Сбережение и разведение водоплавающей дичи

Неприхотливы и многочисленны утиные племена, населяющие речные поймы, озера, болота, плавни и другие угодья. Это их первые стайки вносят весеннее оживление в еще заснеженные просторы речных долин. Это утиные выводки украшают озера, пруды, заводи и поставляют желанные трофеи охотникам.

Миллионы людей получают спортивное и эстетическое удовлетворение, добывая, выслеживая или просто наблюдая за этими птицами в природе. Промышленность поставляет оружие и боеприпасы для охоты на уток.

Искусные умельцы задолго до открытия сезона охоты готовят деревянные и резиновые чучела для привлечения осторожной дичи. И хотя множество уток ежегодно попадает под выстрелы охотников или становится добычей естественных врагов — хищников, долгие годы наша земля была богата водоплавающей дичью.

За последнее десятилетие положение резко изменилось. Уже не раз собирались крупнейшие специалисты — зоологи и охотоведы СССР на всесоюзные совещания по ресурсам водоплавающей дичи; по этой проблеме проводились международные совещания. И каждый раз отмечалось катастрофическое сокращение количества водоплавающих птиц в большинстве районов земного шара.

Хотя за последнее время армия охотников сильно выросла, не человек с ружьем стал основной причиной гибели дичи. Осушение пойм и болот (кстати, не всегда оправданное с хозяйственной точки зрения), исчезновение мельничных прудов, украшавших еще недавно наши малые реки, загрязнение вод отходами производства, изменение гидрологического режима, да и всего облика земли в связи с постройкой гигантских водохранилищ и многие другие стороны хозяйственной деятельности человека потеснили диких животных во всем мире.

Казалось бы, бесконечны и одинаково привлекательны для диких уток наши озера, реки и водохранилища, но далеко не всюду птицы могут загнездиться и благополучно вывести потомство. В большинстве водохранилищ уровень воды повышается уже после того, как утки сядут на гнезда. Многие кладки птиц оказываются под водой задолго до вывода молодняка... Осушенные поймы рек и их спрямленные берега тоже не пригодны для птиц. А в сохранившихся нетронутых поймах с каждым годом сильнее сказывается отрицательное влияние "фактора беспокойства", о котором все тревожнее говорят зоологи.

Чтобы погубить гнездо птицы, вовсе не обязательно разорить его, забрать яйца или переловить птенцов.

Иногда для этого достаточно "рассекретить" гнездо, спугнуть птицу. Когда утка покидает гнездо по собственному почину, она обычно уходит "пешком", предварительно укрыв яйца пуховой гнездовой подстилкой.

Взлет же спугнутой утки, как правило, замечают луни, вороны и другие хищники, которые после ухода человека посетят это место, чтобы поживиться яйцами.

Если этого и не случится, то испуганная птица не всегда продолжает насиживание, особенно когда люди или пасущиеся животные неоднократно сгоняют ее с гнезда... А много ли мест вблизи водоемов центральных густонаселенных областей, где утка может высидеть на гнезде положенные три-четыре недели, не потревоженная туристами, рыболовами или просто отдыхающими, которых тоже привлекают водные просторы?

Еще недавно идиллическая фигура человека с удочкой считалась приятным дополнением среднерусского пейзажа. А теперь в связи с массовым развитием спортивного рыболовства (почти не ограничиваемого временем и местом) оно стало бичом и несчастьем охотничьего хозяйства. Вот один пример. Несколько лет назад на территории Скнятинского охотничьего хозяйства военных охотников (Калининская область) появилась баржа общества рыболовов, оборудованная на сто человек.

Отправляясь на ловлю, каждый из них получает лодку, на которой кто просто проезжает по территории утиного заказника, а кто бороздит его во всех направлениях.

И хотя не каждый останавливался на рыбалку вблизи гнездовий и далеко не все из них устраивали бивуак на заповедном острове, выводков уток в том районе практически не стало.

Столь же губительна для выводков пастьба скота на островах и низменных побережьях или уборка сена в ранние сроки, когда насиживание гнезд еще не закончилось.

Положение, казалось бы, безвыходное. Нельзя же в самом деле запретить людям гулять, купаться, ловить рыбу и заниматься хозяйственной деятельностью в тех местах, где гнездятся утки. Да, всюду этого сделать нельзя. И тем не менее есть возможность сохранить дичь даже в очень населенных районах.

Работники Латвийской академии наук совместно с окружным советом ВВОО провели интересный и результативный опыт в этом направлении. Они попробовали изъять из хозяйственного пользования на озере Энгурес небольшие островки площадью не более 30 га. Раньше там пасли скот или косили траву, останавливались рыболовы, туристы и просто отдыхающие. Естественно, количество утиных выводков там было очень невелико.

Незначительная площадь и хозяйственное значение этих островов позволили сделать их заповедными без особых трудов. Но одновременно с прекращением на островах хозяйственной деятельности там был проведен целый комплекс работ для привлечения дичи.

Наблюдениями и опытами удалось установить, что большинство уток предпочитает гнездиться на островах, где нет больших деревьев, которые служат присадами для пернатых хищников, и даже кустарников, из-за которых может внезапно появиться враг. Оказалось, что утки любят устраивать гнезда на некошеных участках травы, оставшейся с осени, но в то же время избегают сплошной некоей. А камыши, в которых так хорошо укрываться утиным выводкам, мешают уткам осваивать гнездовые места, если они окружают остров сплошной стеной без протоков чистой воды. Ведь утки появляются на гнездовые места не с воздуха, а с воды...

Потребовалось немало труда и времени, чтобы уточнить вкусы привередливых "квартирантов" и придать заповедным островам жилой вид. Энтузиасты-орнитологи и охотники-общественники регулярно приезжают на острова, чтобы вырубить древесно-кустарниковую растительность, сделать прокосы в прибрежном камыше, выкосить травы так, чтобы для укрытия гнезд остались куртины и полоски прошлогодней растительности. И труд человека вознаграждается сторицей. За несколько лет заповедные острова превратились в густонаселенные колонии уток, где птицы используют для гнездования буквально каждый метр площади.

Незначительные территории заповедных островов и несколько искусственных крошечных островков, созданных при помощи бульдозера из песка и гальки, стали прибежищем множества птиц. Здесь гнездится и вырастает теперь основная часть поголовья дичи, населяющей озеро общей площадью более 35 кв.км.

Лучше всех освоили острова красноголовый нырок, хохлатая чернеть, широконоска, свиязь, кряковая утка и чирок. А кольцевание птиц показало, что выросшие под охраной человека утки на следующий год возвращаются в родные места и выбирают для своих гнезд не только те же острова, но и те же участки, где сами появились на свет. А старые утки, многие из которых уже по нескольку лет из года в год выводят утят вблизи того или иного приметного места, составляют как бы элиту созданной популяции. Наблюдения показали, что именно у них бывают наиболее ранние и многочисленные выводки, которые пополняют дикое стадо уток. А более поздние выводки от молодых птиц или от повторных яйцекладок чаще погибают от различных невзгод или попадают под выстрелы охотников.

Летом 1970 г. автору довелось побывать в Волжско-Камском охотничьем хозяйстве ВВОО (Татарская АССР). На одном из островов, где работники хозяйства из года в год заготавливают сено, ими была полностью сведена древесно-кустарниковая растительность, в результате чего значительно увеличилось число уток, гнездящихся на этом острове. Чтобы не губить гнезда во время сенокоса, егеря хозяйства перед его началом планомерно прочесывают остров, отмечая вешками обнаруженные гнезда. В дальнейшем отмеченные места оставлялись некошеными, и большинство птиц продолжало насиживать яйца.

Таким образом, биотехнические мероприятия на мелких естественных и искусственных островах в сочетании с созданием там заповедного режима могут обеспечить формирование гнездовых колоний уток при повышенных плотностях их размещения. А это позволяет сохранить дичь даже в угодьях с малыми гнездопригодными площадями и с большим количеством людей, проводящих на водоеме свой досуг.

Другой путь увеличения численности водоплавающей дичи — создание для нее искусственных гнездовий. Юные натуралисты, любители природы, лесники и садоводы издавна привлекают певчих птиц, устраивая для них скворечники, дуплянки и другие искусственные гнезда.

То же самое стали делать работники охотничьих хозяйств для диких уток.

За последние десятилетия во многих районах страны резко сократилось количество уток-гоголей. Для яйцекладки им необходимы дупла. А сведение лесов по берегам водоемов и выборочные рубки старых дуплистых деревьев послужили причиной уменьшения числа и даже полного исчезновения уток во многих местах, где они водились ранее.

Работники Дарвинского заповедника на Рыбинском водохранилище сумели хорошо изучить жизнь этой осторожной птицы и после многих опытов добились того, что гоголи стали успешно разводиться в искусственных дуплянках и своеобразных "скворечниках". Эта работа представляет не только научный интерес. Уже в первые годы она дала убедительный хозяйственный эффект.

До 1949 г., когда впервые стали развешивать дуплянки, на территории заповедника встречались на гнездовье лишь отдельные пары гоголей. Теперь эти утки заселяют сотни искусственных гнезд. Опыт привлечения гоголей стал производственным методом во многих спортивных охотничьих хозяйствах, например Весьегонском хозяйстве ВВОО, где ежегодно заселяется более ста дуплянок.

Не сразу удалось разработать удачную методику устройства искусственных гнездовий. Их размеры и внешний вид, выбор мест для установки, даже поворот входного отверстия в ту или иную сторону сказывались на результатах. Нужно было хорошо изучить водоем, чтобы правильно устанавливать приготовленные для птиц гнездовья еще в конце зимы, когда водохранилище покрыто льдом и снегом. Ведь утки выбирают подходящие для гнезд места ранней весной, и дуплянки должны быть расположены так, чтобы птицы могли увидеть леток искусственного домика с воды.

Существенную роль играет внутреннее устройство утиного "скворечника", а также угол, под которым он подвешен. Из домика с гладкими выструганными стенками изнутри и при отсутствии небольшого 10–15-градусного наклона к летку утята не могут выбраться наружу, и гнездо обращается в ловушку.

Наилучшими оказались дуплянки-"скворечницы" с толстыми, не менее 20 мм, стенками высотой около 60 см, внутренним диаметром 20–25 см и круглым летком около 10 см в поперечнике. Внутрь дуплянок насыпают сухие древесные опилки из несмолистых пород дерева слоем около 10 см. Деревянная крыша делается съемной.

При изготовлении гнезд ящичного типа стенки их делают из неструганых досок. Доски должны быть хорошо высушены, чтобы не образовались щели. Птицы не займут гнезда со щелями.

Вешать гнездо можно на самой различной высоте в зависимости от характера прибрежной растительности. В опытах птицы занимали гнезда, укрепленные на высоте от 1 до 20 м над землей. Но при наличии по берегам подходящих деревьев лучше развешивать их на высоте 3–5 м, что позволяет обслуживать гнездовые домики, но затрудняет доступ к ним случайных лиц.

Вылупившиеся гоголята несколько часов остаются в гнезде, по-видимому, для того, чтобы обсохнуть и как следует осалить свой пух о перья матери. Затем как по команде они начинают выбрасываться из летка один за другим. Ничтожный вес утят и плотный пух, в который они одеты, предохраняют малышей от ушибов. "Считая" ветви при падении с суковатого дерева или приземляясь без помех, малыши опускаются из гнезда, как на парашютах, и тотчас отправляются вслед за матерью в воду.

В настоящее время Дарвинский заповедник, смежное с ним Весьегонское охотничье хозяйство ВВОО и ряд других хозяйств располагают целыми гоголиными "фермами", где сотни птиц гнездятся в домиках, приготовленных для уток человеком. Чтобы заселить водоем гоголями, отбирают у гоголюшек часть яиц, подкладывают их под домашнюю птицу, чтобы потом выпустить утят в местах, где гоголи раньше не водились.

Кстати, те гоголи, которые украшают пруды Московского зоопарка, свободно летают над столицей и навещают другие водоемы города, были выведены из яиц, полученных в заповеднике. Первых московских гоголят вырастили несколько лет назад, а сейчас в городе образовалась небольшая колония птиц уже "своего" вывода. Некоторые гоголи остаются зимовать на городских прудах, а большинство самцов прилетает в зоопарк лишь на время свадебного сезона. Погостив на родине около двух месяцев, самцы улетают на линьку в отдаленные пойменные угодья, а затем на зимовку в страны Западной Европы.

Стоит сказать несколько слов о том, как были выращены первые гоголята в Москве и в охотничьем хозяйстве ВВОО "Барсуки". Яйца уток, особенно гоголиные, утрачивают выводимость при транспортировке, поэтому везти их с Рыбинского моря в столицу пришлось буквально на руках. Укладывали их в современную стандартную упаковку воздушной камерой (тупым концом) вверх. Попытка инкубировать яйца на инкубаторно-птицеводческой станции себя не оправдала, так как выводимость оказалась ничтожной. Но яйца из той же партии, заложенные под подсадных уток, дали нормальную выводимость — около 80%.

Трудности с утятами начались сразу же, едва они обсохли, так как подсадные утки и их приемные малыши не имели общего "языка" и не реагировали на взаимные призывы. При выращивании на водоеме, где кроме гоголят были и домашние утята со своими матерями, приемные малыши, как правило, оказывались одни, а их наседки старались ухаживать за утятами своего вида. Отход среди гоголят, предоставленных самим себе, был весьма значителен, особенно там, где в районе прудов водились хищники и сороки. Однако ко времени отлета на водоеме все-таки вырастало 10% из числа выведенных утят, а на будущий год примерно половина из них возвращалась с зимовок.

Лучше удавалось сохранять гоголят, если их вмести с приемными матерями помещали в изолированные вольеры с водой и хотя бы крошечным кусочком суши.

В этом случае большинство уток продолжало заботиться о малышах, а ограниченная площадь просто не позволяла семейству разбрестись в разные стороны. Нижние и подводные части ограды этих вольер должны быть сплошными, не сетчатыми, потому что гоголята очень пронырливы и либо пролезают в ячейки сетки, либо застревают в них и тонут.

При содержании гоголят в изолированном помещении трудно обеспечивать выводки кормами. Этих утят не вырастишь на рубленом яйце и пшенной каше. Им приходится ловить планктон, давать рыбный фарш и другие белковые корма, по возможности близкие к естественным или в смеси с ними.

До настоящего времени метод выкармливания утят нырковых пород разработан далеко не полностью. Но, несмотря на это, часть утят удалось вырастить, и эта часть стала основой заложенных новых популяций гоголей.

Несколько лет назад работники охотничьего хозяйства стали впервые строить искусственные гнезда для диких уток, помогая крякушам выводить их пушистое потомство. Стоит поближе познакомиться с жизнью утиного племени и результатами искусственного гнездостроения, чтобы убедиться в перспективности и полезности этого дела.

Оказывается, в естественных условиях по разным причинам погибает колоссальное количество, иногда свыше 90% яйцекладок. Гнезда птиц разоряют вороны, сороки и другие хищники. Яйца застывают при неблагоприятных погодных условиях, столь частых в нашем суровом климате. В результате изменения уровня водоемов яйца уток нередко оказываются то под водой, то на пересохшем, плохо защищенном от врагов месте. Все это губит множество гнезд. Наконец имеется немало водоемов, где есть прекрасные кормовые и защитные условия, но на выкошенных или вытоптанных скотом берегах птице негде устроить гнездо. Именно такие условия отмечались в Сладколиманском охотничьем хозяйстве военных охотников (Ростовская область), работники которого стали зачинателями искусственного гнездостроения для диких уток.

Заметив, что в угодьях хозяйства птицам не хватает удобных мест для гнездования, энтузиасты дела попробовали устраивать искусственные гнезда. Казалось бы, абсурдная затея, однако эксперимент показал обратное.

Так, по сообщению Н. Олейникова, "в 1957 г. в искусственных укрытиях учтено 372 кладки и вне их только 19, в 1963 г. число их достигало соответственно 1254 и 286, в 1968 г. 1917 и 306". Этот пример показывает, что утки охотно используют приготовленные для них укрытия, и основная часть популяции может гнездиться в искусственных условиях. Из гнезд, построенных для диких птиц егерями хозяйства и их добровольными помощниками-общественниками, теперь ежегодно выходят на воду около 10 тыс. утят-пуховичков... А так как гнезда, сделанные человеком, лучше защищены от хищников, непогоды и колебаний уровня воды, то вывод в них утят происходит гораздо успешнее, нежели в гнездах, построенных самими птицами. В сезоны, весьма неблагоприятные для водоплавающей дичи, например, весной 1968 г., в гнездах, построенных самими птицами, погибло более 60% кладок, а в гнездах, сделанных егерем И. Г. Зубарь, — только 10% кладок.

В Сладколиманском охотничьем хозяйстве гнезда устраиваются в закрайках зарослей тростника, на сплавинах, отмелях, реже по берегам.

Когда гнездо делается в зарослях, растущих прямо из воды, основанием гнезда служит заломленный тростник, на который толстым слоем укладывается сухой тростник или рогоз, а над этим основанием сооружают своеобразную крышу из того же материала. Эта крыша представляет собой конусообразный или плоский шалашик либо тоннель. Наиболее примитивное устройство такого типа делается из заломленного и связанного проволокой или шпагатом тростника. Но такая кровля хуже защищает гнездо от хищников и непогоды, чем домик, сделанный из заранее приготовленных тростниковых или рогозовых матов, связанных проволокой.

Материал для матов заготовляется осенью. Сами маты делаются размером 120 на 80 и толщиной около 2 см. Проволока проходит в них тремя рядами: посередине и на расстоянии 25 см от краев. При изготовлении конусообразного гнезда края мата связывают концами нижней проволоки, затем образовавшийся цилиндр переделывают на конус, разводя его нижнюю часть так, чтобы образовался вход, а верх тоже связывают проволокой. После установки этого тростникового шатра напротив оставленного входа делается второй путем залома тростника до нижней проволоки. В каждом искусственном гнезде обязательны два выхода, чтобы при нападении хищника гнездо не превратилось в ловушку.

В практике охотничьих хозяйств применяются самые разнообразные формы искусственных гнезд: гнезда-навесы, тоннели, конусообразные и плоские шалаши, гнездовые домики из ящиков и просто заломы из мелкой растительности. Особенно хорошо зарекомендовали себя гнезда, установленные на заломах тростника или на сплавинах так, чтобы вход в них, укрытый нависающей кровлей, был прямо с воды. Такое гнездо оказывается недоступным для всех пернатых и большинства наземных хищников.

На сухих островах очень удобно сооружать гнезда-тоннели из местной сухой растительности, закрепленной на двух гибких прутьях, дугообразно согнутых и воткнутых концами в землю на расстоянии 60 см друг от друга. Сверху на эти дуги накладывают тростник, камыш или другую растительность, которая в свою очередь закрепляется двумя другими прутяными дугами. Размеры такого гнезда-тоннеля: длина 100, ширина 30 и высота 25 см. Внутрь гнезда кладется подстилка из сена, соломы или другой растительности. Гнездовой лоток для всех видов уток в диаметре должен быть около 30 см.

В угодьях с колеблющимся уровнем воды хорошие результаты дает устройство искусственных гнезд на плотиках и сплавинах. А в Днестровском охотничьем хозяйстве ВВОО кряковые утки охотно занимают тростниковые гнезда, установленные на кустах прибрежной растительности, которые не заливает даже при высоких летних паводках, свойственных тем местам. Эти гнезда представляют собой плотно связанные конусы из тростника, которые укрепляют острием вниз. Диаметр такого гнезда-конуса около 35 см, глубина 20 см.

Опыт передовых охотничьих хозяйств показывает высокую эффективность улучшения гнездовых условий для водоплавающей дичи путем проведения комплекса биотехнических мероприятий на островах и создания искусственных гнезд. Но этот опыт привился далеко не везде.

Беда в том, что процент занимаемых птицами искусственных гнездовий в первые годы их устройства зачастую бывает незначительным. Первоначально дичь избегает устроенных для нее гнездовий, особенно если гнезда сделаны без учета естественной осторожности дичи да еще не из местных материалов.

Казалось бы, проще всего отказаться от этой работы, сославшись на то, что в данном хозяйстве иные гнездовые условия и повадки дичи. Однако, если делать вначале более примитивные гнезда из местных материалов и хорошо их маскировать местной растительностью, можно добиться того, ЧУО хотя бы незначительная часть гнезд будет занята. А в дальнейшем утята, выведенные в этих условиях, будут менее разборчивы при выборе гнезда, и таким образом будет заложена популяция птиц, охотно заселяющих искусственные гнездовья.

Сейчас, когда в Сладколиманском хозяйстве уже имеется сложившаяся популяция уток, которые не боятся искусственных гнездовых сооружений, появилась возможность делать гнезда более капитальными, надежнее защищающими кладки от непогоды и хищников. А срок службы искусственных гнезд увеличивается от одного сезона до нескольких лет. Если в прошлые годы самым удобным для Сладколиманского хозяйства считалось гнездо шатрового типа, то сейчас там переходят к массовой постройке более долговечных и надежных укрытий на кольях.

Устройство искусственных гнездовий для уток — это отнюдь не аккордная предвесенняя работа. Чтобы она была результативной, необходимо систематически наблюдать за построенными гнездами, поправлять и подновлять их в случае повреждения ветром, водой или по иной причине. При подъеме воды иногда приходится поднимать лоток гнезда повыше. Такая забота совершенно необходима, но требует немало сил, времени и любви к делу. Поэтому в Сладколиманском хозяйстве после ряда экспериментов пришли к выводу, что лучше ограничить число гнезд, обслуживаемых одним егерем, нежели настроить их вдвое больше, но затем оставить без должного ухода.

Искусственные гнезда для диких гусей впервые стали делать с 1959 г. в Каспийском охотничьем хозяйстве Центрального совета ВВОО. Дикие гуси в количестве около 400 пар издавна гнездились в зарослях тростника и рогоза на мелководных плавнях этого хозяйства. Их естественное гнездо обычно представляет собой платформу из нащипанной самими птицами растительности, устроенную в 1–5 м от уреза воды в прибрежных зарослях или отдельных куртинах. Чтобы соорудить гнездо в виде усеченной пирамиды диаметром у основания до 1 м, гуси выщипывают изрядное пространство вокруг своей постройки. А может быть, это делается не только из-за потребности в гнездовом материале, но и для того, чтобы у насиживающей птицы был некоторый обзор.

Примерно так же делаются и искусственные гнездовые платформы для дикого серого гуся. В заранее изученных местах, где птицы любят устраивать свои гнезда, работники хозяйства сооружают зимой, еще по льду, гнездовые платформы из рогоза или тростника, скрепляя их проволокой. Весной эти сооружения подправляют так, чтобы они представляли собой подобие естественного гнезда диаметром у основания 1–1,5 м при высоте 50–70 см.

Такие гнездовые платформы сооружают вдоль полосы прибрежной растительности или в куртинах. Лучше устанавливать их не в тростнике, а в зарослях окаймляющего тростник рогоза в середине его полосы или ближе к тростнику. Гнездо от гнезда располагают на расстоянии 70 м. Материал для постройки гнездовых платформ накашивают в 10–15 м от них.

С 1959 г. в хозяйстве ежегодно выставлялось до 500 искусственных гнезд. Серые гуси с первого же года стали использовать эти сооружения. В некоторые годы птицы заселяли до 40% искусственных гнезд, так что работа эта себя вполне оправдывает.

Гнезда, устроенные не в полосе прибрежной растительности, а в отдельных окруженных водой куртинах, лучше сохраняются, так как они менее доступны хищникам и сидящих на них птиц реже беспокоят люди, проезжающие вдоль берега на лодках.

Систематическое наблюдение за повадками гусей и выявление излюбленных участков естественного гнездования способствуют удачному выбору наиболее подходящих для установки гнезд мест. После периода насиживания места, где вывелись гусята, полезно отмечать вешками, чтобы зимой там устроить гнездовые площадки. После устройства гнездовой площадки вешку надо убрать, чтобы она не была присадой для хищников.

Занятость гнезд гусями нужно проверять очень осмотрительно, чтобы не отпугнуть от гнезд осторожных птиц.

Не следует стремиться увидеть гуся именно на гнезде.

Достаточно заметить тропку к гнезду с воды, протоптанную гусями, или увидеть птицу, кружащуюся вокруг предполагаемого гнезда, если она упорно придерживается этого района, часто опускается на близко расположенные плесы и характерно гогочет, как бы переговариваясь с невидимым партнером.

Искусственные гнездовья не только увеличивают количество мест, которые заселяют птицы для размножения. Они полезны еще и потому, что у многих птиц половые и другие инстинкты, связанные с брачным периодом, проявляются только при наличии определенных зрительных восприятии. Так, у казарок, устраивающих гнезда на кучах прибрежных валунов, в зоопарке удалось получить потомство только после того, как в их вольерах сложили груды камней. Утки-пеганки и огари нуждаются для гнездования в норах, расщелинах скал или иных земляных укрытиях. В естественных условиях этим птицам приходится нелегко, разыскивая подходящую нору сурка, заброшенный отнорок барсучьей или иной норы. А волнистые попугайчики проявляют стремление размножаться только после того, как в их помещениях развесят дуплянки. Стоит убрать гнезда, как яйцекладка прекращается, а сложившиеся было пары вновь распадаются.

Нет никакого сомнения, что путем создания подходящих гнездовых условий можно задерживать на период размножения множество птиц, которые бывают у нас только на пролете. И делать это можно не только в охотничьих хозяйствах, но и в городских парках, зеленых зонах и на территории дачных поселков. Например, жители островов Немецкого моря издавна устраивают искусственные гнезда-норы для пеганок, чтобы пользоваться пухом и отбирать часть яиц у птиц. И эти обычно осторожные утки стали селиться возле надворных построек, не боясь не только близости человека, но даже прямого, контакта с ним.

Разведение подсадных уток и их помесей с дикими кряковыми селезнями тоже один из путей обогащения угодий водоплавающей дичью. Всякий охотник хорошо знает, что домашние подсадные утки легко дичают, что они отличные фуражиры и в подходящих условиях прекрасно растут даже без подкормки человеком.

Данные кольцеваний показали, что выпущенные на водоем для одичания птицы улетают вместе с дикими на зимовки и вновь возвращаются в места, где выросли.

Одичавшие подсадные утки как объект охоты практически неотличимы от кряковых, прекрасно летают, после первых же дней охоты становятся весьма осторожны. Правда, определенная часть этих птиц, около 10%, прибивается таки к домашним, но основная масса соединяется с пролетными стаями диких уток и разделяет их образ жизни.

На зимовках в Польше, ГДР, Франции и Дании неоднократно добывали подсадных уток, ничем, кроме колец, не отличавшихся от своих диких собратьев, а выпускали их в спортивных охотничьих хозяйствах центральной полосы. По данным бюро кольцевания, из 150 окольцованных подсадных 120 прожили до года, 17 — до двух лет, 2 — до трех лет, 9 — до четырех, 1 — до пяти, 2 — до шести и 1 — до девяти лет.

Выпускать подсадных уток в угодья приходится с целью компенсации уменьшенной численности диких птиц; для скорейшего освоения утками искусственных гнездовий, так как подсадные и их гибридное потомство при выборе гнезд менее консервативны, чем дикие; выпускают их также с целью создания на незамерзающих водоемах зимующей популяции уток, а в некоторых случаях их выпускают для отстрела охотниками в предстоящем охотничьем сезоне.

В условиях подмосковного спортивно-охотничьего хозяйства при наличии 500 подсадных уток и при инкубации яиц на месте в инкубаторе шкафного типа на 2 тыс. яиц за сезон удается получить около 7 тыс. утят. На выращивание каждого утенка до четырехнедельного возраста приходится расходовать около 70 коп. Это небольшие затраты. При надлежащем подходе к оплате путевок на право охоты, где дичь разводится искусственно, значительная часть этих расходов может окупаться.

Главное здесь то, что птицы, не попавшие под выстрел, на будущий год способствуют естественному воспроизводству.

Ограничения отстрела, рациональная система заказников, создание зимующих популяций уток на незамерзающих водоемах увеличивают численность уток в хозяйствах.

Помещение для маточного поголовья лучше всего устраивать в виде теплого сарая с открытыми вольерами в угодьях, где держатся их дикие собратья и кряковые селезни могут скрещиваться с подсадными утками, что положительно сказывается на качестве потомства.

Возможность массового и своевременного получения утят для выпуска на водоемы определяется прежде всего условиями содержания маточного поголовья. Утятник должен представлять собой комплекс, состоящий из светлого, хорошо вентилируемого утепленного помещения для птиц, вольеры с выходом на воду (лучше проточную), инкубатора, брудерного помещения для утят раннего возраста, кормового склада и подсобного помещения. Для нормальной работы инкубатора и своевременного стимулирования яйцекладки необходимо электроосвещение. Начиная с января световой день для птиц нужно постепенно увеличивать, доводя его к началу марта до 14 часов.

Утки должны ежедневно по несколько часов проводить на воздухе. Особенно полезно для них пребывание на открытой воде, для чего при помощи компрессора в выгуле приходится поддерживать незамерзающую полынью. В морозное время часть выгула выстилается слоем соломы, а возле полыньи устанавливаются ветрозащитные щиты или соломенные маты.

В крытом помещении птицы содержатся на глубокой несменяемой подстилке из древесных опилок и торфа.

По мере загрязнения подстилка постепенно подсыпается, что позволяет сохранять чистоту воздуха. Вентиляционные трубы утятника лучше оставлять открытыми в течение круглого года.

Помимо продолжительного светового дня и условий размещения птиц большую роль при получении от них племенного яйца играет правильное кормление. В охотничьих хозяйствах, где утки получают в зимнее время лишь зерно и картофель, яйцекладка, как правило, задерживается на поздневесеннее и раннелетнее время.

Поэтому нужно особое внимание уделять кормлению достаточному и полноценному, обращая внимание прежде всего на белковую часть рациона.

Из концентрированных кормов утки предпочитают пшеницу, кукурузу, овес, просо и ячмень. Хуже поедаются хлеб, отруби и комбикорм. В качестве белковых кормов можно скармливать творог, мясокостную муку, рыбную муку, свежую рыбу и мясные отходы. Необходимую часть рациона составляют также зелень и овощи.

Зерновые корма скармливаются в цельном виде, белковые, зелень и овощи измельчаются и даются в смеси с зерном. Зимой и в ранневесеннее время к этому рациону хорошо добавлять дрожжи и рыбий жир.

В природных условиях утки никогда или почти никогда не поедают корм в сухом виде. Домашние птицы, как правило, тоже не глотают его прямо из кормушки, а, набрав полный клюв, устремляются к воде и поедают корм, только смочив в процессе длительного "щелкочения". При этом значительная часть кормов падает и втаптывается в грязь, а если кормушка установлена на воде, то оброненный корм идет ко дну и тоже пропадает без пользы. Эксперимент показал, что таким образом теряется до 50% корма.

Чтобы избежать столь непроизводительных затрат при содержании уток на открытой воде, с успехом применяется кормушка особой конструкции, которая состоит из обычного корыта, устанавливаемого на краю деревянного помоста, и противня, который прицеплен к краю корыта кронштейнами так, что находится под водой и удерживает оброненный корм. Утки охотно подбирают корм с противня, и непроизводительных затрат почти не происходит.

Рационально используются корма, закладываемые в кормушки-корытца с дырочками по бокам. Эти кормушки из оцинкованного железа устанавливают на кольях прямо на воде так, чтобы они были полузатоплены. Но так как в воде корм быстрее закисает, в такие кормушки не следует закладывать помногу корма сразу, а перед закладкой новой порции их следует тщательно промывать.

На основании опытов кандидата биологических наук В. Жезловой рекомендуется следующий суточный рацион для уток:

Расход на взрослую утку, г зимой летом
Зерновые концентраты 120 100
Животные корма 12 15
Сочные корма 55 70
Рыбий жир 6 0
Минеральные корма 5 5

 

Корма даются в виде смесей два раза в сутки.

При правильном содержании и кормлении уток яйцекладка у них начинается уже в марте, а во второй половине апреля достигает максимума. В среднем от одной утки можно получить около 40 яиц. Но для инкубации представляют интерес только те яйца, которые будут получены в апреле–мае, так как молодняк, полученный позднее, не успеет взматереть к началу охотничьего сезона или к отлету на юг.

Инкубация утиных яиц требует особого режима и хранения. Практика инкубирования их на инкубаторно-птицеводческих станциях себя не оправдала — выводимость была от 20 до 40%, в то время как непосредственно в хозяйствах удавалось получать 80% и более утят от числа заложенных в инкубатор яиц.

В зависимости от системы инкубатора переворачивание яиц, их охлаждение и увлажнение могут производиться по-разному, но соблюдение требуемого режима всех этих операций совершенно необходимо при всех условиях. От этого зависит успех инкубации.

Выведенные утята в первые часы обсыхают в специальных лотках того же инкубатора, затем их переводят в брудеры, оборудованные электрогрелками. При благоприятных погодных условиях на пятый день утят можно выпускать на некоторое время на выгул, где ставятся неглубокие лотки с теплой водой. Однако без матери-утки пух малышей дольше не приобретает несмачиваемой жировой смазки, и первое время нужно внимательно следить, чтобы малыши не намокли.

На 10–12-й день утят уже можно перевести в открытое помещение, например в вольеру на пруду, где для укрытия птенцов от непогоды должен быть оборудован навес с трехсторонним укрытием. На водоем утят выпускают в трех–четырехнедельном возрасте, зависит это от их развития и погодных условий.

В первые дни утят кормят мелкорублеными яйцами (утиными или куриными), сваренными вкрутую, с добавлением крутой пшенной каши. Позднее их переводят на мешанку из комбикорма, мелкорезаной травы или ряски, молотой ракушки, рыбьего жира и других кормов.

Для доращивания утят разного возраста необходимо иметь несколько отделений.

Выпуск молодняка на водоем производится в утренние часы с установлением хорошей погоды. В месте выпуска заранее необходимо оборудовать автокормушки.

Последнее нужно для того, чтобы их можно было загружать на несколько дней сразу, что позволит экономить время обслуживающего персонала, а главное — способствует одичанию утят. Если же выкладывание кормов производится ежедневно, птицы связывают появление корма с приходом человека и подолгу остаются ручными.

Вообще тяготение птиц, выведенных от подсадных уток, к человеку — изрядная помеха при выпуске птиц в угодья.

Если угодья доступны для большого количества случайных людей: рыболовов, туристов и просто отдыхающих, которые прикармливают, а зачастую и ловят утят, результативность даже массового выпуска птиц может свестись к нулю. Во избежание этого выпускать утят надо в местах, закрытых для посещения посторонних лиц, или в труднодоступных угодьях.

Совершенно нерационально выпускать утят в угодья, где они будут отстреляны или разогнаны в первый же день охоты. Поэтому выпуск лучше производить в районе заказников или воспроизводственных участков. В местах выпуска подсадных утят режим покоя нужно соблюдать особенно строго. Здесь недопустима не только охота, но и вообще пребывание случайных людей, а также рыболовов. Отчасти этому может помочь удачный выбор мест для заказника: заболоченность, отсутствие участков, удобных для бивуака, купания и т. п. Одновременно следует вводить в таких местах определенный режим: запрещение высадки людей на заповедные острова, ограничения в содержании и использовании местными жителями плавучих средств на тех или иных водоемах и, конечно, природоохранную агитацию в школах, колхозах и других местных организациях.

Реальную поддержку в этом деле всегда можно найти в госохотинспекции, у местных обществ охраны природы, у советских и партийных организаций.

597
310
287
0