В поисках глухаря

То, что отпуск начался, мы ощутили только сидя в купе поезда Москва - Сыктывкар. Мы - это я, мой друган Сергей и Иван Егорович - отставной полковник, отслуживший 23 года на Севере. Именно Егорыч и являлся той путеводной звездой, за которой мы, бросив все прелести цивилизации, комфорт автомобилей, домашний уют, поехали в Коми охотиться на глухарей. Правда мы и сами, являясь охотниками по своей сути и образу жизни, давно мечтали поохотиться на эту красивую и осторожную птицу.

За окном вагона деревья гуськом бежали на юг, а мы, начав вторую бутылку, уже оставив разговоры о предстоящей и былых охотах, начали болтать о жизни, о работе, о женщинах... Впереди сутки пути до заветной станции Микунь. Изрядно приняв "на грудь", Егорыч начал обучать нас тонкостям охоты на глухаря, изображая на коробке спичек оба колена глухариной песни. Сергей, который перед поездкой прочитал кучу разных статей и книг про весеннюю охоту на току, постоянно перебивал Егорыча, вставляя "умные слова", причем делал это с видом бывалого таежного охотника. Ну а я записывал рецепт приготовления "зайца по-немецки", рассказанного нам Егорычем.

Куски мяса зайца или кролика нашпиговать чесноком, натереть перцем и солью и мариновать около 30 минут. Мелко нарезать сало, репчатый лук. В посуду слоями уложить сало, лук, мясо и т.д. Добавить морковь, лавровый лист. Залить водой или пивом и тушить 1,5 часа.

Поезда на встречных курсах проносятся как метеоры. Ярославль, Вологда, Коноша. Все дальше и дальше на север. Глядя в окно, пытаемся угадать, какая погода нас ждет. Снега в лесу уже нет. Лишь местами он лежит небольшими темными, с рыжим оттенком пятнами, доживая последние дни. Оставшиеся часы перед прибытием в купе почти не заходим, стоим в коридоре у открытого окна, смотрим на проплывающие мимо сплошные лесные массивы и отмечаем, что погода нам благоприятствует.

На вокзале нас встречали сыновья Егорыча - старший Геннадий и младший Александр - офицеры пожарной охраны, и его старый друг, заядлый охотник и в прошлом майор пожарной охраны - Алибаба, которого на русский манер все зовут Аликом. К нашему приезду на даче у Валерия Николаевича (удивительно гостеприимного человека) был накрыт стол. Кто хоть раз встречался с работниками пожарной охраны, с этими мужественными и добрыми людьми - тот знает, как умеют встречать гостей люди огненной профессии. Царская уха из семги, шашлык, зелень и многое другое под звон стаканов с местной водкой "Печерская"…

Раннее утро 7 мая встретило нас мокрым снегом с дождем. Взвалив на плечи тяжелые рюкзаки, мы быстро пересекли поселок Вежайка, где ночевали, и сразу оказались в тайге. Наш путь лежал на север, по бывшей узкоколейке, которая уходила в тайгу примерно на 30 км. В 60-е годы по ней вывозили лес, и она связывала с поселком брошенную теперь колонию-поселение. К нашему счастью, какая-то питерская фирма разбирает и увозит рельсы, поэтому идти довольно легко. Тайга накрывает тебя сразу, как только из вида скрывается последнее строение поселка. Не "остыв" еще от цивилизации, по инерции разговариваем громко. Егорыч сразу осекает нас - зашел в тайгу, ты уже охотишься, а значит, нужно соблюдать тишину. Снег то усиливался, то прекращался вообще. Придется ночевать под открытым небом, и такая погода омрачала наше приподнятое настроение.

План нашего путешествия был такой: первую стоянку организовать на восемнадцатом километре и поохотиться там на глухарином току. Утром двигаться дальше, на 20-м километре зайти на тетеревиный ток, поправить шалаши, чтобы на обратном пути провести там две охоты. Потом продолжить движение и прийти в конечную точку нашего пути - охотничью сторожку на 24-м километре, и там охотиться на глухарином току.

Первые 5 км прошли на одном дыхании. И вот первое препятствие - разрушенный мост через разлившуюся речку. Пришлось сооружать переправу.

Продолжаем движение, не теряя время на отдых. По дороге охотимся, заготавливая себе дичь на ужин. Егорыч манком подманивает рябчиков, а мы с Серегой их стреляем. Пытаемся научиться так же ловко подражать свисту рябчика, как это делает Егорыч, но что-то у нас не очень получается. Поражает обилие следов диких животных. Такое впечатление, что тайга "кишит" лосями, медведями, зайцами-беляками и прочей живностью.

Первый привал делаем на 13-м километре. Там раньше была избушка, но время и люди сделали свое дело. Так что чай нам пришлось пить прямо на дороге, соорудив примитивный столик. Немного отдохнув, продолжаем движение. Уже идем не так бодро, как раньше, уже начинает болеть спина, шея, плечи. Ружье мешается, кажется непомерно тяжелым, и невольно начинаешь задумываться об одностволке. Дорога становиться все хуже и хуже. Зато погода с каждым часом налаживается. Дождь уже не идет и, судя по всему, его больше не будет. Навигатор показывает, что до ночлега остается совсем немного.

Егорыч по дороге успел ощипать рябчиков. Все думаем только об отдыхе и горячем ужине. Наконец долгожданный привал. Снимаем рюкзаки, вещи, разуваемся, развешиваем портянки как флаги, босиком ходим по холодной пожухлой траве. Какое счастье снять резиновые сапоги после 18 км пути!!! Быстро разводим костер, черпаем воды из речки и начинаем готовить добытых ранее рябчиков.

Мелко нарезанный рябчик и его потроха заливают холодной водой, доводят до кипения и варят 15 минут. Затем добавляют морковь, солят и кладут 2 куска сахара. Варят еще 15 минут. Потом добавляют картошку, через 15 минут добавляют мелко нарезанный лук, лавровый лист, зубчик чеснока, специи.

Первые три дня нам казалось, что вкуснее рябчиков ничего нет. Но потом они настолько приелись, что мы на них смотреть не могли. Все шесть дней в тайге мы питались одними рябчиками!

Наевшись, мы развели большой костер и расположились у огня, чтобы отдохнуть пару часов перед ночной вылазкой на первый глухариный ток, который находился примерно в полутора километрах от нас…

Вечерний подслух ничего не дал. Вернулись обратно, пьем чай, рассуждаем: "Толи ток сместился, и мы его не нашли, а может просто не прилетели с вечера?" Утром еще пойдем. Утром - это в 1 час ночи нужно быть уже на месте токовища, так как придти туда надо раньше прилета глухарей, а светать начинает уже в 2 часа, начале третьего. Опять все впустую! Нет глухарей! Вернулись в лагерь, короткий завтрак, и в 5 часов утра мы продолжили путь.

Восходящее бледно-желтое солнце, пробиваясь сквозь верхушки сосен, нежно ласкает лицо, заставляет прищуриваться. День обещает быть по настоящему весенним. Дорога стала еще хуже. Соорудили еще одну переправу. В этом месте рельсы еще не убрали, шпалы почти все прогнили, все заросло густым кустарником, а сбоку узкоколейки идти еще хуже. Приходиться подбирать шаг и становиться на шпалы, которые ломаются под твоим весом. Трудно - но другой дороги нет.

На 20-м км оставляем рюкзаки и налегке идем проверить старый тетеревиный ток. Все в порядке, ток живой. С подхода добываем одного тетерева. Строим два шалаша. Идем дальше. Скорость движения упала до двух-трех километров в час. Последние 4 км дались нам особенно тяжело - сказалась усталость прошедшего дня, бессонная ночь и, самое главное, практическое отсутствие дороги. Болело все - плечи, спина, руки, но особенно ступни ног. Так как идти приходилось по остаткам узкоколейки, по изгнившим узким шпалам и рельсам, преодолевая густой хмызник, ноги наломали так, что каждый шаг отдавался болью. Кто ходил по замерзшему вспаханному полю, тот меня поймет. Как назло, Егорыч проскочил поворот к избушке, и мы прошли вперед лишний километр. Держась на последнем дыхании, в надежде скинуть тяжеленные рюкзаки у заветной избушки, весть о том, что нам нужно возвращаться назад, мы с Серегой восприняли как смертный приговор. Но поскольку вариантов у нас не было, мы обреченно поплелись за Егорычем, который как олень, не зная усталости, маячил впереди своим красным рюкзаком. В итоге вместо 4-х км мы прошли шесть. И когда я увидел старую избушку, построенную более 25 лет назад, она показалась мне дворцом, раем на земле. Мы на месте, в конечном пункте нашего путешествия.

Короткий отдых, затем наведение порядка в избушке, в которой уже более 5 лет никто не останавливался. Буржуйка нещадно дымит. Протапливаем избушку в надежде хоть немного ее просушить, что бы поспать по-человечески перед походом на ток. Готовим обед (естественно, из рябчиков), проветриваем от дыма наше временное жилище и спать. В избушке жарко, хорошо. Засыпаем мгновенно. Но примерно через полтора часа просыпаемся от холода. Избушка остыла так же быстро, как и нагрелась. Натягиваем на себя теплые вещи и скорее снова спать, так как в 12 часов ночи подъем и вперед через болото к заветному току...

Выходим в полной темноте. Егорыч первый, мы за ним. Идти примерно 2 км, все время по болоту. Опять заблудились, но после коротких поисков нашли то место, где раньше пели глухари. Ждем, затаив дыхание, прислушиваемся. Ничего. Перемещаемся на несколько сот метров, стоим еще. Глухо. По времени понимаем, что сегодня уже ничего не будет. Идем обратно. Егорыч сокрушается: "Что за дела? Второй ток найти не можем. Неужели они так сместились или вообще тока распались?" В лагере принимаем решение пойти снова, на вечерний подслух, заночевать в районе тока и утром, если повезет, поохотится.

Перед выходом поспали часа три. Теперь уже не блудили - навигатор точно показывает путь. Приходим на место, расходимся в разных направлениях, определенных Егорычем, чтобы охватить как можно большую территорию. В назначенное время встречаемся в условленном месте. Слышали, как пролетела глухарка, Егорыч нашел место с явными признаками тока. Рубим лапник, разводим костер, устраиваемся на ночь. Холод не дает спать. Подставляя огню то один, то другой бок, пытаешься согреться. Временами "проваливаешься" в царство снов, перед глазами мелькают какие-то картинки, но холод своей ледяной рукой возвращает тебя в реальность. Ты встаешь, разминаешь застывшее тело, растираешь руками бедра, ягодицы разгоняя в них кровь, и вновь ложишься на лапник с надеждой поспать еще хотя бы час. Так проходит эта короткая ночь.

Снова стоим на току и напряжено вслушиваемся в темноту, чтобы не пропустить то, ради чего приехали за две тысячи километров. И, о чудо! Около двух часов ночи мы отчетливо услышали, как прилетел глухарь и с характерным сильным хлопаньем крыльев уселся на невидимой нам сосне. Сердце радостно забилось в ожидании его песни. Казалось, что оно стучит слишком громко, что глухарь услышит и улетит.… Но глухарь так и не запел.

В лагере, посовещавшись, решаем, утром выдвигаемся к тетеревиному току на 20-км. (туда, где мы строили шалаши). Охотимся там и переходим на 16-й км, проверяем еще два глухариных тока - наша последняя надежда добыть глухаря.

Возвращаться решили другим путем. По визирке на юг, а затем через тайгу по навигатору выйти на ток. Одна мысль о том, чтобы идти снова по шпалам, вызывала ноющую боль в ступнях ног. Мы не ошиблись в своем решении - идти было гораздо легче, правда, пару переправ нам все же пришлось соорудить. По дороге видели муравейники, разоренные медведем.

В намеченном месте разбили лагерь. Времени было достаточно, чтобы сварить обед, нарубить лапник и даже поспать. На ток решили выйти пораньше - надо успеть поправить шалаши.

Закончив все приготовления, уселись по своим местам и стали ждать. Я с Егорычем, Сергей чуть в стороне отдельно. Договорились, что стрелять буду я из мелкашки Егорыча. От мелкашки практически нет шума, и если самим не подшуметь, можно добыть несколько петухов, при условии, что основного токовика не убивать.

Ждать пришлось недолго. С громким хлопаньем крыльев прилетел и сел на высокое дерево красавец тетерев. Он довольно долго сидел и прислушивался. Потом слетел на "арену боевых действий" - небольшую поляну, со всех сторон окруженную молодыми елками, и начал свое неповторимое "бормотание", знакомое каждому охотнику. Это хозяин тока, старый вожак. Он первый прилетает на ток, осматривается, нет ли опасности, и, если все спокойно, начинает свою песню, созывая на ток остальных самцов.

Пока он в гордом одиночестве, кружится и бормочет все громче и громче, его красные брови раздуваются и кажется, что краснеют еще больше. Временами он издает поразительные шипящие звуки. Совершенно неожиданно с разных сторон на поляну начинают "сыпаться" более молодые самцы. Бормоча и чувыркая, они кружатся в танце, разбиваясь на пары, и начинаются драки. Постепенно бормотание сливается в один общий хор, такой сильный, что слышен на расстоянии нескольких километров. Это зрелище просто завораживает. Ты забываешь, зачем сюда пришел, боишься пошевелиться, чтобы неловким движением не прекратить это фантастическое действие.

Толчок локтем в бок возвращает меня в действительность. Егорыч знаком показывает, что пора стрелять. От волнения руки дрожат, ладони потеют. Стараясь не шуметь, прицеливаюсь. Стрелять неудобно, ноги затекли, сгустившиеся сумерки и ветки шалаша мешают поймать цель. Сухой щелчок выстрела - промах! Два косача улетели, остальные на некоторое время замолчали насторожась, но вскоре снова начали токовать. Вторая попытка - и снова промах! Главный токовик улетел, остальные тоже. Все! Концерт окончен, ток безнадежно испорчен. Выслушиваю заслуженные упреки в свой адрес (отборнейший мат с упоминанием моих родственников). Идем в лагерь на ночлег, чтобы утром сюда вернуться.

Утром все прошло успешно. Из мелкашки никто стрелять не стал, решили наверняка из дробовика. Результат перед вами.

Вот и 16-й километр. На подходе к току поднимаем двух глухарок, ага, значит, они тут есть! Последняя ночевка в тайге, последняя надежда послушать песню глухаря. Как обычно, разбиваем лагерь. Место выбираем возле большой березы, которая многие годы служила своеобразным маяком Егорычу. Сильный ветер завалил ее, но она осталась жива, "ухватившись" своей кроной за стоявшую радом ель. Так они и стоят рядом, как парень с девушкой, склонившей свою голову ему на плечо. Глухариный ток находится всего в нескольких сот метрах от этой березы.

Определив место для костра и место "постели", каждый начал заниматься своим делом - Егорыч разделывать добытую дичь, а мы с Серегой разводить костер, заготавливать дрова и рубить лапник, на котором будем дремать перед выходом на подслух. Именно дремать, так как полноценно поспать нам так ни разу и не удалось из-за ночного холода, который, несмотря на теплую одежду и костер, проникал глубоко внутрь тебя и растекался по всему телу. Эта ночь обещала быть особенно морозной. Ледяной северный ветер, ясное чистое небо и восходящая, почти полная луна - все указывало на то, что ночью будет мороз. Таежная ночь в это время года коротка. Темнеть начинает в 10 вечера и рассветает уже в 2, начале 3-го. Сварив успевших уже надоесть рябчиков, мы поели, выпили чая из малины и, прижимаясь друг к другу, легли спать.

Будить никого не пришлось, все проснулись через час сами, стуча от холода зубами. Лужа, из которой мы брали воду, замерзла. Наши прогнозы по поводу заморозка оправдались на все сто.

Выходим на ток. Стоим в надежде, что нам повезет, что мы будем вознаграждены за наше упорство. Но время идет, а вместе с ним тают и наши надежды. ТИШИНА! Только вдалеке хорошо слышен хор тетеревов. Еще один ток находится от нас примерно в полутора километрах. Егорыч просит меня посмотреть по навигатору, сколько по прямой до этого тока, через тайгу. Прибор показал 700 метров. Егорыч, чувствуя себя перед нами виноватым, что так и не показал нам глухаря, с криком "вперед" бросается бежать на последний ток по указанному мной направлению. Мы инстинктивно побежали за ним, стараясь не отстать. Пробежав метров сто, переходим на быстрый шаг, чтобы отдышаться. Потом снова бегом. Воины-десантники, блин! Марш бросок оказался напрасным. Только звезды, луна и морозная ночь.… Не судьба!

Утром, сложив рюкзаки, пошли обратно в Вежайку. На дороге отчетливо видны следы медведицы с медвежонком. Когда мы заходили в тайгу, их здесь не было. Видели двух беляков, показавшихся нам очень крупными, и двух глухарок, разгуливающих вдоль обочины. Шестнадцать километров пути мы проделали с двумя короткими остановками. Выход из тайги в цивилизацию не менее радостен, чем то утро 7 мая, когда мы полные сил и надежд входили в нее.

Потом была баня, шикарный стол и, конечно, мы делились впечатлениями о шести днях, проведенных в тайге. Нам объяснили причину наших неудач - мы просто поздно приехали, глухари закончили токовать за неделю до нашего приезда.

Так закончилось наше путешествие. Мы с нетерпением будем ждать новых встреч и обязательно воспользуемся приглашением наших новых друзей приехать к ним еще раз.

Валерий Коровин

1018
537
481
0