По медвежьим следам в августе

Лето подходило к концу. Уже поспевала рожь, появились грибы, созрела малина. Полосы овса начинали отливать золотом. Жил я в то время в районе, где овес сеяли на полянах среди леса. Все свободное время проводил я тогда на охоте. В соседней деревне жил опытный охотник Владимир, с которым породнила нас охотничья страсть. Много счастливых дней провели мы с ним на медвежьих охотах.

На охоту лучше отправляться несколько раньше того времени, когда медведи начнут ходить в овсы.

В конце июля овес был еще везде зеленый, но я решил в этом году захватить первый приход медведя в овес. Когда я подошел к овсяному полю, то оказалось, что медведь успел опередить меня. Овес оказался кое-где помятым. Топора со мной не было, и я решил, не устраивая лабаза, покараулить зверя на земле. Вечер был дождливый. Я встал в углу овсяного поля около кудрявой березки, замаскировавшись ее ветвями. Было тихо. Когда дождь перестал, стало слышно, как падали на землю с листьев березы капли воды.

Стемнело. Вдали, шумя крыльями, пролетела какая-то птица. Медленно тянется время, напряжены слух и зрение. Вдруг, шагов за сто от меня, на краю болота, фыркнул медведь и, топая, как лошадь, убежал в лес. Когда стало совсем темно, я ушел с поля в стоявший неподалеку сарай, где, зарывшись в сено, проспал до утра.

Через день я вновь пришел к овсу, сделал лабаз и вечером устроился на нем.

Надвигалась темная грозовая туча. Все ближе и ближе гремел гром и блистала молния. Однако туча прошла стороной, только краем задела поле, и начавшийся было ливень скоро прекратился. Стало тихо. Облака плыли по небу, и временами, когда они закрывали луну, делалось темно. Часов в одиннадцать вечера я заметил отделившееся от леса темное пятно, которое приближалось к моему лабазу. Это был медведь; временами он останавливался, и за шелестом овса слышно было его чавканье. Шагах в тридцати от меня пятно стало неподвижным — зверь остановился. Медлить было нельзя. Может быть, он увидал меня в виде такого же темного пятна, каким он казался мне, а может быть, учуял запах человека. Тихо поднимаю ружье, но из-за темноты не вижу не только мушку, но и концы стволов. Решаюсь стрелять без мушки, надеясь на привычку к ружью, на вскидку.

Громыхает выстрел, столб огня пронизывает темноту. Слышу, как сильно рявкнул зверь, несколько раз повернулся на месте и ушел в лес. Я слез с лабаза и зажег бересту. На земле было много крови. Значит, зверь ушел тяжело раненый.

Стал накрапывать дождь, он усилился и шел до самого утра. Дождем смыло все следы зверя и его кровь. Поиски раненого медведя с собаками на следующий день оказались напрасными.

Лето в тот год было жаркое, мелкие ручьи пересохли, и вода в окрестности сохранилась только в одной яме. Предполагая, что раненый медведь, испытывая жажду, пойдет к воде, мы направились к этой яме. Наши предположения оправдались. Тяжело раненый зверь бросился именно к воде и здесь лежал уже мертвым.

Посещение медведями овса находится в тесной зависимости от урожая ягод в лесу, главным образом малины, черники, брусники и рябины. Иногда медведь вовсе не показывается на овсе. Присутствие зверя можно обнаружить, случайно столкнувшись с ним в лесу или по разрытым муравейникам.

На овсы медведи начинают выходить с первой половины августа. Лучшее место для этой охоты — отдаленные деревни, вокруг которых на десятки километров тянутся лесные болота; овес в таких местах сеют на вырубках. Охотнику необходимо обойти овес кругом. Медведь начинает есть овес с самых глухих углов поля, на полосах, концы которых спускаются к лесу. Встречи с человеком зверь всячески избегает и, случайно встретившись с ним в овсе, убегает. Обнаружить посещение медведем овса легко по тем следам, которые он оставляет на поле. Похожи они на примятые борозды, как будто волокли по овсу тяжелый мешок. Медведь, занятый сосанием овса, ползает по нему, и по ширине оставляемых «борозд» можно судить о величине зверя. Посещение медведицы с медвежатами можно определить по количеству спутанного овса, так как медвежата путают овес, бегая по нему.

Бывает, что люди принимают посещения овса лошадьми или лосями за посещения медведем. Однажды мне пришлось пройти понапрасну около восьмидесяти километров до Данилова починка, откуда сообщили, что овес «мнет» медведь. Каково же было мое неудовольствие, когда оказалось, что овес помят выходившими в поле лосями, что было ясно видно по следам и по калу. В другом случае на поляне вблизи деревни Баталы след действительно ходившего на овес медведя был принят за следы коров, и неопытные охотники вернулись обратно в деревню, а спустя час после их ухода медведь снова был в овсе.

Внимательный и мало-мальски опытный глаз всегда различит следы пребывания медведя. Медведь обсасывает овес, а все другие животные скусывают его. На отдаленные лесные поляны медведь выходит рано, иногда даже среди дня, и садиться караулить зверя в таких местах следует не позднее четырех часов пополудни. На поля вблизи деревень зверь выходит позднее, чаще всего между восемью и одиннадцатью часами вечера.

Позднее полуночи на овес выходит только очень осторожный или пуганый зверь. Охота на такого медведя трудна и редко бывает добычлива. Про такого зверя говорят: «охотник с поля, зверь в овес». Бывает и так: закроется набежавшей тучкой луна, и слышно, как медведь или медведица наслаждается овсом тут же, вблизи лабаза. Как ни всматривается охотник в темноту, — ничего не видно. А выйдет снова луна, осветит поляну — зверя как не бывало, и слышно только потрескивание в лесу.

Медведица, посещающая овес с медвежатами, выходит позднее. Медвежата, еще не знающие опасностей, выбегают на овес первыми. Медведице, зачуявшей человека, больших трудов стоит увести свою семью в глухое болото.

Часто именно так и бывает: не успеет молодой зверь набраться опыта и где-нибудь нарвется на охотника.

Был такой случай. Охотник, возвращавшийся августовским вечером с охоты за дичью, повстречался на тропинке с медведицей, при которой были три медвежонка. Не желая вступать в единоборство, он бросил шомпольный дробовик 32-го калибра и сумку с убитой дичью на земле, а сам скоренько влез на дерево. К его вещам подошла медведица и унесла и сумку и ружье в лес; очевидно, она зарыла их в хворост, потому что эти вещи так и не нашли. Когда мы через месяц пришли в те места, чтобы караулить ходившего в овес зверя, то крестьяне шутили, что медведь скорее нас подкараулит, так как ходит сам с ружьем.

Сидеть на овсе надо тихо, между тем, комары в августе способны привести нетерпеливого охотника в отчаяние. Иногда легкий ветерок отнесет комариную тучу, легче вздохнет охотник, но не надолго. Вновь станет тихо, и снова — назойливая песня и укусы бесчисленных комаров.

Подходя к лабазу, надо стараться не проходить вблизи леса, так как след долго сохраняет запах человека.

В вечерних сумерках подходящего к овсу человека легко принять за зверя. В Тамышовских поселках, обходя поздно вечером поляны с овсом, мы с товарищем услышали, как кто-то грузно бросился бежать из овса к лесу. Время и место были до того подходящими, что два едва видных темных силуэта были приняты нами за медведей, и в тот момент, когда палец готов был нажать на спуск, один из предполагаемых медведей вдруг крикнул человеческим голосом.

В ту же осень едва не был убит охотник, подходивший ночью из лесу к овсу позади лабаза, на котором сидел другой охотник.

 

* * *

Лето 1938 г. стояло жаркое. Хлеба поспели раньше времени. В конце июля уже кончали убирать рожь. Крупный лесной массив уходит в обе стороны от овсяного поля деревни Кузнецово. Овес стоял уже пожелтевший.

31 июля в одном из глухих углов поля, спускавшегося к лесу, появились следы медведя. Лабазы были построены в тот же день. Утром 1 августа в другом углу поля мы обнаружили новое ночное посещение овса медведем.

В пять часов вечера мы были на овсе. Вечер был тих. Солнце медленно опускалось за вершины елей. Делалось все темнее и темнее. В лесу сорвался глухарь. Через несколько минут в той стороне, где сидел другой охотник, треснул осек. Тишину ночи прорезал звук выстрела, вслед за которым послышался рев зверя. Бегом спешу туда. Приятель встречает возбужденный и рассказывает, что раненый зверь ушел через осек. Решаем, что преследовать его в темноте неразумно. Разложили огонь, а третьего охотника послали домой за собаками. Медленно тянется темная августовская ночь. Хочется, чтобы скорее прошла она, чтобы скорее можно было начать преследовать раненого зверя. К утру приехал Валерий с собаками, привез белую лайку Ветку и гончего выжлеца Заливая. Едва забрезжило утро, были спущены по кровавому следу собаки. Кровь на следу тянулась до болота, а там исчезла. Зверь ушел легко раненый, и надежда увидеть его начинала ослабевать. Решаем все же пройти все глухие болота, имевшиеся вблизи. Час, другой проходит в безрезультатных поисках. Приподнятое настроение сменилось усталостью. Вдруг раздался характерный лай Заливая; так он лает только на медведя и на чужого человека. Но человеку нечего делать в этом глухом, непролазном болоте. Бежим на лай, который начинает удаляться. К гону присоединилась Ветка. Гонят жарко. А медведь избирает для хода самую густую чащу. Трудно бежать по густо поросшему мелочами кочковатому болоту. Но вот на более чистом моховом болоте я увидел крупного медведя, осаждаемого собаками. Раздался выстрел. Зверь рявкнул, кинулся на охотников, но, энергично взятый собаками за «гачи», уменьшил ход. Рвут слабеющего зверя собаки, он кидается на них, и это дает возможность выиграть время и стрелять медведя близко, уже наверняка. Последний выстрел, и мы с трудом отрываем от крупного зверя впившихся в него собак.

Вспоминается еще случай, показывающий, как необходимы и важны хорошие собаки на медвежьей охоте.

Едва успели сжать и убрать овсы, как мне стало известно, что крупный медведь «завалил» корову около Коровкинских хуторов. Двое жителей этих хуторов слышали, как около 10 часов темного августовского вечера ревела в лесу корова, но не придали этому значения. На утро случайно наткнулись на тушу убитой медведем коровы, часть которой медведь утащил метров за 200 в лес и закрыл хворостом. Караулить медведя на туше не пошли: ночи были слишком темны. Днем проверили, оказалось, что в следующую ночь медведь у туши не был, а на третью ночь вновь побывал и уничтожил все мясо, оставив только голову и ноги. В 5 часов утра шесть охотников из деревни Новоселье ушли с собаками за этим медведем и легко ранили его. Так как их собаки раненого зверя не брали, они прислали ко мне охотника с просьбой приехать с выжлецом Заливаем.

После недолгих сборов я и присланный охотник едем по тряской лесной дороге к условленному месту встречи. Тележку кидает из стороны в сторону, ветки хлещут в глаза, а на душе весело. Мелкие заросли сменились крупными мохнатыми великанами-елями, под которыми прохладно в самый жаркий день.

На условленном месте ждали охотники. Без долгих разговоров решено было спустить Заливая с того места, где остальные собаки отказались преследовать зверя дальше.

Спустили собаку и сами двинулись вслед в непролазную чащу мелкого ельника, перемешанную с лиственными мелочами. Идем по следу, разбираемся где по крови, которую оставил раненый зверь, где по примятой траве.

Раненый зверь идет чащей, порой взбирается на стволы поваленных деревьев и продолжает путь с одного ствола на другой. На берегу лесной речки слышим громкий лай Заливая на остановившегося зверя. Бежим на этот лай. Медведь близко, но его не видно в густом малиннике. Вот, наконец, голова зверя показалась из зарослей в трех метрах.

Стреляем. Рев медведя, шум засохшего малинника, лай подоспевших собак, выстрелы и крики — все слилось на несколько минут. Медведь был мертв.

Медведь оказался весом 260 килограммов. Приятно после такой охоты лечь на свежее сено и, устремив глаза в темноту, переживать прошедший счастливый охотничий день.

890
467
423
0