ГЛАВА V. Собаки

Не в пример почти всем способам охоты на лесную и болотную дичь, охотничья собака на утиной охоте не играет главной роли. Конечно, собака — «душа ружейной охоты», как сказал много лет тому назад в своих бессмертных «Записках Ружейного Охотника Оренбургской губернии» С.Т. Аксаков. Но именно утиная охота в большинстве случаев представляет собой некоторое исключение из этого общего правила. Роль охотничьей собаки на утиной охоте значительно скромнее, чем на охоте в лесу и на болоте. На некоторых утиных охотах собака, как бы она хороша ни была, совсем не нужна, на некоторых она только не мешает, и почти на всякой утиной охоте роль охотничьей собаки сводится не к отыскиванию дичи и подаче ее под выстрел охотника, а к доставанию дичи уже убитой (аппортированию) и к преследованию подранков. Лишь на очень немногих охотах на уток роль собаки значительнее, и наличие хорошей собаки гарантирует интересность и успешность охоты.

При охоте весной собака охотнику не нужна вовсе, да и применение на весенней охоте собак для каких бы то ни было целей запрещено действующими правилами об охоте.

Летом же дело совсем другое. Хорошая собака не только не даст уйти ни одному подранку или затеряться убитой утке, но и выставит под выстрел охотника не один десяток уток из крепкого места, из которого выжить их сам охотник будет не в состоянии.

Итак, наибольшее значение собака на утиной охоте имеет летом и ранней осенью.

Выше я уже говорил, что иногда по условиям местности, а отчасти и погоды, удается успешно пострелять уток из-под стойки легавой. Но это удается сравнительно редко и почти всегда случайно. Мне, по крайней мере, пришлось за всю свою жизнь взять из-под стойки собаки не более двух десятков уток, почти исключительно кряковых. Стрелять их удавалось всегда случайно, охотясь на болотах по долгоносым, в полдневную жару, в начале августа.

На берегу речонки, озерка и проч., густо поросших травой, замирала на стойке собака, и после обычного «вперед», вместо ожидаемого бекаса, вдруг поднимались с криком кряква, две, а то и целый выводок. Иногда приходилось делать выстрел по кряквам из под стойки на берегу какого либо островка, на озере или реке и т. д.

Но опять-таки повторяю, что такая охота почти всегда носит случайный характер. Поэтому стойка — главное достоинство легавой собаки — на утиной охоте вовсе не важна. К специально утиной собаке предъявляются совершенно иные требования, а именно: 1) способность, пробираясь по зарослям водной растительности, а иногда и плавая по воде, поднимать утку на крыло и тем самым подставлять ее под выстрел охотника, и 2) способность хорошо разыскивать подранков и убитых уток и подавать их охотнику.

Так как утка только в редком случае (не слыша собаки или разморенная жарой) выдерживает стойку, а обычно пытается удрать от собаки или вплавь, или поднимаясь на крыло, то стойка и медленная подводка не только не нужны, но и просто вредны. Утка в этом случае будет отплывать от собаки и или укроется от преследования в крепком месте, или, отплыв, поднимается на крыло за пределами выстрела. Поэтому от утиной собаки требуется не указание охотнику стойкой и последующей подводкой места нахождения птицы, а подъем птицы на крыло и притом на расстоянии возможно более близком к охотнику.

Собаки, поднимающие птицу на крыло, вполне понятно, могут быть использованы только на охоте ходовой, т. е., только тогда, когда охотник передвигается пешком или на лодке, а впереди его или сбоку работает собака.

Способностью поднимать утку из травы и обладает в большей или меньшей степени каждая собака — от кровных легавых до простой дворняжки включительно. Однако, эту способность можно развить и, так сказать, дисциплинировать, чтобы собака поднимала утку не зря, а именно для того, чтобы подставить ее под выстрел охотника. Для этого следует собаку научить искать птицу в тех местах, где указывает охотник, работать на небольшом расстоянии от охотника, поднимать птицу в нужном для удобства стрельбы направлении, оповещать охотника о подъеме птицы на крыло взлаиваньем и т. д. Этому, при известном умении и настойчивости, можно научить каждую собаку. Но дрессировки собаки для того, чтобы она успешно выполняла свою работу, еще мало. Необходимы еще огромная выносливость собаки, привычка к воде, уменье нырять и плавать, чутьистость собаки и проч.

Собака, хорошо выдрессированная, но не обладающая выносливостью или бесчутая, вряд ли будет полезна для охоты. И, наоборот, собака чутьистая, выносливая, охотно идущая в воду, умная от природы и проч., но недрессированная — также, в большинстве случаев, будет не помогать охотнику, а мешать охоте.

Из сказанного выше о применении собаки для поднимания на крыло утки явствует, что такое применение собаки возможно только летом, когда утка держится в траве и не только подпускает к себе на выстрел охотника, но и ее часто трудно без собаки заставить вылететь из травы, где она чувствует себя в полной безопасности. Иными словами, такую собаку можно использовать только при охоте на вылетку.

Гораздо важнее и шире используется второе качество, которое должно предъявляться к каждой утиной собаке, — розыск убитой птицы и доставите подранков. Такая собака незаменима уже на многих охотах. И при стрельбе на вылетку, и при стрельбе на вечерних и утренних перелетах, и при стрельбе на пролетных путях и утренних сидках, при охоте с чучелами и подсадными, — везде собака, умеющая подавать убитую дичь, будет оказывать незаменимую помощь охотнику. Короче говоря, такая собака применима на всякой летней и осенней охоте, вне зависимости от того, производится ли охота пешком, с лодки или из засады. Само собой разумеется, что при охоте на уток с подъезда на открытой воде собака не нужна, при охоте поздней осенью вообще собаку просто грешно брать с собой и заставлять мерзнуть и в лодке, и в воде из за желания достать во что бы то ни стало каждую убитую или подраненную утку.

Два слова о применении собак, подающих убитую птицу на охоте с подсадными. Необходимо, чтобы собака знала хорошо подсадных, так как в противном случае рискуешь, послав собаку подать убитую утку или достать подранка, увидеть в ее зубах собственную подсадную. Незачем, пожалуй, говорить о том, что утиная собака, как, впрочем, и всякая другая собака, должна быть безусловно вежливой и во всем послушной охотнику, повинуясь не только его словам, но и жестам. Смышленая и обладающая известным опытом утиная собака очень скоро научится понимать, как следует ей вести себя в лодке, шалаше, на работе, как лучше поднять утку из травы, где искать упавшую и т. д.

Опытной собакой на охоте руководить почти не приходится. Не издавая ни одного звука, чтобы не помешать охотнику, она будет сидеть неподвижно в лодке или шалаше, зорко глядя за тем, где вылетела или упала утка. И лишь нервная дрожь, пробегающая иногда по ее телу, будет указывать на то, насколько глубоко и страстно переживает собака вылет, выстрел и падение утки...

Но собакой молодой и неопытной нужно руководить все время, ежеминутно наблюдая за ней и держа ее в повиновении. Только тогда, с годами, собака поймет, что от нее требуется, будет знать свое дело и вполне сознательно его исполнять.

Я не буду касаться здесь того, как следует добиваться от собаки приобретения ею тех или иных качеств, необходимых для утиной охоты. Для этого существует целый ряд способов и приемов, описание которых читатель найдет в довольно богатой литературе, посвященной дрессировке и натаске собак.

И остается, пожалуй, сказать несколько слов о тех породах собак, которые наиболее применимы на утиной охоте.

Научить каждую собаку можно почти чему угодно. Но научить любую собаку быть выносливой, чутьистой, страстной, любящей воду и проч. — нельзя. Это уже дело природы, а не человека.

Поэтому, если есть возможность выбирать вообще, следует выбирать собаку, телосложение которой, окрас, густота шерсти, наличность чутья и выносливости и проч. наиболее соответствуют условиям ее работы на охоте по уткам. Само собой разумеется, что лучше всего взять собаку такой породы, которая специально выведена и предназначена для охоты по уткам.

Среди собак таких пород первое место несомненно следует отвести спаниелю, — этой маленькой, умной, ласковой, страшно выносливой и прекрасно приспособленной к условиям утиной охоты собачке.

Но спаниели у нас распространены очень мало, и во многих местах о них никто и не слыхал. Поэтому для утиной охоты чаще употребляются другие собаки, как кровные, или, как у нас часто говорят, «породистые», так и не кровные.

Всякая легавая собака, конечно, годна и для охоты на уток. Но при этом следует иметь в виду, что пойнтер или сеттер, проработавший хотя бы только один сезон по уткам, вряд ли будет работать хорошо впоследствии по другой птице. То, что требуется от утиной собаки, — быстрый нажим на птицу, подъем ее на крыло без приказания охотника, ловля подранков и проч., — все это совершенно не годится для охоты по тетереву, бекасу и т. д., где важнее всего мертвая стойка и, по приказанию охотника, подводка к птице. Пойнтера же я бы вообще посоветовал не пускать на уток, т. к. его нежное, одетое короткой шерстью тело совершенно не приспособлено для плавания, ползания, хождения и проч. среди колючей и режущей травы, камыша, тростника и т. п. Хорошей утиной собаки из него обычно не получить.

Из сеттера, — если примириться окончательно с порчей собаки для других охот, охот, для которых он специально предназначен,— можно выработать прекрасную утиную собаку.

Очень недурно работают по уткам пуделя — эти едва ли не самые умные собаки. Их недостаток — малая чутьистость.

Наконец, очень недурные собаки для утиной охоты получаются из кровных или еще лучше полукровных (результат скрещивания с легавой) — гончих. Их недостаток — трудность обучения безукоризненной подаче убитой птицы.

Чаще же всего для охоты по уткам у нас применяются просто ублюдки легавых, преимущественно длинношерстых, а иногда и собаки самых неопределенных пород.

Среди них изредка попадаются очень недурные работники.

Но все же всем им далеко до кровных, хорошо выдрессированных специально для охоты по уткам маленьких спаниелей, молодой представитель которых, надоев достаточно старухе-пойнтеру, греющейся у печки, сидит сейчас, когда я заканчиваю эти строчки, против меня на диване, уставившись на хозяина своими темными умными глазенками...

— Заводите спаниеля!...

Таков мой последний совет каждому, кто захочет в полной мере изведать прелести богатой и трудной утиной охоты.

889
447
442
0