Глава III. Полевые испытания борзых собак по вольному зверю

Современные полевые испытания, правильно организованные и целеустремленно направленные, в сочетании с выводками и выставками, являются лучшим методом массового отбора племенных производителей и производительниц для последующего получения чистопородных и работоспособных охотничьих собак.

Основой каждой породы охотничьих собак служат их рабочие или, как принято называть, полевые качества. Совершенствование породы охотничьих собак идет путем направленного воспитания и постоянного (из поколения в поколение) применения на охоте. Поэтому ведущее начало при отборе и подборе охотничьих собак для разведения теперь, в условиях плановой племенной работы, принадлежит полевым испытаниям. Они дают возможность найти, выделить и указать именно ту группу охотничьих собак в породе, которую надо использовать для племенных целей по признакам лучших полевых (рабочих) качеств.

Полевые испытания борзых собак имеют особое значение. Борзые собаки, вслед за лайками, стоящими на первом месте, занимают второе место в экономике охотничьего промысла и являются основной плановой породой охотничьих собак степных и лесостепных районов и областей. Уже теперь в этих областях подавляющее большинство пушнины охот-промысловых видов добывается при помощи борзых собак. Но их явно недостаточно для планомерной и полномерной опромышляемости этих обширных охотничьих угодий.

Необходимо, чтобы в ближайшие годы неизмеримо возросли: распространение, численность, породность и промысловое применение борзых собак. Кадры охотников- борзятников должны быть пополнены подготовленными новыми. Полевые испытания и организованное использование результатов их позволят все это практически осуществить в широких масштабах и создать самостоятельные племенные линии промысловых борзых, как основу ведения породы.

Но в племенной работе по борзым важно и другое. В породе борзых собак, как ни в какой другой породе, существует прямая зависимость полевых (рабочих) качеств от сложения, статей, красоты форм. Вот почему, для успешного применения на охотничьем промысле или для спортивной охоты, нужна красивая, породная, правильно сложенная, хорошо выращенная борзая собака и, вместе с этим, обладающая целым рядом охотничьих свойств.

Главную часть своей работы — стремительную скачку и поражающий зверя бросок — борзая ведет в зависимости от общей полноценности сложения (экстерьера). В этом легко убедиться, сравнивши борзую с другими породами охотничьих собак. Например, гончие собаки, при помощи чутья преследующие с голосом невидимого зверя, различно сложенные и потому обладающие большей или меньшей быстротой хода, могут сравнительно одинаково успешно применяться для охот по зверю. А такая борзая собака, резвость которой не превосходит резвости вольного зверя, для охоты не пригодна.

Вот почему надо считать, что лучшие по полевым качествам современные промысловые борзые имеют целесообразные формы, правильное сложение и могут служить жизненными, реально существующими (не надуманными) образцами породы, выведения которых и надо придерживаться.

Трехлетний опыт полевых испытаний в Тамбовской области подтверждает, что лучшие работы по зверю показывают борзые собаки, получившие лучшие оценки за породность, экстерьер. На практической охоте, на промысле они дают и наибольшую добычу зверя.

Полевые испытания борзых собак по вольному зверю — дело совсем еще новое, и необходимо широкое ознакомление многочисленных охотников-борзятников с правилами и требованиями испытаний. Посредством этого будет воспитываться понимание стиля работы борзой, которое поможет отбору и состав охотничьих пар и свор наиболее продуктивно работающих собак.

Полевые испытания борзых по условиям и требованиям воспроизводят практическую охоту. Проводятся они по вольному зверю — русаку и лисице — на типичной, естественной местности их обитания: глубоких пашнях, жнивах, озимях, пересеченных дорогами, оврагами, впадинами, кустами, рощами и т.п.

В прошлом, да еще кое-где и в наши дни, вместо испытаний по вольному зверю, устраивались «садки на резвость». Для этого заранее отлавливались зайцы и лисицы, заключались в клетки и содержались в них до времени садок. Затем, в назначенный день на каком-либо удобном, ровном месте, поближе к городу, в присутствии многочисленных зрителей, выпускались из клеток утомленные неволей звери и травились борзыми собаками. Иногда, вместо зайцев-русаков, на садках выпускались менее резвые зайцы- беляки, обитатели густых лесов, никогда не видевшие степных просторов. Случалось, выпущенные звери очень неохотно бежали и даже возвращались в клетки, к которым уже успели привыкнуть.

В недавнее время даже были попытки культивировать по западно-европейскому образцу бессмысленные скачки борзых на ипподромах за искусственным неуловимым «электрическим зайцем», несущемся по железной рельсе под действием электромотора. Вся эта чепуха — и «садки» и «электрические зайцы» — не имеет ничего общего с практическими задачами ведения и улучшения породы борзых собак, прежде всего, как собак промысловых, через систему полевых испытаний по вольному зверю.

Полевые испытания, как и сама непосредственная охота, по строгому вольному чуткому зверю, выросшему и взматеревшему на свободе, прошедшему суровую школу борьбы, не раз уже спасавшемуся от своих врагов, где резвостью, где хитростью, где силой, требуют сочетания и воспитания в борзой собаке всех охотничьих свойств. Без них она, в степи или в поле, не поймает ни лисицы, ни, тем более, резвого русака.

На полевых испытаниях выявляются и оцениваются главнейшие свойства борзой собаки — резвость и умение ловить зверя. Выявляются и оцениваются и другие, имеющие немаловажное значение для породы, свойства: зоркость, жадность к зверю, настойчивость, сила, мастерство, поведение на своре, вне своры— в поле и у затравленного зверя.

Испытуемые собаки составляются парами или сворами. Ведущие с борзыми на сворках движутся равняжкой в избранном направлении и травят поднявшегося зверя, каждый в границах определенного ему участка. Когда травля началась, равняжка останавливается, и ведущие, чтобы не помешать начавшим работу, старательно удерживают на сворках борзых, неминуемо рвущихся за уходящим зверем. Сворки должны быть прочные, лучше сделанные из сыромятного ремня. Ошейники также следует иметь кожаные, хорошо пригнанные, с пряжкой и на металлических роспусках, чтобы собаки легко сбрасывались на зверя. Движение равняжки дальше начинается по команде судьи, после того, как зверь пойман и собаки уведены, или когда стерявшие зверя собаки вышли и присворены.

На полевых испытаниях выявляются и оцениваются охотничьи свойства каждой борзой собаки отдельно, независимо от того, что пускаются они за зверем парами или сворами.

Скачка попарно или по три не только не мешает расценке собак, а, наоборот, помогает посредством сравнения найти лучших. Иногда дополнительно проводится испытание пар и свор борзых, как самостоятельных номеров. Но это имеет второстепенное, маловажное значение. Поэтому, говоря в дальнейшем о полевых испытаниях, мы имеем в виду только индивидуальную оценку борзых собак.

Испытания проводятся по специальным правилам квалифицированными судьями- экспертами с привлечением стажеров из наиболее активных охотников-борзятников. Работа каждой борзой собаки оценивается по 100-бальной системе. Кроме этого, основные моменты работы соответственно описываются.

РАСЦЕНОЧНАЯ ТАБЛИЦА

для оценки охотничьих свойств борзых собак на полевых испытаниях по вольному зверю при индивидуальной расценке


Борзым собакам, проявившим на полевых испытаниях достаточно хорошие охотничьи свойства при работе по вольному зверю и набравшим необходимый минимум суммы баллов (общий балл), присуждаются дипломы на звание «полевых победителей». Установлены дипломы трех степеней: первой, второй и третьей, из которых высшим является диплом первой степени.

Для присуждения диплома первой степени испытываемая борзая собака должна набрать не менее 80 баллов, и из них за резвость, главное свойство борзой, получить не меньше 24 баллов. Для диплома второй степени общий балл — не менее 70 баллов, из них за резвость — не меньше 21 балла. И, наконец, для диплома третьей степени — не менее 60 баллов, и в сумме их за резвость — не меньше 18 баллов.

Присуждаемые дипломы выдаются владельцам борзых собак.

Рассмотрим охотничьи свойства борзой собаки в свете оценки их на полевых испытаниях.

1. Зоркость оценивается в зависимости от быстроты и дальности, с которой борзая помечает поднявшегося зверя, насколько хорошо держит она его в поле зрения, не теряя во всех моментах травли, условиях местности и погоды.

Представлением об образце зоркости может служить работа пары хортых борзых — Летуна и Чайки С.А. Яковлева — на Ржаксинских полевых испытаниях по вольному зверю в октябре 1949 года.

«Находясь в равняжке на левом фланге, Летун и Чайка зорко устремились вдаль. Ни судьи, ни ведущие, никто никого не видел на огромном поле высокой стерни, ослепительно светившейся в лучах заходившего солнца. Прошло много времени, и впереди, куда указывали собаки, почти за полкилометра от равняжки, замелькали две лисицы, едва различимые в покровительствующем сочетании красок».

Такая зоркость может быть оценена полным баллом, т.е. 10.

Примером неудовлетворительной зоркости может служить работа своры борзых на Старо-Юрьевских полевых испытаниях в ноябре 1951 года.

«Сзади равняжки метрах в 100 поднялась прибылая лисица и ярким пятном ясно обозначилась в солнечный ноябрьский день на черной пашне.

На лисицу сброшена крайняя левая свора — Летай и Тигра Ф.А. Копичникова — и Вьюга К.Д. Корниенко. Собаки не сразу пометили зверя и вначале бестолково метались по пашне».

За такую зоркость, конечно, следует поставить неудовлетворительный балл.

2. Жадность к зверю оценивается в зависимости от пылкости и азарта, с какими борзая закладывается и ведет скачку по стронутому русаку или лисице.

3. Резвость — важнейшее свойство борзой. Резвость проверяется по русаку, по которому, как правило, и проводятся полевые испытания. Работа по лисице, как зверю менее резвому в сравнении с русаком, расценивается ниже.

Назовем, как пример оценки резвости, что короткая доскачка по русаку, заканчивающаяся повихом, может быть оценена 20 и более баллами. А короткая доскачка по русаку, заканчивающаяся крутой угонкой, может быть оценена 22 и более баллами. При такой резвости для присуждения диплома от третьей до первой степени, при прочих достаточно выраженных и оцененных свойствах, поимка русака не обязательна. Однако поимка русака при короткой доскачке после трех-четырех угонок дает основания для повышенной оценки резвости борзой.

Вот, например, за какую резвость и общую работу присужден диплом первой степени Норке П.И. Пугачева на Ржаксинских полевых испытаниях, состоявшихся в октябре 1951 года.

«На стерне сзади прошедшей равняжки поднялся матерый русак. Норка П.И. Пугачева а и Лихой П.М. Белякова сброшены с большой задержкой, только после команды судьи, когда русак успел уже прокатить метров 120—150 и достиг пашни.

Туман, опустившийся низко, и легкая морось не помешали Норке — она зорко пометила далекого русака и с места резво заложилась по удаляющемуся. Пройдя бросками метров 250—300, Норка достала русака и круто сбила, но сразу зацепиться не сумела. Метров через 30 русак выдержал следом одну за другой еще две угонки.

После третьей угонки русак круто вывернулся влево и только тут подоспел, очевидно, не резвый Лихой, к тому же еще не пометивший русака вначале и тупо поскакавший в сторону.

Но живо, уже через 30—40 метров, Норка броском обошла Лихого и вновь насела на зайца. С четвертой угонки она ловко подхватила высоко в воздухе поднявшегося свечкой русака, сама оторвавшись от земли, на виду у борзятников, зачарованных картиной травли».

Если, вместо подобной манеры работать броском на коротке, идет затяжная скачка за русаком, то для присуждения диплома поимка зверя обязательна.

За работу по лисице при хорошей доскачке может быть поставлено «за резвость» не более 20 баллов. В этом случае для присуждения диплома второй степени поимка зверя обязательна. Диплом первой степени за работу по лисице не присуждается.

Здесь очень уместно привести для сравнения некоторые описания призовой работы борзых собак на прежних садках. Вот, например, за какую работу на садках Московского общества правильной охоты в 1891 году были присуждены призы победителям:

«В первой паре скакали Джейран, Кристи и Ханка Коротнева. Русак попался этой своре лихой и, благодаря разъездке, выдержал массу угонок; собаки ловили его долго; под конец Джейран стал справляться быстрее и ловил уже один. Ханка, видимо, вымоталась. Выиграл Джейран».

«Во второй паре: Злодей Брюхова и Хан Корша. Собаки шли дружно; подъехав к русаку, стали сменять друг друга на угонках; русак выдержал их более двадцати. Поймали русака за публикой, так что конца травли нам видеть не пришлось (и неизвестно, сколько еще там он выдержал угонок). Выиграл Злодей».

При всем этом надо учесть, что садки проводились на бывшем Ходынском поле, под Москвой, близ здания выставки. Присутствовавшая публика составляла подобие коридора, с одним открытым выходом, куда неминуемо было идти зверю. И вот в этих-то условиях сиделые, утомленные неволей зайцы, выпущенные из клеток, выдерживали под борзыми больше двадцати угонок, а собаки после коротенькой скачки уже выматывались и слабели.

Наша хорошая современная промысловая борзая ловит вольного матерого русака после короткой доскачки с 3—4 угонки в несравнимо трудных условиях и способна повторять такую результатную скачку десятки раз в течение охотничьего дня.

Не лучше обстояло дело и на последних садках борзых, проведенных Московским обществом охотников 25 декабря 1949 г. Садки проводились по подсадным лисицам, частично обезноженным клеточным содержанием, не способным уже, из-за содержания в неволе, развивать свойственные им на воле резвость и быстроту поворотов.

Вот как выглядела работа непромысловых борзых по заморенным лисицам, происходившая на открытом месте, где грунт для скачки собак был очень удобен на всем протяжении и лишь один край поля, возле кустов, был покрыт глубоким зачерствелым снегом.

«В первой паре были посажены собаки Е.П. Комаровой: Кудряш-IV и Красотка. Этой паре не повезло — ей досталась самая непригодная для садок лиса: совершенно черного окраса от содержания в маленьком ящике, с трубой, висевшей книзу узким хвостиком; лиса эта вовсе не была похожа на яркокрасно-желтую красавицу-лисицу с хорошо распушенной трубой. Бежать она не хотела, а все вертелась на одном месте, что, конечно, сбило с толку борзых. Посаженные за 50 метров от лисы, собаки очень быстро доспели к ней. Кудряш сделал несколько угонок, Красотка тянулась сзади, но заловить лису не сумела. Весьма вероятно, что ненормальный вид и запах мокрой лисы были тому причиной. Дело дошло до того, что по приказу судей была пущена запасная свора, и тут уже две собаки быстро заловили и растянули незадачливую лису».

«Второй шла пара В.К. Амелунг — Гордый и Зазноба. Гордый очень резво и уверенно доехал до лисы и дал ей крутую угонку. Тут Зазноба закатила вторую угонку, после которой лиса очень ловко мертво поместилась у суки около уха (собственно лисица поймала собаку. — П.Ш.), в каком положении и была захвачена Гордым, к которому сейчас же переместилась Зазноба».

«Третью пару составили Степан Витова и Румба Польскова. Лиса им попалась шустрая.

Степан первым приспел к лисице, дал ей несколько крутых угонок и захватил, поместившись не по месту. Лиса тотчас же дала ему хватку, отчего он ее бросил. Румба носилась сзади Степана, ни разу не сменив его после угонок. Лиса быстро добежала до густых кустов, где и скрылась, унося свою шкуру».

«Затем выступали Лебедь Невежина и Зорька Сафронова. С места собаки ровными ногами достали лису, дали ей ряд угонок, но заловить не сумели».

«Последней парой работали Поражай Кафтанникова и Кара Михайловой. Кара с места старательно заложилась за свежей бодрой лисой, а Поражай, не обращая внимания на зверя, все время играл с Карой, мешал ее скачке и в конце концов сбил с ног старательную суку.

Пришлось пустить запасную свору. Скакавший в этой своре Гордый быстро долетел до лисы, но тут же попал на глубокий зачерствелый снег, лиса сразу отросла от него и унесла в кусты свою нарядную шкуру».

Приведенные примеры служат объективным доказательством утраты охотничьих свойств этой группой борзых собак при беспринципном ведении породы только по внешним признакам однотипности. Через несколько поколений эти собаки вообще будут убегать с поля при появлении лисицы.

Совсем иначе работают по лисице наши промысловые борзые. Возьмем хотя бы работу по лисице пары хортых борзых — Летуна и Чайки С.А. Яковлева — на первых Ржаксинских полевых испытаниях по вольному зверю в октябре 1949 года, полную блеска, силы и мастерства. Не случайно такому стилю работы сопутствуют нерядовые цифры добычи лисицы и русака.

«Из полосы подсолнечника на скошенное поле загоном была выставлена лисица. Борзятник С.А. Яковлев отпустил мелькавшую в высоком жнивье лисицу на 120—150 метров и по команде судьи сбросил свою пару— Летуна и Чайку.

Летун сразу достал лисицу и угонкой сбил с хода. Чайка держалась рядом, и они еще четыре раза дружно сбивали и попеременно бросали лисицу, будто мяч, со стороны на сторону.

Лисица, повернувшая обратно, отчаянно неслась к подсолнечнику, откуда перед этим была стронута. Летун, не отрываясь, висел над ней. Но и с шестой угонки взматеревшая лисица увернулась от Летуна. В этот раз она укрылась за копной, стоявшей на пути, которая разделила их, как стена. Тогда, собрав всю силу и мастерство, Летун с места перемахнул через копну, упал сверху на лисицу и, схватив «по месту», мгновенно задушил ее».

4. Ловкость на угонках определяется быстротой и точностью поворотов борзой за зверем, не позволяющими ему оторваться от собаки, удалеть, скрыться.

5. Настойчивость оценивается по тому упорству, с каким борзая преследует зверя, не бросая его на угонках, не прекращая скачки в трудных условиях тропы и местности.

6. Сила определяется по состоянию борзой собаки после первой скачки — насколько она зарьяла и насколько хорошо ведет она повторные скачки.

7. Мастерство определяется по умению борзой выбрать лучшее направление скачки и использовать повадки зверя. Высшим проявлением мастерства является уменье применить какой-либо особый прием в создавшейся трудной обстановке травли.

Примером проявления мастерства можно привести работу Змейки И.С. Акатина на Ржаксинских полевых испытаниях в октябре 1951 года:

«В высоких комбайновых срезах подсолнечника с густым травяным покровом поднялся крупный русак. Ближняя пара — Змейка и Найда И.С. Акатина — пущена в 70—80 метрах.

Змейка, пометив русака и лихо заложившись, поскакала резво бросками. Туман, высокие срезы стеблей, густая трава сильно мешали видимости и скачке, и Змейка, проскакав в этих трудных условиях метров 250—300, стеряла русака. Тогда, с хода выбросившись высоко над срезами подсолнечника, она с воздуха пометила русака уже в противоположной стороне и тут же, не опускаясь на землю, резко повернулась в сторону уходившего зверя.

Вновь среди срезов стремительно поскакала Змейка и метров через 200 выбила русака на озими. Это была поистине скачка среди ножей».

На испытаниях нередко приходилось видеть собак, которые прекращали скачку, дойдя до кромки срезов подсолнечника, не будучи способными по недостатку мастерства ни пометить зверя, ни, тем более, скакать в таких трудных условиях.

8. Участие в ловле и поимистость. Возможность поимки зверя зависит от резвости борзой и ловкости на угонках. Однако, при хорошей резвости и ловкости на угонках борзая должна быть поимистой, без чего она не может иметь промыслового значения.

Поимистость оценивается в сочетании с участием в ловле, так как и на полевых испытаниях и на практической охоте борзые собаки работают, преимущественно, парами или сворами. Часто бывает, что после трех-четырех крутых угонок, данных одной борзой, ловит русака или лисицу без угонок подоспевшая вторая собака, получая готового, отработанного зверя. Совершенно очевидно, что поимистость первой собаки проявилась несравненно выше. Для постановки полного балла за поимистость при оценке первой собаки в данном случае поимка зверя именно ею не обязательна. Наоборот, вторая, поймавшая, собака получит за поимистость балл ниже.

Кроме способности ловить, борзая собака должна брать зверя мертвой хваткой, «по месту», как говорят борзятники, не портя шкурки. Качество добываемой пушнины зависит от уменья борзой брать зверя, и это свойство должно высоко цениться и культивироваться.

Отличную хватку, могущую служить примером, показал Полет Г.П. Шмарина на Токаревских полевых испытаниях в октябре 1951 г., работая по лисице.

«На исходе длительной скачки, вогнав, как потом оказалось, матерого лисовика в водомоину, Полет настиг его и, схватив за нижнюю челюсть, задушил, не порвав шкурку. Это была образцовая хватка «по месту».

9. Поведение на своре. Борзая на сворке должна идти спокойно, на левой стороне у ноги ведущего, не тянуть борзятника, не перемещаться со стороны на сторону и зорко следить за всем происходящим в поле.

10. Поведение вне своры. Борзая, освобожденная от сворки, должна быть вполне послушной — быстро возвращаться на зов владельца, даже и в том случае, когда зверь протравлен. Пойманного зверя борзая не должна ни рвать, ни таскать.

При пешем способе охоты особо должны цениться и культивироваться способность и склонность борзой собаки указывать, где лежит заловленный зверь. Это новое свойство развивается у наших промысловых борзых в результате применения их в новых условиях охоты. Так, например, работал Накат Ф.И. Васнева на Мордовских полевых испытаниях в октябре 1951 года и при этом показал исключительно правильную хватку зверя: «Заловив русака (в овраге), Накат вышел к дороге (по которой надо было идти к оврагу) и лег на пригорке (чтобы его было видно издали) в ожидании владельца. Матерый увесистый русак был взят чисто, шкурка его нигде не порвана и не запачкана кровью». Многие собаки подолгу стоят у заловленного зверя, видимые издали.

Менее способные собаки оставляют зверя и возвращаются к владельцу, предоставляя ему самостоятельно разыскивать, где он лежит.

Выявлением и расценкой перечисленных десяти охотничьих свойств борзой собаки с достаточной полнотой устанавливается ее рабочая ценность и целесообразность племенного использования по признакам полевых качеств.

Испытания значительного числа промысловых борзых в Тамбовской области на протяжении трех лет подтвердили жизненность принятых ныне правил и расценочной таблицы, состоящей из десяти охотничьих свойств борзой (стр. 30). Мы видели на большом числе собак, как различно проявлялись у них эти свойства. Например, одна резва, но не жадна к зверю и скоро бросает скачку. Другая не так резва, но жадна, настойчива, сильна и за счет этих свойств достигает успеха. Одна проявляет мастерство, чтобы в любых трудных условиях достать зверя. Другая тупо останавливается перед первым же затруднением и т.д. Наконец, мы видели достаточно собак, в которых все положительные свойства сочетаются, достигают высокого уровня и дают отличных промысловых борзых. Ознакомление с отчетами о полевых испытаниях по вольному зверю за 1951 год, помещенными в следующей, четвертой, главе книги, позволит подробно разобраться в охотничьих свойствах современных промысловых борзых Тамбовской области.

Общие итоги выводок и полевых испытаний борзых собак в Тамбовской области за три минувших года (1949—1951) характеризуются следующими данными:

I. Выводки борзых:

 

II. Полевые испытания по вольному зверю

Обращает на себя внимание высокий процент собак, идущих на полевые испытания с выводок, достигший в 1951 году 92%. На полевых же испытаниях они почти не остаются без диплома или расценки. Это значит, что современные промысловые борзые в массе своей обладают полевыми качествами и способны ловить зверя.

Не лишено интереса сравнение за ряд лет всех испытанных борзых собак по средним баллам, которое мы имеем возможность привести за два последних года:

нажмите для увеличения

Мы видим, как, под воздействием полевых испытаний, повышаются рабочие качества промысловых борзых собак и выявляются все новые и новые, ценные для породы полевые победители.

Таким образом, в результате трехлетних кинологических работ, проведенных в Тамбовской области, и опубликования их зафиксировано современное состояние полевых качеств промысловых борзых для критического сравнения изменений в породе в последующие годы.

Понятно, что нынешние правила полевых испытаний борзых и расценочная таблица не являются безупречными и исчерпывающими. По мере накопления опыта будут найдены наиболее совершенные методы оценки на полевых испытаниях, ведущие к улучшению породы промысловых борзых собак.

435
210
225
0