Медведь

ВЕСЕННИЙ ПЕРИОД ОХОТЫ

Медведь, залегший в начале зимы в берлогу, пробуждается от зимней спячки и выходит из берлоги одновременно с выходом бурундука и оживлением муравейников. Первыми покидают берлоги самцы и молодые самки. Медведицы, в декабре - январе мечущие молодых, выходят из берлог несколько позднее, обычно уже тогда, когда талая вода начинает подмачивать логово. Вскоре после выхода из берлоги начинается линька. За зиму, в продолжении которой медведь ничего не ест, он сильно тощает и теряет в весе.

У молодых медведиц роды иногда происходят много позднее, даже в апреле.

Охота на приваде

Изголодавшийся за зиму зверь охотно пожирает падаль. На этом и основана охота на медведей на приваде. Производится она весной и осенью следующим образом.

Когда снег почти совсем стает, к медвежьим следам или на то место, где обнаружен медведь, приводят негодную (но не заразную) лошадь, закалывают ее и сдирают с нее шкуру. Если же такой лошади нет, то на эту площадку вывозят падаль. Вокруг туши из березовых стволов складывают и крепко связывают невысокий сруб площадью 2,5 на 3,0 м. Шагах в двадцати от сруба устраивают лабаз, для чего выбирают два стоящих рядом прямых дерева и обрубают с них все нижние ветви на высоту до 3-4 м. На этой высоте укрепляют на сучьях обоих деревьев несколько длинных жердей, образующих род мостков. Чтобы влезть на них, делают из ели с обрубленными на половину ветвями подобие лестницы.

Садиться на лабаз следует только тогда, когда наблюдениями будет точно установлено, что медведь начал посещать падаль. Приходить на охоту рекомендуется с вечера, за несколько часов до захода солнца. Лучше всего охотиться в такой вечер, когда ветерок тянет от привады на лабаз.

Для успешности охоты весной полезно позаботиться об устройстве привады для медведя еще с осени. Для этого, выбрав глухое место, куда не гоняют скот и где есть все основания весной встретить медведя, выкапывают яму таких размеров, чтобы в нее могли поместиться три или четыре лошадиных туши. Затем в яму опускают сруб, почти вровень с поверхностью земли и, положив лошадиные туши, накладывают сверху крепкий бревенчатый настил, укрепленный четырьмя поперечными брусками, прибитыми к срубу длинными гвоздями или скобами. Посредине настила прорубают отверстие в 16-18 см шириной и 18-20 см длиной, через которое медведь может достать мясо. Лабаз, как уже указано, делается шагах в 15-20 от привады.

Натолкнувшись на эту приваду еще осенью, изголодавшиеся за зиму медведи начинают посещать ее весной.

ОСЕННИЙ ПЕРИОД ОХОТЫ

Охота на овсах

Под осень, когда овес начинает наливаться, медведи после заката солнца выходят на прилегающие к лесу овсяные полосы и, поджимая под себя передними лапами колосья, не срывая кистей, сосут их всю ночь. Если же овес очень высок, медведь садится на зад и, продвигаясь вперед, загребает лапами и поедает кисти. Деление медведей на стервятников и овсянников не имеет никакого основания, так как овсы посещают и медведи, дравшие скот.

Медведя, повадившегося ходить на овес, можно подкарауливать из-за куста или с лабаза. В первом случае это удается лишь тогда, когда зверь не напуган, а ветер дует с той стороны, с которой медведь обыкновенно выходит на полосу. В светлую ночь можно высмотреть жирующего медведя и стрелять его с подхода. Для этого необходимо одеть валенки и серый костюм и соблюдать полную неподвижность в моменты, когда зверь перестает есть и прислушивается.

Подкарауливание медведей из-за укрытия, а особенно подход к ним, применяется очень редко. Обычно медведей на овсах стреляют с лабазов или полатей. Лучше всего устраивать лабазы на деревьях, прилегающих к полосе, на которую повадился ходить медведь. Можно их строить (там, где нет крупного леса) и с помощью сохирей, т. е. подпор с боковым откосным сучком. Необходимо только, чтобы лабаз находился на опушке, был как можно меньше заметен и не возбуждал в звере опасений. Поэтому все материалы для постройки лабаза (сохири, жерди, ветки) должны быть вырублены не на самом месте устройства лабаза, а в некотором отдалении от него. Для укрытия нужно припасти ветви именно той породы деревьев, в чаще которых устраивается лабаз.

Устраивать лабаз нужно для одного или двух охотников размером от 1,5 до 2 м длины, 3/4 м ширины, не выше 2-3 м от земли.

Для одного лабаза требуется 2-3 сохиря на каждый из четырех углов, 2 толстых перекладины, 6 жердей для сидения и 3 толстых жерди: одну для упора ног, а вторую и третью для развешивания веток, чтобы укрывать охотника.

Для того чтобы сидеть было мягче, на жерди кладется сено или войлок. Обязательно надо' брать с собой топор. Лабазы устраиваются не дальше 10 шагов от овсяной полосы.

Садиться на лабаз необходимо за час до захода солнца, потому что в глухих местах, если нива окружена лесом, медведь выходит на овсяное поле иногда раньше заката, не смущаясь даже присутствием людей на полях. Лучше всего подъезжать к лабазу вдвоем верхами. Не сходя на землю, прямо с лошади охотник должен влезть на лабаз, а его спутник с обеими лошадьми, проехав некоторое расстояние вперед, отправляется домой. Лучше если охотник на лабазе будет одет не в ту одежду, которую носит постоянно, а в долго висевшую на воздухе. Медведь, в особенности пуганый или подозревающий опасность, еще не доходя до овсяного поля, часто становится на дыбы, чтобы осмотреть местность, долго слушает, поводя носом, и иногда опять уходит в лес, вновь появляясь с другой стороны под ветер. Особенной осторожностью отличается медведица с медвежатами, всегда приходящая не раньше наступления полных сумерек.

Часто бывает, что медведь посещает не одну, а несколько полос овса, раскинутых среди леса. Чтобы заставить медведя пойти именно на полосу с засадой, следует принять некоторые меры. Для этого рекомендуется в ночь засады разводить на других полосах овса, посещаемых медведем, небольшие смоляные костры. Можно также направить на другие полосы человека, который ходил бы, покуривая и покашливая, и тем отпугивал зверя.

Вообще для этой охоты необходима светлая лунная ночь; в темную ночь успех охоты весьма сомнителен, так как высмотреть и правильно выделить медведя будет почти невозможно. Заметить приближение медведя можно по треску обламываемых им в лесу сучков. В это время надо немедленно приготовить к выстрелу ружье. Если на лабазе двое, то необходимо заранее уговориться, кому стрелять первому.

Стрелять по медведю следует при первом удобном для выстрела положении зверя, причем выцеливать нужно переднюю часть его тела.

Стрелять по медведю надо точно, так как в случае промаха зверь уйдет и больше не придет на данную полосу овса. Еще хуже, если при выстреле медведь будет только ранен и уйдет, унося в себе пулю. В большинстве случаев разыскать даже смертельно раненного медведя, если он не упадет где-либо рядом, очень трудно. Если нет уверенности в том, что выстрел направлен верно и причиной этому темнота, - лучше выждать, когда из-за туч выглянет луна, или даже подождать рассвета. Никогда не следует стрелять, если нет уверенности, что выстрел производится именно в медведя. В противном случае не исключена возможность выстрела не только в пень, сноп и т. д., но и в случайно идущего по полосе человека.

Для стрельбы по медведю на овсах обычно пользуются штуцером, а еще лучше стрелять из двухстволки, зарядив патроны пулей Жакана или пулей с деревянным хвостом. В этом случае двухстволка удобнее штуцера, так как охотясь с ней постоянно, охотник привыкает к ней и может верно направить выстрел даже в тех случаях, когда туша зверя едва-едва видна.

Тяжело раненный медведь обыкновенно падает с ревом и с каким-то особенным храпением и фырканьем катается по земле; потом, если у него хватит сил, снова поднимается на ноги. Если же раненый медведь бросается на человека или лезет на лабаз, надо рубить топором по лапам, ключице, а не по шее, голове или лопаткам зверя.

На Кавказе таким же способом охотятся на медведей в кукурузе и в фруктовых садах. По Черноморскому побережью медведи любят посещать заброшенные фруктовые сады. Здесь охотники очень редко делают полати; они обычно ожидают прихода зверя, стоя на земле около дерева, к которому повадился ходить медведь.

Охота с подхода

В сентябре - октябре на Кавказе медведей стреляют с подхода, высматривая их по горам и стреляя на расстоянии нескольких сот шагов. При этом, подходя к медведю, перескакивают за ветром от дерева к дереву, выбирая моменты, когда зверь занят разыскиванием пищи. Стреляют также из-за деревьев и после промаха стоят скрытыми за деревом, ничем не выдавая своего присутствия. В этом случае, если только медведь не ранен, - он вскоре остановится и начнет осматриваться. Тут можно его снова выделить и послать пулю. Медведь обладает слабым зрением, а поэтому, когда он жирует, то невнимательно относится к окружающему. Для стрельбы по медведю с подхода на значительных расстояниях очень хороши дальнобойные, с достаточно сильным патроном винтовки, снабженные телескопическим прицелом.

Охота на задранной скотине

Осенью медведи часто нападают на скот, причем, задрав корову или лошадь, несколько ночей ходят есть добычу.

Трогать тушу задранного зверем животного не следует, так как это может отпугнуть медведя совсем или же заставить его переждать с посещением туши несколько дней. Медведь обычно не оставляет трупа там, где он задрал животное, а относит его на некоторое расстояние и заваливает хворостом или корягами. Иногда для этого медведь выбирает вырубку или мелкую чащу. В таком случае засаду приходится устраивать либо на полатях, сооружаемых из вбитых в землю кольев, либо в шалаше на земле. Однако чаще всего медведь относит труп задранной скотины в лес. Поэтому здесь наиболее возможно устройство лабаза. И шалаш, и полати, и лабаз должны быть сооружены так, чтобы не выделяться на фоне окружающей местности и достаточно надежно - хотя бы только со стороны падали - скрывать засевшего охотника.

Наевшись мяса, медведь на следующую ночь обыкновенно не подходит к туше, а ложится на отдых поблизости от задранной скотины. Поэтому устраивать лабаз, полати и шалаш следует без всякого шума и возни. Садиться в засаду надо сравнительно рано, а иногда даже днем. Наевшийся падали зверь менее осторожен, хуже чует и не так злобен и опасен, как голодный.

Охота на приваде

Осенью, так же как и весной, медведей можно подкарауливать не только на задранной скотине, но и на приваде. Место для вывоза падали надо выбирать на полянке среди смешанного редколесья и вдали от проезжих дорог и жилья. Приваду следует класть не дальше 30-40 шагов от лабаза либо в специальный сруб, либо открыто. В последнем случае надо принять меры к тому, чтобы медведь не мог перетащить приваду на новое место. Для этого приваду, положенную головой или задом к лабазу (чтобы туша не мешала стрелять медведя), пришпиливают к земле острыми кольями. Одним из кольев пришпиливается обыкновенно шея, другой пропускается через пах. Помимо этого, полезно привязать приваду толстыми веревками к трем-четырем прочно вбитым в землю кольям.

На приваду, как и на задранную скотину, медведь выходит довольно рано, иногда даже днем, и поэтому садиться на лабаз следует пораньше.

ЗИМНИЙ ПЕРИОД ОХОТЫ

Охота облавой

Облавой охотятся как на залегшего в берлогу медведя, так и на ходового. К ходовым медведям относятся так называемые "шатуны" - звери, не залегшие на зиму в берлогу, а также медведи, случайно стронутые с берлоги (рубкой леса, собаками, подмоченные водой при оттепели и т. п.).

В огромном большинстве случаев облава на медведей, залегших в берлогу, производится по снегу (лишь в порядке исключения - чернотропу).

Облаве предшествует точное выяснение места берлоги. В большинстве случаев берлога обнаруживается случайно при охоте с собаками, которые, найдя берлогу, начинают облаивать залегшего в ней медведя.

Определить место, где заляжет в берлогу медведь, можно еще осенью по следам, оставляемым зверем при подготовке материала для своей постели. Строит он ее из откусываемых еловых лапников, а также надранных полосок еловой коры. Наличие таких следов служит верным признаком не только того, что медведь побывал в данном месте, но и того, что в относительной близости от этого места он собирается устроить берлогу.

Стараясь определить это место, особенно по чернотропу, следует быть крайне осторожным. Даже подготовивший себе берлогу медведь, заметив, что за ним следят, не только в ней не ложится, но иногда вовсе уходит из данной местности.

Еще точнее и удобнее можно определить место берлоги по первым порошам, выпавшим в то время, когда медведь еще не лег.

Иногда можно проследить за медведем и по покрывающему траву инею и даже по росам. Если определенно установлено, что в данной местности живет медведь, но не представляется возможным выяснить, где он заляжет в берлогу, рекомендуется задержать его залегание до первых порош. Достигается это заготовкой для медведя скирды овса или устройством привады.

Когда место расположения берлоги медведя установлено точно, а медведь, плотно занесенный снегом, хорошо облежался, взять его облавой, в особенности во время крепкого мороза, можно при окладе не более одного гектара. В том случае, когда место, где расположена берлога, точно не установлено, а местность - крепкая и погода мягкая, стрелков много - площадь оклада может быть увеличена до трех, пяти и даже до десяти гектаров.

При маленьких окладах медведь обычно выходит на "пяту", т. е. на свой входной след. Пята обычно обращена в ту же сторону, что и чело берлоги, которое в подавляющем большинстве случаев обращено к югу. Поэтому, когда обложен берложный медведь и оклад мал, а место, где оклад пересек входной след зверя, точно известно, стрелковую линию следует всегда располагать к югу от берлоги. Однако, если дует южный ветер, могущий нанести запах человека на зверя, залегшего к северу, располагать стрелковую линию к югу от берлоги не следует. Впрочем, южный ветер в большинстве местностей сопровождается резким потеплением, а в такую погоду медведь лежит очень чутко и поэтому не следует подходить к нему вообще, так как зверь может уйти, не подпустив к себе. В теплую погоду целесообразнее воздержаться от устройства облавы, отложив ее до более благоприятных условий.

В больших окладах, когда место расположения берлоги точно не известно, стрелковую линию приходится размещать, сообразуясь с направлением ветра, характером насаждений и т. п., хотя наиболее надежной стороной для расположения стрелковой линии является несомненно южная.

При охоте на ходового медведя необходимо его обложить в том месте, где он временно задержался. Для этого надо идти следом медведя до тех пор, пока зверь войдет в островок чащи, лома и вообще в труднопроходимое место.

Дойдя до такого места, нужно обойти его кругом и попытаться сделать оклад. Если при обходе обнаружится, что выходных следов нет, значит зверь остался в круге и обложен.

При выслеживании ходового медведя следует иметь в виду, что один зверь идет прямо, не путая следа, и ложится в первом подходящем для него месте, а другой зверь, напротив, прежде чем лечь, тщательно изучает местность, где предполагает залечь, неоднократно переходит с места на место, осматривает различные ямы, разрывает муравейники, обнюхивая дупла под корнями старых деревьев, и т. д. След такого медведя представляет извилистую линию, усложненную петлями, двойками и т. п. Молодые медведи, а иногда и старые, часто лазают по стволам поваленных деревьев.

Все эти повадки медведя необходимо учитывать при выслеживании. Поэтому при окладе зверя не рекомендуется выхаживать все петли или высматривать следы на поваленных деревьях, а стараться охватить их кругом и, если выходных следов нет, считать, что медведь обложен.

Очень часто площадь оклада выслеживаемого медведя может оказаться чрезмерно обширной. В этом случае надлежит "обрезать" круг, но делать это следует возможно осторожнее, чтобы раньше времени не стронуть медведя.

Для обрезки круга надо всегда пользоваться дорогами, просеками, тропками и всякими прогалинами. Так как обрезку круга иногда приходится производить за счет отхода части следов за пределы оклада, то во избежание того, что за пределами круга окажутся не только следы медведя, но и сам зверь, нужно после обрезки круга выходить все петли зверя и другие его следы, оставшиеся за границами оклада.

Если при этом окажется, что выхоженные следы зверя ведут в оклад, то сомневаться в наличии медведя внутри оклада уже не приходится и оклад можно считать оконченным.

После того как ходовой зверь обложен, нужно приступить к выбору места для линии стрелков. Стрелковая цепь располагается так, чтобы ветер дул из оклада на стрелков, а не наоборот. В крайнем случае приходится ставить стрелковую цепь с таким расчетом, чтобы ветер дул на нее под углом или параллельно ей. Если ветра нет, необходимо стрелковую линию ставить по возможности со стороны берлоги, из которой был стронут медведь. При этом следует иметь в виду, что потревоженный медведь никогда не идет к опушке леса, редколесьем, открытыми местами, через тропу, лыжню и т. д.

При облаве на медведя применяется неподвижная и подвижная цепь загонщиков, а также "молчуны". Неподвижная цепь загонщиков ставится по тыльной части оклада. Эта цепь обычно стоит неподвижно и по сигналу поднимает крик, трещит в трещотки, производя всяческий шум, стремясь стронуть медведя из берлоги и гнать его на стрелковую линию.

Однако стронуть таким способом зверя удается не всегда. Поэтому внутри оклада, в некотором расстоянии от неподвижной цепи загонщиков, расставляется вторая, более редкая подвижная цепь загонщиков, так называемых "ершей". Ерши расставляются шагах в ста друг от друга, а если место густое, то еще меньше.

По флангам от линии стрелков ставятся так называемые "молчуны". Молчуны должны быть одеты в белые балахоны и стоять молча, лучше даже, спрятавшись за каким-либо прикрытием, обнаруживая свое присутствие только при попытке медведя прорваться на фланг. В этом случае молчун должен с легким шумом, но без крика показаться медведю и этим попытаться свернуть зверя на стрелковую линию. При большом количестве стрелков молчунов нужно меньше, а при малом - больше. В среднем обычно достаточно иметь по пяти-шести молчунов на каждой стороне. Ставятся молчуны на таком же расстоянии друг, от друга, как и стрелки.

Неподвижную цепь загона и ершей заводят обычно от вершины оклада, после того как поставлены стрелки и молчуны, причем ведут их к этому пункту особой тропкой, не производя шума в стороне стрелков.

Молчуны обычно заводятся одновременно с двух сторон стрелковой цепи, причем места, где они должны быть расставлены, как и для стрелков, намечаются заранее.

Гон начинается по сигналу. При большом окладе кричать и шуметь следует громче, при малом - тише. Ерши начинают продвигаться вперед не сразу, а выжидая, не стронется ли медведь от крика и шума неподвижной цепи загонщиков. Если медведь не стронется, то ерши, сохраняя между собой интервалы и перекликаясь, двигаются цепью вперед. Когда обнаруживается след медведя, один из ершей идет по нему, обследуя на пути каждое крепкое место, где зверь может залечь, и давая об этом знать остальным. Когда ерши, приблизившись к линии стрелков, увидят, что медведь не стронут и остался у них в тылу, или если он прорвался через их цепь, то ерши правого крыла выходят на левый фланг, а левого - на правый и по линии оклада возвращаются к его вершине, начиная работу сначала. После выстрела на линии ерши прекращают гон. Выходить на линию стрелков ерши не должны ни в каком случае.

При недостатке или малой опытности загонщиков и отсутствии молчунов фланги можно затягивать флагами. Неподвижная цепь загонщиков должна быть достаточно частой. Желательно, чтобы интервал между загонщиками не превышал тридцати-сорока шагов.

На номере надо стоять в белом балахоне, совершенно неподвижно, не курить и соблюдать полную тишину. При этом следует внимательно прислушиваться к каждому шороху, присматриваться к падению снега с ветвей и вообще наблюдать за признаками приближения зверя.

Охота на берлоге

В средней части СССР медведь залегает в берлогу обычно еще по черной тропе в конце первой декады ноября.

Потревоженный в берлоге медведь просыпается сразу. Однако, облежавшись во второй половине зимы, медведь встает неохотно и подпускает к берлоге легче, чем в начале зимы. В сильные морозы медведь лежит очень крепко, а в теплые дни - весьма чутко, и стронуть его из берлоги очень легко. В метель медведь неохотно расстается с берлогой.

Место для берлоги медведь чаще всего выбирает не в глубине больших лесов, а у их закрайков, при этом преимущественно на вырубках, на площадях, заваленных буреломом и в подобных крепких местах.

Берлоги обычно бывают либо грунтовые, либо верховые. Грунтовые берлоги медведь устраивает под вывернутыми бурей корнями деревьев, в ямах, в дуплах и у корней старых деревьев.

Верховые берлоги устраиваются медведями просто на поверхности земли, обычно в густом хвойном подлеске или под обширным ветровалом, где зверя заносит снегом и над ним навивается сугроб.

Ложится медведь в берлоге на подстилку, которую заготовляет с осени. Подстилкой обычно служит хвоя, мох, древесная кора, сухие листья, а иногда и сено. Когда зима войдет в силу и берлогу занесет снегом, в нем от "испарения" зверя образуется корка и остается только небольшое отверстие от дыхания медведя. Называется это отверстие челом и служит медведю выходом из берлоги.

Во время зимы медведь поднимается с лежки только тогда, когда его потревожит человек или спугнут собаки. Выступившая во время оттепели вода также обычно заставляет зверя покинуть лежку.

Иногда в середине зимы медведицы мечут в берлоге молодых и там же их кормят. Голос медвежат бывает слышен на расстоянии пятидесяти шагав от берлоги.

Наиболее чутко лежат в берлоге медведи-самцы и холостые медведицы. Медведицы, кормящие новый приплод, в большинстве случаев покидают берлогу очень неохотно.

Охота на берлоге лучше всего удается во второй половине зимы, в хороший морозный день, когда медведь лежит плотно и хорошо подпускает к берлоге. Неплохо подпускает к берлоге медведь и в метель, но в такую погоду стрелять неудобно, и поэтому лучше обождать с охотой до ясного морозного дня.

Идти на берлогу лучше всего небольшой группой из трех-четырех человек. Помимо ружей, надо обязательно взять с собой и топоры, чтобы вырубить жердь, на которой впоследствии придется нести медведя и при посредстве которой зверя поднимают из берлоги или расширяют ее чело. Топоры могут оказаться полезными и для самозащиты в тех редких случаях, когда зверь нападет на людей. Если на берлогу берут собак, то с ними должен идти особый человек, останавливающийся с собаками на сворке шагах в двухстах от берлоги.

Однако некоторые охотники предпочитают брать лаек к самой берлоге и стрелять зверя, облаянного собаками. Медведь лежит обыкновенно головой к челу, и опытная лайка облаивает его с морды, остро реагируя на все движения зверя.

Следя за действиями собаки, охотник не пропустит момента выхода зверя или его попытки уклониться от выхода через чело. Кроме того, наличие хороших собак служит прекрасной гарантией безопасности охотника в тех случаях, когда раненый зверь бросится на людей.

Давая хватки медведю и отвлекая его внимание, злобные лайки позволят охотникам следующими выстрелами добить зверя или пустить в ход рогатину, с которой один из охотников должен уметь хорошо обращаться.

Наличие собак способствует также более быстрому обнаружению затаившихся в берлоге лончаков, а также задержанию выскочивших из берлоги медвежат. Последних собаки легко задерживают по любому снегу.

Подходить к берлоге следует всегда против ветра, чтобы не дать медведю возможности зачуять людей и уйти.

На расстоянии нескольких сот шагов от берлоги охотники останавливаются, осматривают, все ли у них в порядке, снимают с себя все лишнее из одежды и, взяв собак на сворку, идут к месту лежки зверя.

Становиться следует сбоку от чела и притом так, чтобы выпускать зверя от себя налево (если охотник не левша).

В том случае, если берлога находится в чаще и буреломе, где стрельба не особенно надежна, прибегают к следующей уловке. Так как медведь всегда предпочитает идти лыжней, на которой он меньше вязнет в снегу, то с южной стороны берлоги делают на лыжах большой полукруг, от которого проводят след прямо на юг. Если охотник стоит в стороне от этой лыжни на удобном месте, то медведь очень редко минует его. Став на место, первым делом следует сбросить с себя лыжи и обмять под ногами снег, чтобы стоять тверже; затем надо осмотреть местность до мельчайших подробностей и устранить сучки, могущие помешать выстрелу. Все это следует делать быстро и тихо.

Окончательно приготовившись к выстрелу, спускают со сворки собак по направлению к берлоге. Зачуяв зверя, собаки подбегают к челу берлоги и, ощетинившись и поджав хвосты, начинают злобно облаивать медведя. В большинстве случаев медведь выскакивает из берлоги сразу же, как заслышит лай собаки. Впрочем, иногда - и не так уж редко - медведь, а в особенности медведица с медвежатами, несмотря на злобный лай собак, не выходит из берлоги очень долго - двадцать-тридцать минут и даже больше. В оттепель медведица в большинстве случаев выходит из берлоги скорее, чем в мороз. На лай собак медведь из своего логова часто отвечает ревом, высовывает иногда голову и снова прячется, высовывает лапу, пытаясь захватить лающую собаку и т. д. Если собака неопытна, это ему иногда удается, но опытная лайка внимательно следит за всеми движениями зверя и не дает себя поймать.

Выскакивает медведь из берлоги очень быстро и прежде всего старается броситься на собаку. Опытная лайка знает это хорошо, а потому, лишь только заметит, что медведь поднимается, ловко увертывается и стремительно бросается в сторону, хватая выбежавшего зверя за гачи. Момент, когда медведь бросается на собаку, самый удобный для выстрела. Всего неудобнее и опаснее стрелять тогда, когда медведь идет прямо на охотника, опустив голову к земле и заслоняя грудь.

Если охотник, выстрелив, не заденет зверя, то обычно медведь спешит скрыться. Раненый же медведь иногда бросается на человека. В этом случае нельзя терять присутствие духа и вторым выстрелом надо положить медведя, иначе рассвирепевший зверь ударом лапы выбьет из рук ружье или кинжал, а затем собьёт растерявшегося охотника с ног и подомнет под себя, пустив в ход свои страшные когти и зубы.

Хорошие и опытные собаки никогда не допустят зверя к человеку и, хватая его сзади, заставят остановиться, давая возможность охотнику справиться, перезарядить ружье и добить медведя.

В том же случае, когда медведя берут на берлоге без собак или же когда собаки оставлены вдали от берлоги, один из охотников поднимает его свистом или криком.

Если это не действует, в ход пускается шест, засовываемый в берлогу с другой стороны чела. Иногда раздраженный зверь, пытаясь отбиваться, схватывает этот шест зубами, но в конце концов бывает вынужден покинуть берлогу.

Если же медведь выскакивает не через чело, а пробив в снегу новое отверстие, то, охотясь без собак, охотнику не только не удается выстрелить, но даже и увидеть зверя. Если место берлоги неизвестно и нет удовлетворительных условий для стрельбы, то даже наличие собак не всегда гарантирует успешность охоты. В этом случае лучше всегда отказаться стрелять медведя на берлоге и взять его облавой, сделав небольшой оклад (шагов в сто диаметром), выставить зверя на два-три номера. При этом полезно пустить в оклад собак.

При стрельбе в медведя, выходящего из берлоги, следует целить всегда ниже того места, куда желательно попасть.

Для стрельбы медведей на берлоге применяются крупнокалиберные штуцера и дробовики двенадцатого или в крайнем случае шестнадцатого калибра, заряженные пулями Жакана.

Охота вдогонку

Производится эта охота зимой на лыжах в негористых и глухих местностях, вдали от проезжих дорог. По мелкому снегу такая охота почти невозможна, так как медведь идет по нему значительно быстрее охотника. Поэтому чем глубже и рыхлее снег, тем вероятнее успех охоты. Лыжи следует непременно прикреплять к ногам не только одним носочным, но и пяточным ремнем. Кроме того, рекомендуется брать с собой легкую, длинную палку, чтобы, опираясь на нее, удобнее было подниматься на неровности. Если лыжи подбиты камусом (шкурой от ног оленя, лося, лошади), палка не обязательна, хотя и в этом случае она не окажется лишней.

Так как на охоте вдогонку нередко приходится ночевать в лесу, то не лишне брать с собой запасную теплую одежду.

Охота вдогонку в большинстве случаев производится по ранее встревоженным на берлоге медведям, очень чутким и не подпускающим к себе. Взять таких медведей на лежке или облавой очень трудно. Величина зверя при охоте вдогонку играет большую роль: большого, тяжелого медведя можно загнать гораздо быстрее, так как он скоро утомится, тогда как с маленьким и легким хлопот бывает куда больше.

На такой охоте должно быть не менее трех охотников. Собак следует брать с собой как можно больше. Подходя к медведю, собак надо держать на сворке и соблюдать абсолютную тишину. В огромном большинстве случаев медведь, заслышав приближение охотников, поднимается со своего логова и немедленно уходит. Если же гонимый медведь подпустит на выстрел, его поднимают и стреляют, как обычно на берлоге. Но такие случаи бывают крайне редко, и гонный медведь, как правило, уходит с логова без выстрела.

Когда медведь покинул берлогу и начал уходить, охотники спускают всех собак и начинают громко кричать и стучать палками, чтобы заставить медведя бежать во всю мочь. Никогда не следует стараться догнать зверя, лишь только он тронулся. Напротив, нужно стараться, чтобы медведь бежал как можно скорее и быстрее утомлялся. Охотники же не должны тратить свои силы в начале преследования медведя, так как они будут крайне нужны в конце охоты при сближении со зверем. Уходя, медведь бежит по рыхлому снегу, все время проваливаясь и проминая своим телом довольно широкую канаву, облегчающую передвижение собак и охотников. Следуя за зверем, охотники идут гуськом, но как только услышат в сравнительной от себя близости лай собак на медведя, тотчас же сворачивают со следа и идут прямо на лай, сами прокладывая себе путь и сокращая его по мере возможности.

В большинстве случаев часа через два-три после того, как медведь сошел с логова, охотники настолько приблизятся к зверю, что лай преследующих его собак будет долетать до их слуха непрерывно. Это служит определенным доказательством того, что медведь уже сильно утомился и заметно сбавил скорость своего хода. Когда же он совсем выбьется из сил, то начинает кружить на одном месте, подолгу останавливается, переводя дыхание и отбиваясь от наседающих на него собак, и забирается в чащу.

Вот тут-то охотникам и нужно напрячь все свои силы, настичь медведя и, напирая все время на зверя, не давать ему останавливаться для отдыха.

Сближаясь со зверем, охотники должны обязательно разделиться: один идет прямо на собачий лай, "подоспевает" к медведю, а другие - "мастерят", т. е. забегают с противоположных сторон вперед медведя. Мастерить надо с крайней осторожностью, прячась за кусты, деревья, чтобы не дать зверю себя заметить. Когда мастерящие охотники достигнут места, где, по их предположению, вскоре должен показаться медведь, они выбирают укромное убежище, хорошо скрывающее от глаз зверя. Охотник, идущий следом за медведем, должен также соблюдать осторожность и тишину.

Завидев или заслышав приближающегося человека, медведь, если только он не очень утомлен, тотчас же снова обращается в бегство или же, если он находится на ходу, ускоряет шаг. Иное происходит с медведем, когда к моменту приближения человека раздраженный преследованием и постоянными хватками собак он теряет последние силы. Утратив надежду избавиться от преследования, медведь сам переходит в наступление, бросаясь на приближающегося охотника. Тут-то и следует стрелять по зверю, целясь ему в голову.

Охота вдогонку, несомненно, трудней и опасней всех других видов охоты на медведя, но зато значительно интереснее, так как успех ее целиком зависит от выносливости охотников, их знания повадок зверя и хорошей выучки собак.

1081
554
527
0