От автора

Утки являются, пожалуй, наиболее распространенной в СССР дичью. По крайней мере, редкий, едва ли более одного из тысячи, охотник не охотился и не охотится по уткам. И, тем не менее, утиная охота никогда не пользовалась у нас особым почетом. Мало того, — утиная охота находилась в каком-то загоне, на нее смотрели презрительно, утку почти не считали за дичь, а охотников, любящих и страстно предающихся этой охоте, пренебрежительно именовали «утятниками», приравнивая значение этого слова к слову «шкурятник».

Объяснялось это прежде всего тем, что мало кто из городских охотников, в особенности охотников наших столиц, знал хорошо утиную охоту вообще. Утку стреляли случайно, за ней специально не охотились, и поэтому сложилось мнение, основанное на случайном выстреле по случайно подвернувшейся утке, что утиная охота легка, не требует ни знаний, ни опыта, а стрельба по уткам — не трудна.

Помимо всего этого, еще не была изжита отрыжка того далекого прошлого, когда не только людей, но и дичь разделяли на две категории: «благородных» и «неблагородных». Утки имели счастье или несчастье (что зависит от взгляда на этот вопрос) попасть в число «неблагородных» видов дичи, и поэтому утиной охотой в городах интересовались очень немногие, ее знавшие и изучившие, охотники.

Вдали от городов, на раздолье озер, рек и болот, излюбленных утками, где «благородство» или «неблагородство» дичи имело для крестьянина-охотника весьма малое значение, на уток также охотились немного, но по совершенно иным причинам.

Утка — дичь прилетная, живущая у нас в СССР только в теплое время года. В большинстве местностей, удаленных от центров, сезон охоты на уток совпадал с периодом усиленных сельскохозяйственных работ, с деревенской «страдой», когда крестьянину-охотнику бывает вообще не до охоты не только на уток, но и на всякую иную дичь.

В конце же концов, все таки большинство охотников, как горожан, так и крестьян, утиной охоты почти не знают и во всяком случае знают ее гораздо хуже, чем на какую-либо иную дичь. В огромном большинстве случаев тот или иной охотник, даже убивший на своем веку сотни, а подчас и тысячи уток, все же знает и изучил только один какой-либо вид этой охоты. Некоторые охотились и охотятся только весной с подсадными. Другие — только летом на вылетку. Третьи — только на утренних и вечерних перелетах. Четвертые, наконец, — только осенью с подъезда на открытой воде, — и т. д. Но знающих, тонко изучивших охоту на уток в течение всего года, при всяких условиях и всеми способами, — очень немного.

Эти-то единичные охотники, как горожане-любители, так и крестьяне-промысловцы, и являются нашими учителями в отношении использования тех или иных приемов охоты на уток. Как ни мало их было и есть, но некоторый опыт и знания они накопили, — и только вследствие общего равнодушия большинства охотников к утиной охоте эти опыт и знания почти не нашли себе, к сожалению, полного отражения на страницах специальных сочинений, посвященных утиной охоте.

В охотничьей литературе, насколько я ее знаю, описанию утиной охоты посвящено только три, — правда, следует добавить, три прекрасных, — книжки: Ю.М. Смельницкого — «Охота на утренних утиных сидках в устьях Камы», С.Н. Алфераки — «Очерки утиных охот» и А.Г. Раснера — «Охота на Маркизовой луже».

Но первая из этих книжек говорит только об одном способе охоты на уток, третья — только об охоте на уток в условиях Финского залива между Кронштадтом и Ленинградом, и лишь одна вторая охватывает почти все виды этой охоты...

Однако, с одной стороны, все эти книги теперь составляют библиографическую редкость, а, во-вторых, даже «Очерки утиных охот» С.Н. Алфераки едва ли могут являться популярным руководством по охоте на уток...

А, между тем, ведь нет охоты более интересной по своей трудности и обстановке, чем охота утиная. И едва ли найдется какая либо иная охота, успешность которой настолько зависела бы от опыта самого охотника!

Разнообразны до бесконечности угодья, на которых водится эта прекрасная дичь; разнообразны сами утки, не только по своим видовым отличиям, но и по своему поведению в различных местностях и в различное время года; разнообразны способы и приемы самой охоты...

Одним словом, утиная охота — это целое искусство, основанное на знании и опыте. В кратких словах поделиться такими накопленными знаниями и опытом, — не только личным, но и других охотников, — я и постараюсь в дальнейшем.

Гр. Рахманин

904
461
443
0