Охота на овсе

Редкий охотник не мечтает добыть медведя Существует несколько увлекательных видов такой охоты, но, пожалуй, наиболее доступной и простой является охота на овсе. Она практикуется в основном в северных областях европейской части нашей страны, основана на том, что поспевающий или спелый овес является весьма лакомым и питательным нажировочным кормом. В неурожайные годы на ягоды, орехи, рябину жировка на овсе остается для медведя одним из основных способов набрать жир к зиме.

О такой охоте написано очень много и, казалось бы, добавить нечего. Тем не менее, в каждом сезоне узнаются новые подробности.

Итак, с чего же начинается эта охота и как ее правильно провести? Обычно медведь активно появляется на посевах в середине августа, когда овес достигает состояния молочно-восковой спелости. В это время и открывается лицензионная охота на медведя.

Выходит зверь на овес в сумерках вечером, реже — утром. Бьют его со специально построенных на деревьях лабазов или с засидок на земле, иногда с подхода.

Определить, что зверь посещает поле, можно по характерным участкам примятого и обсосанного овса. Медведь поедает овес наклоняя голову набок, захватывает метелки и «процеживает» их сквозь зубы, как говорят, «бруснит» овес. После этого от метелок остаются лишь редкие остевые волоски. Войдя в азарт, зверь ложится на землю и обсасывает овес, подгребая его к себе лапами. После такой жировки на поле появляются довольно большие плешины. По их величине можно судить, как долго медведь посещает это поле. Медведь предпочитает выходить в одном месте и оставляет там заметную тропу.

В традиционных местах обитания медведя сейчас широко расселился и кабан. Обычно на одно и то же поле ходят и те и другие животные. Различить их поеди нетрудно даже в сухую погоду, когда следы зверей на земле почти незаметны. Кабан «бруснит» овес так же, как и медведь, но никогда не жирует лежа. Он может лечь в овес лишь на отдых и не оставляет на поле таких больших плешин. Тропы, прокладываемые кабанами, заметно уже.

Для того, чтобы быть уверенным в том, что медведь посещает поле, надо регулярно ранним утром (чтобы к вечеру запах от следов выветрился) обходить его и примечать все изменения в размерах плешин, появлении новых следов и помета и другие изменения. Особое внимание нужно обратить на медвежий помет на поле (ягодный и овсяный). На ягодниках зверь обычно кормится в светлое время, поэтому если на поле найден ягодный помет, можно предположить, что зверь прямо с ягодника направился на поле, долго на опушке не задержался и вышел засветло. Наличие овсяного помета говорит о том, что зверь достаточно долго и спокойно кормился в посевах. Медвежий помет — признак успешной охоты.

Соорудить лабаз или засидку целесообразно метрах в 15—20 от предполагаемого выхода зверя. Не следует устраивать лабаз над тропой — медведь может причуять охотника еще до выхода на поле. Лучше всего сделать несколько лабазов еще до того, как медведь начнет посещать поле. При некотором навыке можно легко определить место, откуда будет выходить зверь. Обычно это наиболее «глухая» часть поля, примыкающая к участку густого леса или спускающаяся в лог или низину с лесом. На новый лабаз желательно садиться не ранее, чем через 2—3 дня после его постройки, чтобы дать зверю пообвыкнуться. Иногда медведь проводит дневку недалеко от поля, хорошо слышит шум, производимый при постройке лабаза, настораживается и на поле не выходит.

Вот случай из практики. У кромки сильно примятого медведем поля примерно в 11 часов дня был сделан лабаз. Медведь, услышав шум, незаметно через чащу подошел метров на 20, разглядел лабаз и охотника и, уже не таясь, с треском ушел в лес. В этот вечер он не вышел. В последующие вечера делал большой крюк по лесу и дороге, ведущей на поле, причуивал запах прошедших охотников и не выходил. С каждым днем он становился все более осторожным, так что за время охоты его не удалось даже перевидеть.

Делают лабаз на высоте 2—4 метров. Желательно, чтобы за ним стояла стена более высокого леса. В этом случае запах от охотника будет меньше распространяться. Для сооружения лабаза подойдут два близко стоящих дерева, достаточно набить на них два осиновых или ольховых обрубка диаметром 6—8 см, еще одну перекладину под спину и обязательно сделать упор для ног. На сиденье укладывают еловый или хвойный лапник. Со стороны поля лабаз можно не маскировать, медведь не ожидает опасности сверху и не осматривает вершины леса. А вот со спины и с боков желательно замаскироваться, чтобы уменьшить распространение запаха. Для маскировки годятся только живые ветви, так как срезанные (даже лапник) на второй-третий день уже засохнут и при малейшем прикосновении будут предательски шуметь. Ни в коем случае лабаз не должен скрипеть под охотником. Поэтому сбивать его надо гвоздями, а не связывать веревками или проволокой. Хороший лабаз можно легко и быстро сделать на старой ели. Для этого достаточно положить на ветви у ствола несколько срубленных лап — и лабаз готов. Пышная крона хорошо маскирует охотника и не позволяет распространяться запаху.

Сделав лабаз, обязательно отрепетируйте на нем необходимые движения: повороты в стороны, смену положения затекших ног, изготовку к стрельбе. Все движения на лабазе надо делать так, чтобы не слышать собственного шума. Сидеть нужно со взведенными курками или снятым предохранителем. Преимуществом лабаза является хороший обзор поля.

Засидку на земле можно сделать, не производя заметного шума в день охоты. Для этого достаточно к стволу дерева положить несколько слоев дерна и лапник. Дерн следует взять под деревом, тогда ноги будут стоять на голой земле и под ними на зашуршит трава. Говорят, что на лабазе медведю труднее причуять охотника, нежели на земле. Это не совсем так. Часто к вечеру ветер не затихает полностью, а остается легкий верховой ветерок, который разносит запахи по лесу. В этом случае засидка на земле предпочтительнее. С нее можно сойти совершенно бесшумно и начать подход к жирующему в стороне зверю.

Обычно медведь выходит в поле в сумерках, однако к полю подходит намного раньше и чутко прислушивается ко всему, что происходит. Поэтому садятся на лабаз до появления медведя на опушке — не позднее 18 часов по летнему времени. В ветреную и дождливую погоду зверь плохо слышит и чует и неохотно выходит на поле. Подходить к лабазу надо напрямик через поле, а не вдоль опушки. На поле не курить, не оставлять никаких пахнущих следов. Обычно медведь дожидается, когда утихнет непогода и ветер «обдует» овес. В этом случае целесообразно дождаться затишья и начать охоту с подхода.

Несколько слов об охоте с подхода. На вечерней или утренней заре или ночью охотник бесшумно обходит против ветра поле и, увидев медведя или услышав шум от его жировки, старается подойти к нему на расстояние выстрела. На такой охоте требуются крепкие нервы, выдержка и умение бесшумно передвигаться по полю. Успех полностью зависит от того, насколько азартно кормится зверь. К настороженному, постоянно прислушивающемуся зверю не сумеет подойти и самый искусный охотник. К «разъевшемуся», громко чавкающему медведю удается подойти вплотную. В темную ночь приходится подходить метров на 15 и ближе. Подойти и стрелять надо так, чтобы не оказаться на пути раненого медведя к лесу. Эту охоту лучше проводить на утренней заре: подходить затемно, а стрелять ближе к рассвету.

Самый сильный сигнал опасности поступает к медведю через обоняние. Слух и зрение развиты хуже. Вот пример. В 22 часов метрах в 15 от лабаза вышел молодой медведь. Я поспешил переложить ружье в его сторону, задел за одинокий листок и этого оказалось достаточно, чтобы подшуметь зверя. Медведь поднялся на задние лапы и стал рассматривать крону дерева, и хотя лабаз был сделан на голой березе и не замаскирован, он не обнаружил опасности и спокойно вернулся в лес. Через несколько минут он снова вышел на поле, уже метрах в 70 от лабаза и, жируя, стал удаляться. Мне удалось слезть с дерева незаметно и приблизиться к нему метров на 20. Дважды медведь настораживался, поднимал голову и прислушивался. Затем, успокоившись, продолжал жировать. Стоило, однако, незаметному дуновению воздуха накинуть на медведя мой запах, как зверь пулей исчез в лесу.

Нужно сказать, что медведь очень крепок на рану, на месте его кладут только выстрелы в голову и по позвоночнику. Однако сделать выстрел по этим точкам очень трудно, и обычно его бьют под лопатку в область сердца и печени. Эти раны, безусловно, смертельны, но далеко не всегда останавливают зверя на месте. С такой раной он может уйти далеко и для охотника пропадает. Поэтому стрелять его не следует далее 40 м, а сидеть на лабазе целесообразно лишь до тех пор, пока отчетливо видна мушка.

Для того, чтобы правильно построить охоту на овсе, нужно учесть особенности питания зверя. Обычно он кормится овсом дней 6—10, а затем постепенно переходит на другие корма. Можно, весьма условно, выделить два периода наиболее активного посещения медведем овсяного поля. Первый относится к началу поспевания злака и длится около полутора недель. Второй — когда почти весь овес убран и останутся лишь небольшие нескошенные полоски, на которых и концентрируются животные.

После выстрелов надо дать полю «отдохнуть» несколько дней. Как правило, медведи привязаны к довольно ограниченному участку. В период активного посещения полей между ними устанавливается четкая иерархия. В это время можно слышать, как на опушке леса медведи выясняют отношения: раздается злобное рычание, слышен шум потасовок. Обычно после первого активного периода посещения полей взрослые звери уходят на ягодники, а на поле выходят молодые медведи, у которых еще нет своего участка. Такой медведь боится не столько человека (с которым ему еще не приходилось сталкиваться), сколько опасается получить «трепку» от хозяина участка. Молодые звери выходят из леса еще засветло и робко кормятся, чутко прислушиваясь к шумам в лесу. Нередко «хозяин» не выходит на поле, но приходит на опушку и охраняет свой участок. Считают, что наиболее активно медведи посещают овес в неурожайные на ягоды годы. В действительности их поведение более сложно и зависит от того, каких именно ягод не хватает и, по-видимому, насколько суровой будет предстоящая зима.

Для того, чтобы насытиться черникой или брусникой, медведю приходится много потрудиться. Поэтому даже в урожайные на эти ягоды годы звери активно посещают овес. Иное положение с рябиной. Как и овес, рябина сытный, питательный и легкодобываемый корм. В годы ее урожая медведь на овес ходит вяло, подолгу на поле не задерживается, объедает лишь посевы, прилегающие к самой бровке, выходит в темноте и часто меняет место жировки. В этом случае на поле редко остается медвежий помет. Тогда охота не очень добычлива.

Даже в местах, богатых медведем, редко закрывается более трех четвертей лицензий. К сожалению, от выстрелов погибает зверей больше, чем добывается. Низкая культура охоты, стрельба в темноте и не по месту приводят к большому числу подранков, гибнущих в лесу. После каждого выстрела нужно тщательно обыскать участок прилегающего леса. В лесу, да еще в сумерках, зверь чувствует себя увереннее, нежели на поле. Нередко раненый медведь затаивается и может неожиданно броситься на охотника. Поэтому добирать его надо спустя несколько часов или утром. В любой ситуации важно сохранить самообладание.

Известен случай, когда охотнику удалось избежать серьезных увечий благодаря тому, что он успел схватить насевшего на наго раненого медведя за язык. Охотник не стал звать товарищей на помощь, полагая, что если они выстрелят не по месту, его положение станет хуже. Зверь несколько раз прокусил ему руку, бросил его и ушел а лес. В другом случае на возвращавшегося вдоль кромки овсяного поля охотника из лесу бросился медведь. Но выстрелами в упор был остановлен на месте. Теплым августовским вечером мой товарищ выстрелом с лабаза уложил медведя в густом перелеске. Около полуночи, когда при свете фонаря мы уже заканчивали его свежевать, из чащи выскочил крупный зверь и с угрожающим рычанием стал носиться вокруг нас метрах в 5—7. Как нарочно, свое ружье оставил я у лабаза, а у товарища в руках была одностволка 16 калибра и дробовые патроны. Уговорились стрелять только в упор. Посвечивая фонарем, покрикивая и постукивая ножом о фонарь, удалось «уговорить» медведя уйти.

Замечательной особенностью охоты на овсе является возможность наблюдать за животными в естественной для них обстановке. Овсяное поле весьма привлекательно для зверей и птиц. Сидя на лабазе, можно увидеть кормящихся зайцев, лисиц, барсуков, кабанов, выводок глухарей. Приходилось стрелять с лабаза по волкам, переходившим через поле. На такой охоте можно услышать, как медведи свистят: идущая вдоль опушки медведица с медвежонком перекликаются негромким свистом, который несколько напоминает звук плохого металлического манка на рябчика. Медведь, журующий на поле, предупреждает другого медведя громким грубым свистом, примерно так, как свистят мальчишки, засунув два пальца в рот. Впрочем, возможно, что у медвежьего свиста совсем иное назначение.

Взяв в свой первый сезон годовалого медведя, не спешите считать себя знатоком такой охоты. Пройдет еще несколько напряженных охотничьих сезонов, прежде чем вы научитесь интуитивно чувствовать психологию зверя и, учитывая погоду, обстановку, множество других видимых и незаметных причин, правильно предугадаете его поведение и возьмете не случайного несмышленыша, а «трудовой» трофей — медведя-«хозяина». После этого вы по-настоящему оцените всю прелесть этой увлекательной и тонкой охоты.

Битый медведь быстро портится, поэтому желательно его сразу же освежевать или, в крайнем случае, выпотрошить и вставить в брюхо распорки. Несколько слов о том, как правильно снять и обработать шкуру. Разрез по брюху можно вести не до конца нижней губы, а только до середины горла. Верхнюю часть шкуры снимайте через голову. При съемке лап разрез надо делать не по середине подошвы, а по ее краю, оставляя у каждого когтя по одному суставу, закрытому кусочком кожи. При таком способе легко сделать чучело головы, когти на лапах занимают естественное и выразительное положение. Во всех руководствах снятую шкуру рекомендуют мездрить в сыром виде. Этот способ очень труден и требует достаточно высокой квалификации. Советую делать иначе.

Парную шкуру расстелите на земле и засыпте мездру толстым слоем соли. Обложите солью и уши, хрящи из них можно не вынимать. К утру шкуру сверните конвертом мездрой внутрь, туго перевяжите и поместите на несколько дней в прохладное место. За это время она просолится и даст сок. В таком состоянии можно не опасаться, что шкура испортится. После этого ее можно высушить до картонообразного состояния. Теперь такую шкуру легко очистить от прирезей мяса и жира тупой металлической пластиной (можно топором). После этого шкуру надо несколько раз вымыть со стиральным порошком и поместить в раствор пикеля: 2 см3 концентрированной серной кислоты и 40 г поваренной соли в расчете на литр воды. Проводить пикелевание в металлической посуде нельзя. Для этого удобна ванна, а металлическую пробку надо залить парафином. Температура воды и пикеля должна быть 20—25 °С, не выше. Длится пикелевание 12—-16 часов. Раствору дают стечь со шкуры и, не промывая, сушат, периодически переворачивая ее то вверх мездрой, то мехом. По мере подсыхания ее потягивают, не давая осаживаться и затвердеть. Выделанная так шкура получается мягкой, с чистым и блестящим мехом.

Л.ТАРАНЕНКО, охотник

"Охота и охотничье хозяйство", №7, 1985

1125
570
555
0