Закрытие в Тверской

25.04.2001, взяв больничный (а как еще объяснить начальнику, что мне, Мачо, надо на охоту), мой главный хозяин вместе с еще тремя двуногими, погрузившись в авто, двинули в знакомые мне с открытия охоты места в Тверской губернии. Дом тот же, куры те же и наглый серый кот, постоянно ковыряющийся в моей миске, тоже на месте. Эх, если бы не хозяин!...

Друга Фили нет, его повезли в Тамбовскую на закапывание картофеля в землю, так что теперь бегать по кустам и выгонять оттуда тетеревов, доставать из болота битых селезней и подавать гусей, отыскивать подранков легло на мои зубы, мои ноги и нос. Начало закрытия описывать не буду, а расскажу о последней вечерке и следующей за ней утренней зорьке.

Начнем с того, что все закрытие моему хозяину не везло.

Стрельнув на первой зорьке селезня, во что бы он ни целился, все время мазал, мне даже за него стало стыдно перед двуногими, ведь к этому времени в морозилке лежало 2 гуся, 6 селезней и 1 кроншнеп, которого я еще по темну отыскал и подал хозяину, хотя бахал по нему не он (это я для поднятия хозяину настроения). Потом я слышал, что он винит во всем какую-то бабу, невесть откуда взявшуюся с пустыми ведрами у него на пути, когда он заезжал в магазин за водой и продуктами.

Итак, солнце начало клонится к закату, мой сказал, что фарта нет и пойдет стоять на тягу, чтобы не распугать остатки гусиных стай от серых картонок, расставленных на поле, смутно напоминающих эту гордую, тяжелую птицу, возле которых притаились другие участники действия. Я побрел за своим в мелколесье, уже зная, что больше часа придется торчать на одном месте, вглядываясь в темнеющее небо и выслушивать в общем птичьем гомоне нужное "цвиркание" вместо того, чтобы бегать по полю и отыскивать моего любимого дупеля (кстати, его запах я там так и не встретил) или просто погонять чибисов, или поноситься за жаворонками, на худой конец.

И еще не факт, что с "везением" моего хозяина мы что-нибудь добудем. На близлежащем поле идет бахание по проплывающим стаям гусей, а мой - пялится на небо, отыскивая длинноклювика.

Мимо пролетает ворона. Бах! Падает. Это мой, видимо, решил проверить патроны на наличие в них дроби. Видимо, она там есть. Слышу: "Ну что, охломон, подай что ли". Приношу ему эту "вонючку". Стоим дальше. Вдруг петух прямо на нас. Ну, ну же!!!... Бах! Бах!... И о чудо, я вижу, как "мертвый" петух летит дальше, а мой хозяин, пожимая плечами, удивленно смотрит на меня. Ну, думаю: "С тобой только за воронами, блин, ходить! Нет фарта!"

Стемнело. Вальдшнеп так и не появился, хотя мой бы все равно не причинил ему никакого вреда своей бахающей палкой этим вечером. Идем в потемках домой. Зовут моего хозяина. Два двуногих стрельнули гуся, а другого в темноте найти пытаются без собаки, ну прямо как дети малые! Подбегаю. Хозяину показывают, как летела стая и куда отвалил стреляный гусь. Захожу на ветер, делаю несколько коротких челноков. Нету. Двуногие решают подождать до утра. Мой справедливо считает, что за ночь лиса и енот не оставят от гуся косточки на косточке. Двое уходят в деревню. Мой, еще раз выяснив все направления, начинает наводить меня на место предполагаемого падения. Пройдя его метров сто, чувствую легкий запах битой птицы. Встал, показывая хозяину направление. Чувствую шевеление.

Нет, думаю, так дело не пойдет. Кругом темень хоть глаз выколи, куда бахать хозяину все равно не видно, а впереди движение. Три прыжка - и я у птицы. Пытаюсь схватить гуся поперек. Вдруг этот пернатый гад как зашипит, крыльями замашет, лапами задергает да как двинет мне своим клювом по башке, так что от удивления я его выпустил из пасти. Гусь, взлетев метра на полтора, потянул в низину. После легкого замешательства я кинулся за ним в погоню, которую прекратил, когда гусь перелетел канаву с водой и мне волей-неволей пришлось остановиться.

Мой хозяин, очевидно, заметил направление перемещения птицы, потому что целых полчаса я по его приказу обшаривал пространство, ограниченное лесом и двумя канавами. По нулям.

Вечером за рюмкой чая двуногая команда решила с утра отстоять на картонках, а затем двинуть на поиски битой птицы, благо в низине был небольшой водоем, а раненая птица норовит сесть на воду, чтобы уберечься от хищников.

Утреннюю зорьку можно описывать отдельно и в другом месте. Из шести стай, которые просто гадили на их пятнистые шапки, из четырех палок на одиннадцать "бахов", они умудрились не сбить ни одного гуся! Зато сколько нового познавательного я услышал о гусях, об их матерях, о патронах, о бахающих палках и о многом другом!

Около девяти двинули к деревне, в окрестностях которой и предстояло искать вчерашнего гуся. Я с хозяином отошел подальше под ветер, другие двинули к вышеупомянутому водоему в поисках птицы. Пока я обшаривал окрестности протекающей ниже речки, команда двуногих обошла пруд кругом, разрядила свои палки, усевшись на кокой-то поваленный ствол в 20 м от озерца, начали поджидать нас с хозяином. Мы не спеша продвигались против ветра к пруду, просматривая все лужицы, кочки и клочки прошлогоднего камыша. Не доходя метров 10 до обреза воды, я потянул и встал на устойчивый запах вчерашнего знакомого, всем своим видом показывая хозяину найденную птицу, а другим двуногим, как я хорош в стойке. Вы бы видели этих чудиков! С какой скоростью они вскочили с бревна и стали заряжать свои палки, не видя даже гуся! Я-то знал, что их палки не нужны и птица уже никуда не улетит. Хозяин, с трепетом в груди от переполнявшей его радости за меня лохматого, скомандовал "Подай!". Я картинно подошел к гусю, поудобнее обхватил его зубами и прижав уши от тяжести, понес к своему дорогому и любимому хозяину мимо его приятелей, которые стояли с отвисшими нижними челюстями в немой паузе и с заряженными палками. После того как гусь был вручен, услышал от них восторженные возгласы по поводу моего носа. Ведь они буквально пять минут назад прошли в двух шагах от птицы и не нашли ее, лежащую между кочек!

Так я честно добыл для хозяина еще одного, третьего в этом году гуся и заработал баночку самой вкусной, самой аппетитной в мире тушенки вперемешку с кормом "Чаппи" (5 слагаемых успеха)!

До осени, господа двуногие охотники!

За Мачо писал Владимир Страхов

992
503
489
0