Женщины на охоте, или "...она звалась Татьяной"

Не секрет, что вопрос взаимоотношения полов всегда являлся первичным, как материя. Противоречия между городом и деревней, умственным и физическим трудом - все это мелкие пережитки несостоявшегося коммунистического прошлого. Вскочил вопрос куда более глобальный. Кто кого: он ее, или она… ну, допустим, его. Вопрос этот коснулся и второй, древнейшей, после проституции, сферы деятельности человека - охоты.

Как-то, лет двадцать назад, как раз после летних Олимпийских Игр в Москве, я, еще без ружья мотавший кандидатский срок в охотники, был приглашен на утиную охоту моей одноклассницей Т*, по кличке Комиссар. Т* сразу же после географического фака МГУ попала средним руки начальником в Росохотрыболовсоюз. К этому времени она еще и выполнила норму кандидата в мастера спорта по стендовой стрельбе. Кличку свою она получила в школе за обалденные красные вельветовые штаны, твердый, несгибаемый характер и потрясающие организаторские способности. Все вышеперечисленное удачно сочеталось с яркой внешностью и женственными повадками.

Итак, мы выехали в пятницу с позднего утра в одно из лучших охотхозяйств Рязанской Мещеры. Т* курировала сеть таких хозяйств по всей стране, с точки зрения их финансирования и экономического развития. Понятно, что наш приезд был должным образом подготовлен. Нас ждали, хорошо устроили на небольшой, но чистенькой и уютной базе, рассказали, что мы удачно попали на пик массового пролета северной утки. Мне даже выдали курковую горизонталку Тульского завода с императорскими клеймами. Все складывалось пока хорошо, мы уже собирались отобедать, когда на базу ввалилась компания, как потом оказалось, автогонщиков: два молодых парня, пожилой мужик и беременная западносибирская сука-лайка. Прибыли они на тюнингованном УАЗике, который выглядел примерно как иномарка, выгрузили подвесной лодочный мотор Mariner (это в те-то времена!), ящик армянского коньяку, ружья в дорогих чехлах и т.д.

Мы пригласили вновь прибывших к столу, познакомились… Некоторое время беседа шла ни о чем: о погоде, о дороге, о количестве пролетной утки, о видовом ее составе. По мере насыщения различными продуктами, в том числе и спиртосодержащими, застольный разговор принял более охотничий характер.

Здесь небольшое отступление. Эта ремарка связана с традиционностью.

Как складываются традиции? Сколько для образования традиций требуется времени? Много и других вопросов… Но сколько я не был на подмосковных охотничьих базах, сценарий был всегда один и тот же: общий стол - охотничьи рассказы - у кого лучше (длиннее, тверже, крепче, красивее)… охотничий нож - у кого ружье, не в пример остальным, бьет лучше (быстрее, выше, сильнее). Все, всегда одно и то же. Разве это не традиция? Конечно традиция, кто понимает.

В тот раз все складывалось достаточно традиционно. Уже пересмотрели несколько ножей, постучали одним ножиком о другой, внимательно исследовав зарубки, послушали замечания "специалистов" о том, что "…который нож настоящий, тот непременно сделан из лопаток турбин сверхзвукового истребителя". Дело дошло до ружей. Небрежным жестом один из молодых автогонщиков вытащил из чехла сувенирный, аляповато инкрустированный ТОЗ-34. "Развлекитесь пока этим" - победно бросил он, выставляя свое "сокровище" на всеобщее обозрение. "Сокровище", конечно, имело жалкий, но декоративный вид. На колодке ружья имелась глубоко-художественная резьба по металлу. Сюжет резьбы был довольно мутный. Мы слегка заспорили о том , что изображено на колодке: пара дефективных серых куропаток или низколетящий, но склонный к энтузиазму заяц-русак.

Следующий экспонат презентовал второй автогонщик от охоты. Он представлял собой экспортный ИЖ-27 с огромными щелями между колодкой и прикладом. Мы вежливо похвалили дубоватое изделие ИЖмеха.

Наконец настала очередь пожилого автогонщика. Он выложил на стол действительно неплохой Лебо и стал заливать, что это ружье из коллекции Геринга. Не знаю почему, но половина иностранных ружей, находящихся в обращении у наших охотников, раньше принадлежала Герингу, а вторая - лично тов. Л. И. Брежневу. Пожилого распирала гордость, он стал живописать, как его папаня собственноручно отнимал у Геринга это ружье, как Геринг сопротивлялся и предлагал взамен Лебо любое другое оружие в неограниченном количестве, и как папане пришлось надавать Герингу тумаков, чтобы завладеть трофеем. Пожилой еще раз приложился к коньяку и его со страшной силой кинуло в воспоминания. Он, как опытный рассказчик, сделал привлекающую внимание паузу после слов: "Д-а-а, немало из этого ружья было застрелено зверья и птицы." Ну а дальше, дальше - понеслось: "…одних белых медведей только 39 штук… и на девятые сутки вышел я из тундры на звук вакуумной дойки… он на меня, патроны кончились, я его в торец прикладом, только фуражка отлетела… шесть, нет восемь гусей одним выстрелом… полтора месяца я его к себе приручал, в прямой кишке у него палец постепенно загибал, пока как шелкового в сарайку не свел… уши весной у зайцев костенеют, они ими охотников под коленки с разбегу бьют…" и т. д. Оба молодых, развесив губы, внимательно слушали Пожилого, который, хлебнув коньяку из горлышка, стал бубнить, что, дескать, все это в прошлом, а нынче нам утки не видать, поскольку "Баба на охоте - удачи не жди, понаехали, только место занимают, стрелять не умеют, всю дичь распугают…"

Первый демарш в свой адрес Т* пропустила мимо ушей, но Пожилой не унимался. Он напрямую спросил Т*: "Ты нафига на охоту ездишь? Ведь ты с 10 метров в лежачую бутылку не попадешь!" Зря, конечно, он так… Т* "закусила удила", остановить ее уже не представлялось возможным. Она с грацией рыси вскочила с лавки и нависла над вмиг протрезвевшим Пожилым и, брызгая на него слюной, убийственным шепотом прошипела: "Стреляемся, козел!"

Я был назначен секундантом и попробовал отговорить двух молодых секундантов от назревающей дуэли. Но те, находясь под влиянием Пожилого, уперлись, что называется, рогами. Поэтому перешли к обсуждению условий. После некоторого препирательства, договорились стрелять с 20 шагов, строго по пол-литровым пустым бутылкам, бросать из-за головы стрелка, под углом в 45 градусов к горизонту. Две серии по 5 бутылок каждому стрелку. При равенстве попаданий стрелять до первого промаха. Замазали на ящик коньяка. Конечно, я тут немного продешевил, т. к. спорить можно было и на УАЗик, и на лодочный мотор, и на просто большие деньги. Но мне автогонщиков стало немножко жаль. Был у них початый ящик коньяку, ну и ладно…

Дуэль состоялась на лужайке около охотбазы. Присутствовали двое дуэлянтов, трое секундантов и беременная сука-лайка. Пустых, в том числе и пол-литровых бутылок, лежало в достаточном количестве повдоль забора.

Первой, по жребию, стреляла Комиссар. Она, естественно, не только разбила все подброшенные бутылки, но вторыми выстрелами расстреляла и наиболее крупные осколки. Отстреляв серию, она по традиции, сняла с головы панаму и изящно поклонилась зрителям. Пожилой, заметно нервничая, вышел на стрелковый рубеж…

Я то думал, что он плохо стреляет, но оказалось, что… он совсем не умеет. Короче, мужик, дергаясь, потея и краснея, промахнулся по всем мишеням. Вторая серия закончилась с тем же результатом, что и первая. Молодые автогонщики пребывали в полной прострации: авторитет, вместе со всеми Герингами, Брежневыми и белыми медведями, упал мордой на осколки разбитых Комиссаром бутылок.

Надо отдать должное Пожилому, он легко свел случившиеся к ежемесячному влиянию фаз луны на результативность его стрельбы и велел молодым автогонщикам выкатить на общий стол остатки от коньячного ящика.

На следующее утро нужно было вставать до рассвета. Функции будильника взяла на себя сука-лайка. Она целенаправленно открывала все двери на улицу и требовала воем всеобщего подъема. Кстати, был конец октября и температура на улице была, по крайней мере, ниже нуля. То один молодой автогонщик, то другой, шатаясь и матерясь, вставали и закрывали двери и ложились снова в кроватки. Так продолжалось около получаса.

Наконец, Пожилой принял вертикальное положение, и со словами: "Все равно не даст выспаться", стал собираться на охоту.

Охота, кстати, была тогда исключительная. Бодрый егерь развез нас по шалашам и бочкам на акватории И*-ого озера, причем Т* он поставил на самое-самое место. "Утка здесь, как в трубу летит" - напутствовал он Комиссара.

Минут через 20 на озеро стали по спирали опускаться несметные стаи уток. Такого количества водоплавающих я не видел ни до, ни после. Лет продолжался около часа. За это время, выстрелив несчетное количество раз, я благополучно сбил трех кряковых и нетерпеливо ждал егеря на лодке, чтобы подобрать добычу. Егерь, вместе с Комиссаром, не заставили себя ждать. В лодке валялось … 28 уток. Вот такая добыча была у к.м.с.-а по стендовой стрельбе и моей одноклассницы.

Когда мы дошли до Пожилого, то оказалось, что уже при первом выстреле у него заклинила гильза в патроннике Лебо, и он все утрянку просидел в бочке "попом" с переломленным ружьем. Вернувшись на базу, обнаружили ритуальную выкладку дичи из 5 уток, которую организовала беременная лайка, наловив подранков по берегам озера.

Вот, товарищи мужики, как обставили нас тогда всякие суки-женщины, в том числе и беременные.

Вадим Ахтямов (Hant)

1006
511
495
0