Охота с гончими

Облетает лист... Печально, совсем не так, как бывало еще недавно летом, шумит раздетый лиственный лес. Оголились, опустели поля и луга. Поблекла, пожелтела растительность, и лишь одни зеленя крепнущих озимых ярким, цветным пятном, радуя глаз, выделяются на тусклом, однообразном фоне умирающего лета. И день и ночь моросит, не переставая, мелкий, частый, как сквозь тонкое сито, дождь. Лишь изредка выпадает погожий денек и выглянет на осиротелую землю бледное солнышко... И тогда жди, что в ночь ударит крепкий заморозец: серебристым инеем покроется к утру трава, тонкой ледяной коркой подернутся лужицы. А днем опять затянется низкими тучами небо - и снова капли дождя будут поить и без того уже напитанную влагой землю...

Сбиваются в табуны тетерева, умолкают певчие птицы, отходят последние долгоносые, в разгаре отлет уток и гусей...

На смену знойному, полному жизни и ярких красок лету приходит ненастье, увядание, мрачная тишина... Приходит осень…

Скучная, навевающая грустные мысли эта пора... Но только не для охотника!

Многим дарит охотника осень. И среди ее даров далеко не последнее место занимает охота с гончими на беляка и русака.

Охоту на зайцев с гончими следует начинать с середины октября, когда все полевые работы уже закончены и природа оделась в осенний наряд (конечно, сообразуясь при этом с действующими в данной местности правилами о сроках и способах охоты). К этому времени в большинстве случаев молодые зайчата последних пометов уже вполне созревают и по величине и весу почти сравниваются со взрослыми зайцами. Помимо этого соображения, следует иметь в виду, что в начале осени работа гончих, по сравнению с более поздним временем, сильно затруднена. Высокая трава, нависшие, еще покрытые листвой ветви, плотные заросли кустарников и чаща лиственного молодняка - мешают гончим. Они начинают терять след, скалываться, проносятся мимо запавшего зайца и т.д. Да и заяц в эту пору, в особенности молодой, идет под гончими далеко не так, как поздней осенью: часто западает, неохотно покидает острова, кружится по одним и тем же местам, упорно придерживаясь крепей и т.д. Не следует также забывать и того, что ранней осенью нередко выпадают очень теплые дни, что сильно отражается как на работе, так и на выносливости собак.

Лучшая пора для охоты с гончими начинается тогда, когда облетит лист с деревьев, заметно поредеет лиственная чаща, поблекнет и пригнется к земле трава и в лесу, несмотря на пасмурное небо и временами идущий мелкий дождь, станет как-то светлее и просторнее.

Заяц - животное преимущественно ночное. Поэтому вся жизнь зайца за редкими исключениями (главным образом, в периоды гона, когда нередко можно увидеть зайца бодрствующим и даже бродящим днем) проходит ночью. С рассветом заяц обычно заканчивает жировку, разыскивает укромное местечко и затаивается на дневной отдых.

В силу сказанного, отправляясь на охоту с гончими, всегда следует выходить как можно раньше, чтобы с первыми проблесками дня быть уже на месте охоты. В этом случае собаки несравненно скорее разыщут зайца, перехватят его еще горячий след с жировки. Лишь в дни с сильными утренниками лучше выходить на охоту несколько позднее, давая тем самым земле немного отойти.

И беляк, и русак, как и все остальные звери и птицы, очень чутко реагируют на всякое изменение погоды. Поэтому в зависимости от метеорологических факторов следует отыскивать зайцев в отличных друг от друга угодьях.

Как общее правило следует указать, что беляк преимущественно придерживается более сырых мест, а русак, напротив, - более сухих.

Если осень стоит дождливая и воды много везде, беляка нужно искать в более сухих угодьях. Наоборот, в сухую осень нет смысла разыскивать беляков там, где нет воды: все они переселяются в заросли по берегам речек, ручьев, озер, на окраины болот и т.д. В сильный дождь мало надежды найти беляка в лесу, еще одетом листвой. Шум падающих дождевых капель пугает зайца, и он перекочевывает на время дождя в самые густые, плотные заросли (ельник, можжевельник и проч.), а иногда и уходит в поля и кустарники, где и лежит чрезвычайно крепко. Аналогичное явление имеет место и в разгар листопада, а иногда и в сильный ветер. В упорно дождливую погоду беляк нередко вовсе покидает лиственный лес, в котором обычно держится, и перебирается в смешанный или даже в хвойный. Нередко находит себе защиту от непогоды заяц и в молодых чащах ельника, смешанного с березняком. С выпадением снега и наступлением холодов беляки, как правило, перебираются из мелочей и других мест, где держатся осенью, в крупный, преимущественно смешанный лес, избегая чистых боров, и живут здесь по опушкам, в осинниках и ивняках, вдоль лесных дорог, у лужаек, старых гарей, вырубок и т.д.

Русак в хорошую погоду осенью держится всегда вблизи полей по жнивам, в озимях по межам и т.д., залегая на день или в чистом поле, или в прилегающих к нему мелких кустарниках. Лишь у северной границы области своего распространения русаки жируют не только в полях, но и по лесным вырубкам и гарям, покосам, окраинам болот и т.д. По мере наступления холода и выпадания снега русак все более и более приближается к жилью, кормясь преимущественно на озимях, огородах, в садах, около гумен и т.д. и залегая на день где-либо от них поблизости. В ненастную и ветреную погоду, а тем более в снегопад русак избегает ложиться на открытых местах, избирая для лежки опушки лесов, овраги и иные защищенные от ветра места. Зимой он устраивает себе логово в вырытой в снегу ямке. Некоторые русаки, в особенности там, где их относительно мало тревожат, нередко располагаются на дневной отдых у гумна или под ригой, у деревенских бань, под огородными заборами и т.д.

Самая лучшая погода для охоты с гончими - безветренная, пасмурная, прохладная, но без заморозков, так чтобы под ногой было мягко и сыро. По влажной земле гончие обычно работают очень хорошо. Не плохо бывает и по тающему снегу, в оттепель, если, конечно, снежный покров не очень глубок. Мелкий осенний дождь ни в малейшей степени не отражается на работе гончих и вообще на успешности охоты. Зато сильный дождь определенно портит охоту, заглушая гон и затрудняя работу собак. Поэтому в такую погоду, пожалуй, лучше вовсе не выходить на охоту, чтобы не мотать зря и себя, и собак; мешает охоте и сильный ветер, особенно в ту пору, когда деревья еще не успели окончательно сбросить листву. Заяц в этих условиях ходит под гончими неправильно, часто далеко уводит собак, да и гон из-за ветра почти не слышен. Охотясь с гончими в сильный ветер, рекомендуется всегда устраиваться так, чтобы собаки находились от охотника против ветра. К сожалению, это не всегда возможно, так как многое здесь зависит не от воли охотника, а от топографических особенностей местности, поведения зайца и т.д. Нелишне помнить, что зайцы, в особенности русаки, в ветер преимущественно держатся в подветренной стороне леса, более защищенной от его порывов.

Гололедица, т.е. довольно сильный мороз после обильных дождей или мокрого снегопада еще по черной тропе, покрывающий ледяной коркой и землю и лужи, - самая неблагоприятная погода для охоты с гончими: собаки очень скоро режут себе ноги да и сбиваются со следа постоянно. Не благоприятствует охоте с гончими и глубокий снег, по которому собакам приходится скорее плыть, чем идти. Заяц в таких случаях как более легкий по весу и как более приспособленный для передвижения по рыхлой снежной массе обычно далеко уходит от собак, а последние быстро выбиваются из сил. Сплошь и рядом убьешь в такую погоду зайца и долго думаешь: шумовой ли это заяц или тот самый, по которому гонят собаки?.. И разрешишь этот вопрос только тогда, когда спустя долгое время после выстрела по заячьему малику не выйдут, а именно «выплывут» измученные и мокрые собаки... В глубокий снег, покрывшийся после оттепели довольно твердой коркой - настом, пускать гончих в работу не следует. Заяц в большинстве случаев идет по такому насту не проваливаясь, а гончие, далеко отстав от него и пробивая лапами наст, режут их, словно стеклом, на каждом шагу и вскоре совсем (и часто далеко не на один день!) выбывают из строя.

Не следует также забывать и про ту опасность, которой подвергаются гончие, работающие по зайцу (по черной или белой тропе - безразлично) в ту пору, когда мороз покроет тонким слоем льда реки и озера. Далеко не такой глупый, как принято думать, заяц очень любит перебегать по выдерживающему его тяжесть тонкому льду реки или озера, тем самым заставляя и гончих вываливать на этот коварный и ненадежный мост. За особое счастье в этом случае надо считать, если собаки отделаются только холодной ванной... Поэтому, чтобы предохранить гончих от подобной опасности, лучше всего в эту пору вовсе избегать на охоте таких мест, где реки и озера попадаются довольно часто.

В мороз свыше 9-10°C охотиться с гончими вовсе не следует, так как в холод, как выражаются некоторые охотники, «стынет след» и собаки постоянно будут скалываться и вообще работать плохо и с частыми перебоями.

Нелишне также предостеречь охотников от охоты с гончими зимой близ деревень таких районов, где сильно развит лов зайца капканами и проволочными петлями. Следует помнить, что эти ловушки (и притом настороженные не только на одних зайцев, но и на лисиц) ставятся, главным образом, на заячьих тропах. В силу этого всегда есть риск, что в один из этих самоловов, вместо зайца или лисицы, может попасть гончая и либо сломает себе ногу в капкане, либо задохнется в проволочной петле. В таких случаях выход только один - охотиться с гончими вдали от деревень, в таких местах, где капканы и петли не настораживаются.

Техника охоты по зайцам с гончими относительно несложна. Производится эта охота следующим образом. Утром, чуть светает, или немного попозднее (в зависимости от погоды), охотник, взяв на сворку гончих, отправляется в те места, где он - по времени года, состоянию погоды и т.д. - предполагает, что держатся зайцы. Дойдя до такого места (обычно опушки леса, или кустарников), охотник спускает собак, а сам тотчас же занимает заячий лаз, продвигаясь к нему с таким расчетом, чтобы быть на лазу еще до начала гона. Если по ходу гона окажется, что заяц поднят собаками значительно дальше, чем предполагалось, следует как можно скорее, ориентируясь по звукам гона, переменить лаз, став на такой, по которому вероятнее всего пройдет поднятый гончими заяц. Из сказанного, конечно, вовсе не следует, что нужно постоянно перебегать с места на место. От такой беготни дело нисколько не выиграет. Переходить с одного лаза на другой следует только тогда, когда охотник окончательно убедится, что на том лазе, где он стал, заяц не пойдет.

Нелишне здесь же указать, что распространенное среди некоторых недостаточно опытных охотников (а главным образом, среди не охотников) мнение, что гончие, будто бы нагоняют зверя на охотника, совершенно неверно. Напротив, зверь идет под гончими совершенно свободно, и гончие его только преследуют, а отнюдь не заставляют его идти в том или ином направлении. Поэтому-то искусство охотника при охоте с гончими и заключается, главным образом, в умении занять наиболее вероятный лаз зверя, что дает, с одной стороны, хорошее знакомство с местностью, с другой - знание повадок зверя.

Если собаки ищут скверно или угодья небогаты зайцем, весьма полезно несколько помочь гончим поднять зайца. Для этого охотник должен сам лезть в чащу или в иные крепкие места, где можно ждать зайца на лежке, громко кричать, подбадривая собак и взбуживая этим зверя.

Стоять на лазу следует всегда без шума и движений, по возможности скрытым за каким-либо кустом. При этом надо, главным образом, обращать внимание на тропинки, дорожки, лужайки, просеки и визирки, по которым особенно любит пробегать преследуемый гончими заяц.

Как общее правило следует иметь в виду, что поднятый заяц после первого круга обычно возвращается к тому месту, где он был поднят. Это обстоятельство всегда нужно помнить, становясь именно тут, что особенно легко удается при охоте по белой тропе.

Такова вкратце общая картина охоты с гончими по зайцам.

На первый взгляд все кажется весьма простым и нехитрым. Но на деле это далеко не так. И для того, чтобы действительно удачно охотиться с гончими по зайцам и зависеть при этом не только от одного слепого случая, охотник должен многое знать и уметь, и это знание надлежащим образом практически использовать. А это дается, прежде всего, наблюдательностью, знанием повадок зайца и местности и, конечно, опытом.

Обычно зайцы очень неохотно расстаются с обжитыми местами. Поднятый собаками заяц никогда не бежит зря, безразлично по каким местам, а, напротив, всегда выбирает наиболее удобные и, переходя из одного урочища в другое, всегда одними и теми же путями - лазами. При переходе из одного урочища в другое заяц старается выбирать наиболее узкие места, как, например, выдающийся угол леса, полосу кустарников, низину и т.п., всячески избегая открытых мест. Только внезапно взбуженный, поднятый непосредственно напоровшимися на него на лежке собаками, заяц иногда в первый момент бросается со всех ног по прямому направлению, не разбирая пути, лишь бы поскорее уйти от опасности. Но как только непосредственная угроза минует и собаки несколько поотстанут, заяц быстро справляется и в дальнейшем под гоном идет уже наиболее легкими, давно им изученными путями.

В глубокий и рыхлый снег заяц старается идти такими местами, где снега меньше или он более плотен. При этом заяц все время норовит так направить свой путь, чтобы преследующие его собаки обязательно попали бы в снежный намет, где он порядочно напетлял, а затем огромным прыжком скинулся на сторону и опять ушел в малоснежные места.

Рис. 3. С гончими по чернотропу

Если в окраинах полей и пустошах есть возвышенности, с которых ветер сдул снег, заяц не замедлит ими воспользоваться. В больших лесах заяц кружит сосновым бором или частыми молодыми зарослями сосны, так как в таких местах снега бывает обычно много меньше, чем на более открытых местах. Лесные просеки, дороги, визирки, тропы, словом, все, где легче ход зайцу, не будут оставлены им без внимания. Если к лесу, где взбужен зверек, примыкает болотистое место, поросшее частым ельником, то краем такого болота заяц не преминет провести гончих. Заяц также проводит гончих и опушкой частого осинового молодняка, окружающего лесные покосы, изредка пробегая по открытому месту в наиболее узкой его части.

В глубокий и рыхлый снег в лесу, теряя силы от усталости, заяц старается использовать лесные дороги, тропинки и даже свежепромятый человеком или собаками след. По мере того, как убывают силы зайца, он все чаще и чаще (в особенности беляк) начинает западать, делать скидки, петлять или же, пользуясь промятыми собаками тропами, начинает кружить по какому-либо, преимущественно крепкому участку, иногда и площадью всего-то в два или три гектара, стараясь этим обмануть и собак и охотника.

При переходе из одного острова в другой заяц преимущественно выбирает наиболее узкое место, неизменно стараясь избегать более или менее открытых, причем чаще всего выходит из острова выдающимся углом леса, низиной и проч. Это относится в основном к беляку, так как русак, не только, перебираясь из одного лесного острова в другой, идет сплошь и рядом открытым местом, но и дает нередко под гончими огромные круги по совершенно чистому, лишь кое-где покрытому редкими кустарниками полю.

В начале зимы охота на беляков с гончими происходит почти всегда в более или менее крупном лесу. Поднятый близ опушки беляк, хотя и ходит иногда сначала мелочами и даже окрайками полей, но затем обязательно уйдет в лес. Охота по белякам с гончими вообще более трудная, чем по русакам, а в ту пору, когда выпадает глубокий снег, становится особенно утомительной и бедной результатами. Заяц в этих условиях ходит преимущественно чащами, поросшими крепкими кустарниками, болотами, лесом с плотным подлеском и т.д., где перехватывать его очень трудно. Нависший снег скрывает от глаз охотника белую шкуру зайца и нередко ему удается совершенно безнаказанно проходить под гоном всего в каких-нибудь двадцати шагах от охотника.

Мне вспоминается одна из моих охот по белякам с гончими именно в такой обстановке.

...Уже вечерело, когда собаки вновь подняли зайца. Знакомство с местностью и отчетливый след взбуженного беляка дали возможность быстро занять надежный лаз.

Кругом - могучий, смешанный - преимущественно ель и береза - лес с густым подлеском. Шедший всю ночь с раннего вечера снег навалил целые купы на каждой ветви, суживая и без того ограниченный горизонт и не давая возможности выбирать на малике место с хоть сколько-нибудь удовлетворительным обстрелом.

Невелик был первый круг, который задал под гончими поднятый заяц. Но даже перевидеть его мне не удалось. И заяц, и преследующие его собаки прошли где-то совсем близко, но заваленный снегом подлесок скрыл их от моих глаз.

Продвигаюсь туда, где прошли собаки. Среди частых елочек, словно напечатанный, тянется след неторопливого аллюра беляка. Параллельно ему, несколько стороной – следы моих гончих, чьи голоса теперь замирают уже где-то вдали.

Делать нечего: провел меня плут-зайчишка! Решаюсь остаться на новом малике, хотя обстрел и здесь не лучше.

Вслушиваюсь в звуки гона: повернули, кажется?

Действительно, гон нарастает, звуки крепнут, ширятся, растут, и в общем надрывном звуке гона можно уже различить густой бас Будилы и тонкий, слегка дребезжащий голос как будто бы все время захлебывающейся Флейты.

Замираю неподвижно. И зрение, и слух напряжены до предела, пальцы - на гашетках ружья. Вот-вот покажется заяц...

И снова разочарование...

Хитрый беляк и тут обманул меня и снова прошел рядом со мной, искусно скрываясь за частым ельником.

Сошли со слуха гончие. Стало заметно темнеть.

Продвинувшись немного вперед по малику, я взгромоздился на гигантский выворот сваленной бурей ели, сел и закурил.

Хорошо было в лесу. Золотом горели вершины елей. Едва слышно попискивали где-то отходящие ко сну синички...

Я сидел и курил отдыхая... Наконец, издали донеслись голоса собак.

«Завернул!» - мелькнула мысль. И, торопливо затянувшись в последний раз, я собрался сойти с выворота. Но, оглядевшись, передумал. Стоя на вывороте, по крайней мере на два метра над землей, я видел, как горизонт значительно расширялся и многие уголочки леса, ранее, когда я стоял на земле, надежно укрытые от моих глаз, сверху вдруг стали прекрасно видимы.

Понадежнее укрепившись ногами, я остался стоять на вывороте и замер, осматриваясь вокруг.

Как-то неожиданно, когда собаки были еще далеко, среди елочек замелькал катящийся снежный ком - совсем уже цвелый, видимо, старый, крупный беляк. Выстрел прервал его торопливый бег, и убитый заяц с хода зарылся в пушистый снег...

Первый круг под гончими заяц обычно задает относительно небольшой, описав его, возвращается к месту своей лежки. Вслед за первым кругом следует и второй, но уже значительно более широкий, пересекающий в нескольких местах первый. После второго круга заяц идет обычно еще более широко и часто весьма прихотливо. Поэтому, охотясь в лесу, крайне важно постараться перехватить зайца обязательно на первом или втором круге. В противном случае зверек может увести гончих очень далеко от охотников и, выбрав там участок крепкой чащи, станет упорно кружить и петлять, всячески стараясь сбить собак. Даже когда охотник доберется до собак, перехватить зайца в таком месте бывает крайне трудно, а иногда и вовсе невозможно. В этом случае иногда приходится отзывать собак и идти на поиски другого, нового зайца.

Часто после второго круга заяц-беляк дробит свой след на несколько мелких кругов, часто уводит по прямой линии от места лежки гончих, иногда по нескольку раз возвращается к лежке, иногда вовсе ее игнорирует. Словом, поведение беляка после второго круга в большинстве случаев весьма прихотливо и капризно и ни в какие общие правила его уложить нельзя.

Под гончими в лесу заяц, как правило, идет быстро только тогда, когда собаки сильно нажали на него. Обычно же заяц бежит в лесу не торопясь, часто садится, прислушиваясь к звукам гона, скидывается со следа, западает в стороне, петляет, изредка даже сдваивает след и т.д.

На более открытых местах заяц как беляк, так и в особенности русак, идет полным ходом, причем, пробегая лужайками, просеками, перемычками, вырубками и лесными дорогами, любит ходить своими старыми следами, что всегда необходимо иметь в виду, и занимать эти вернейшие лазы.

В противоположность беляку русак редко задерживается под гончими в лесу и если и дает иногда в острове два или три круга, то всегда ходит более или менее чистыми местами, часто вырывается на опушки и снова скидывается тропинками или такими местами, где лес более редок, в глубину острова. В большинстве же случаев русак вовсе не идет лесом, а сразу же вырывается в поле. Круги русака в поле очень широки и довольно правильны.

Рис. 4. Англо-русская гончая

Спускаясь с возвышенности, в особенности крутой, русак и беляк в большинстве случаев идут не прямо, а несколько наискось и в том месте, где она наиболее отлога. Также направляют зайцы свой бег и при подъеме на какую-либо горку или склон. На кручу же или с кручи прямо заяц никогда не идет. Овраги, не поросшие по берегам лесом, русак всегда переходит там, где они шире и отложе и где чистого места больше. Зимой, когда снег глубок и рыхл, заяц очень любит уходить от гончих наезженными дорогами. Если же таких дорог поблизости нет, то хотя русак и идет лесом, но уже не держится преимущественно опушек, как по чернотропу, а, напротив, придерживается более крепких, а следовательно, и с менее глубоким снегом мест.

Из сказанного ясно, что успешность охоты на зайцев из-под гончих, прежде всего, зависит от умения охотника правильно и быстро установить, где вероятнее всего пройдет поднятый заяц, т.е. от умения своевременно стать на верном лазу.

Установить эти лазы, т.е. определить излюбленные пути переходов зверьков, при охоте на протяжении ряда лет в одних и тех же угодьях, сравнительно нетрудно. Лазы эти из года в год, если, конечно, не последовало резких изменений общего характера местности (например, в результате вырубок, пожаров и проч.), одни и те же и настолько приметны, что опытный охотник, находясь даже в относительно малознакомой местности, при известном навыке, сообразуясь с общим характером угодий, быстро их определяет. Но, разумеется, хорошее знакомство с местностью значительно способствует успеху охоты, так как в этом случае охотник будет знать все излюбленные лазы зайца наперечет, и как только заяц взбужен - быстро определит, по какому из них должен пройти под собаками поднятый зверек. Это позволит всегда экономить время, так как в этом случае отпадет надобность затрачивать его на отыскивание лазов вообще, а представится возможным, ориентируясь только на звуки гона, быстро сообразить, куда пошел заяц и каким лазом, следовательно, он должен пройти, направляясь, скажем, из одного острова в другой. Туда и следует направляться напрямик. Таким образом, хорошее знание местности дает всегда возможность почти безошибочно занять верный лаз и перехватить зайца верным выстрелом.

Пороша значительно облегчает охоту с гончими, так как в этом случае лазы зайца по оставляемым им на снегу следам отыскивать очень легко. В чернотроп дело значительно осложняется, хотя и в этом случае наблюдательность охотника может оказать значительную помощь. Иногда, в особенности в иней, удается на опушках леса рассмотреть узкие ленточки примятой травы, отчетливо выделяющиеся среди еще не поблекшей и не пригнувшейся к земле травяной растительности. Это и будут в большинстве случаев излюбленные лазы, которыми ходят зайцы.

На охоте с гончими нередко приходится стрелять и шумовых, взбуженных звуками гона, но не преследуемых собаками зайцев. Поэтому, передвигаясь по угодьям, в особенности в лесу, во время охоты с гончими следует идти как можно осторожнее, внимательно осматриваясь по сторонам и держа ружье наготове. Впрочем, если гончие недостаточно вязки и могут, бросив гон, подвалить на выстрел, стрелять шумовых зайцев не рекомендуется. Это будет только портить собак, да и охотник сам испортит себе удовольствие, так как в этом случае будет утрачена вся прелесть охоты на зайцев с гончими, вовсе не заключающаяся только в удачном выстреле по случайно подвернувшемуся зайцу.

Рис. 5. Стая русских гончих

В зависимости от выносливости и силы гончих, а также от погоды и состояния тропы охота на зайцев может производиться от зари до зари. Однако все же лучше, в особенности ранней осенью, когда еще тепло, или зимой - в глубокий снег, давать в середине дня отдых собакам, а кстати, немного отдохнуть и самому.

По зайцам можно охотиться и с одной гончей, и со смычком их, и, наконец, с целой стайкой. Но, охотясь с двумя или с несколькими гончими, очень важно, чтобы они были хорошо сгонены друг с другом и работали дружно, а не вразброд. В противном случае - неладно слепленный смычок или стая никакого удовольствия своей работой не доставят.

С гончими охотятся и в одиночку, и целыми компаниями. В последнем случае крайне важно, чтобы и охотники, подобно гончим, также, что называется, сработались и не мешали бы один другому. Иначе охота превратится в бестолковую беготню и перехватывание зайца на одном и том же лазу сразу несколькими охотниками.

Охота с гончими заканчивается с наступлением холодов и с выпадением глубокого снега.

Хороша и красива охота с гончими по первым порошам. И, пожалуй, именно с охоты в эту пору и должен приобретать опыт и знание каждый охотник, впервые начинающий охотиться по зайцам с гончими. Пороша, в особенности свежая, наглядным образом учит молодого охотника всем тонкостям этой охоты, словно на чертеже дает ясную картину поведения зайца под гончими и яснее всякой карты указывает на наиболее верные заячьи лазы.

Но, как ни хороша и интересна охота с гончими по зайцам по первому снегу, куда сильнее наслаждение, которое черпает охотник на этой же охоте поздней осенью, еще по чернотропу...

Как приятно в такую пору метким и дальним выстрелом перехватить стремительно стелющегося по мерзлой земле быстрого русака! Каким эффектным белым пятном, заметным еще издали, катится неторопливо по лесу выцветший беляк!

888
465
423
0