирской. В последующем были составлены стандарты этих пород, утвержденные Всесоюзным кинологическим советом Главного управления по охране природы, заповедникам и охотничьему хозяйству МСХ СССР.

В СССР насчитывается большое племенное поголовье лаек указанных пород высокого заводского класса, имеющих полную родословную, подтверждающую их чистопородность. Кроме государственных питомников (Всесоюзного научно-исследовательского института охотничьего хозяйства и звероводства, Ярославского облпотребсоюза, Главного управления заповедников и охотничьего хозяйства при Совете Министров РСФСР и др.), чистопородным разведением лаек занимаются многие общества охотников и рыболовов (Московское, Свердловское, Ленинградское, Калининское, Ярославское, Ивановское, Новосибирское, Иркутское и др.). Ареал лаек расширился во много раз. Это уже не примитивная охотничья собака только Севера, она применяется наравне с другими охотничьими породами по всему Советскому Союзу. С ней охотятся в ГДР, Венгрии, Польше, ее можно встретить на международных выставках.

Интенсификация охотничьего хозяйства в СССР, применение нового, более совершенного оружия и орудий лова не умаляют значения этого древнейшего, испытанного спутника охотника. Возникающие новые формы охоты, связанные с широким распространением в СССР кабана, увеличением поголовья лося и оленя стимулировали завоз лаек туда, где их никогда не было. Восстановление поголовья бобра и его отлов для переселения в другие районы опять же не обходится без помощи лайки. Лайка успешно конкурирует с легавыми собаками на утиной охоте. Ее роль в классическом применении на охоте по белке, соболю, кунице, боровой птице, не теряет своей значимости, и ее трудно переоценить.

По ориентировочным подсчетам, до 70% заготовленных в стране шкурок белки, значительной части соболя, куницы и других пушных зверей добывается при помощи лайки. По материалам известного охотоведа Г.И. Демидова, средняя добыча белки на Урале резко меняется и зависит от качества охотничьей собаки. «Если, – говорит он, – взять добычу с лайкой, обладающей высокими охотничьими качествами за 100%, то при промысле с «хорошей» собакой добыча падает до 55–42%; при собаке среднего качества до 30–20%. Добыча белки без собаки максимально составляет около 2%. По материалам А.В. Гейца, в СССР абсолютное большинство ценнейшей пушнины добывается с лайкой.

Например, в Восточной Сибири, в Братском районе при помощи лаек добывается белки 93%, соболя 99%. в Киренском районе – белок 98%, соболя 92,1%; – в Катаганском – белки 98,7%, соболя 98,4%. В Тувинской АССР до 90% соболя добывается при помощи лайки, в Тунгусско-Чунском районе Эвенкийского национального округа – 97% соболя и т. д. (Гейц А.В. Восточносибирская лайка. Восточносибирское издательство, 1968. 70 с.)

Охотничья лайка, обладающая исключительным обонянием, прекрасным слухом и острым зрением, известная своей преданностью хозяину-охотнику, помогает ему обнаружить след лося, оленя, косули, кабана, медведя, тигра, преследует и останавливает, «держит» зверя до прихода охотника, указывает место затаивания белки, соболя, куницы и др., находит и облаивает лесную птицу. Жертвуя жизнью, защищает его от нападения разъяренного медведя. Лайка по праву называется необходимейшим орудием труда охотника, его правой рукой и верным другом в его нелегком и опасном труде.

795
410
385
0