Четыре этюда про охоту

Зима. В охоте затишье. В это время вспоминаешь и переосмысливаешь заново самые яркие моменты летней охоты. О некоторых из них хочется рассказать и другим охотникам. Может, что-то полезное новичок почерпнет и для себя, а опытный охотник еще раз вспомнит и о своих приятных случаях на охоте. Надеюсь, что поклонники классических подходов к охоте с легавыми собаками не осудят меня за то, что, отходя от канонов безрезультативной «классики», я с учетом особенностей «национальной охоты» отдавал некоторое предпочтение добыче трофеев.

ЭТЮД №1. «ХОРОШЕЕ НАЧАЛО - ПОЛДЕЛА СДЕЛАНО»

Первый день летней охоты. Уже улеглись вчерашние переживания, связанные с добыванием путевок на охоту с легавой собакой, которые мы получили на две недели раньше, всех прочих охотников. За вечерним костром улетучились отрицательные впечатления от разбитой дороги, а вернее впечатления от отсутствия таковой. Уже распределены возможные маршруты, по которым сегодня будем искать дичь, и вот после первой ночевки в угодьях выхожу со своим пойнтером Дусей на первую в ее жизни охоту.

Неизвестно, кто сегодня больше волнуется – Дуся, которая чувствует, что это не обыкновенные испытания в лугах, а нечто особенное, и, присмирев, идет у ноги, или я - памятуя ехидные замечания экспертов на последнем Чемпионате пойнтеров им. Р.А. Иоанесяна: «хорошая, собака, красивая собака - только место ей на дог- шоу. Балерина она у тебя - гляди, какого нежного сложения, да и пуглива не в меру - вон как на громкий выхлоп оглядывается…». А Дуся, как - бы в подтверждение их слов, косится на ружье, висящее на моем плече - что это я еще удумал, палку какую-то с собой взял.

Переходим ручей, который служит как - бы границей между нашим лагерем и началом лугов, в которых собираемся охотиться. Про себя еще раз проигрываю план действий, который мы вчера вечером обсудили с моим напарником - заядлым пойнтеристом и опытнейшим охотником Виталием Ефимовичем Ш.: «разгорячить собаку несколькими встречами с дичью, стрелять только после этого и только по взлетевшей из - под собаки дичи, не дублетить, стараться сбить птицу с первого выстрела».

Это мы с Дусей на Московской выставке охотничьих собак 1998 года

Заряжаю ружье - руки дрожат от волнения. Пускаю собаку на ветер - все вроде бы нормально, Дуся «режет» параллели, как и требуется от ее породы, - на потрясном ходу, голову несет высоко, «челнок» прямоугольный и правильный, просто загляденье - сказалась неделя тренировок в лугах...

Вдруг, собака сходит с параллели, замедляет ход, потяжка и стойка! Стала собака твердо, похоже, не врет. Мое сердце бешено бьется где - то в горле и затылке, подхожу к собаке как можно быстрее, но при этом стараюсь не шуметь - не дай бог подшумлю птицу. Но все нормально, собака стоит на стойке, как бронзовая статуэтка пойнтера, завоеванная ею на соревнованиях. Только дрожь напряженных рельефных мышц выдает, насколько сейчас она сконцентрирована на единственной в ее жизни цели - отыскать птицу. В голове снова проносится совет В.Е. - разгорячи собаку, а потом стреляй! Даю команду: вперед! Собака срывается со стойки и прыжком поднимает перепела на крыло. Забыты все советы бывалого натасчика, рефлекс охотника сделал свое дело - вскинуто ружье, выстрел, «чисто битый» перепел падает в тридцати метрах в бурьян. Собака после взлета птицы остается стоять, как зачарованная, на месте, взглядом провожая упавшего перепела. Внимания на выстрел не обратила никакого - у нее сейчас только одна существенная для нее цель - птица, долгожданная птица. Решаю на первый раз не посылать Дусю на подачу, беру ее на поводок и вместе с ней подходим к сбитому перепелу. Дуся его причуяла издалека и тянет меня, так, что искать в бурьяне не приходится. Дал Дусе понюхать и позволил взять в пасть первую в ее жизни добычу! Продолжаем охоту. Собаку будто подменили! Маленькое, прежде застенчивое существо преобразилось в азартное нестомчивое создание с горящими глазами, носящееся на широчайших параллелях в поиске птицы.

Теперь моя задача - не потерять контакт с собакой, а то не дай бог, начнет работать на себя, тогда намучаешься исправлять, да и охота будет испорчена. Свистом подзываю к себе собаку, укладываю, оглаживаю - даю успокоиться. Сам с трудом сдерживаю свои эмоции - разгорячился не хуже Дуси.

Передохнули минут двадцать, пора за дело. Пускаю собаку в поиск. Отличный «челнок», прекрасный ход. Метров через пятьсот собака приостанавливается, потяжка, стойка! Но стоит в этот раз Дуся как - то не так, как обычно. Немного припав к земле, моя помощница в то - же время тянет нос вертикально вверх, ловя струю заветного запаха. Что - то не то. Но время не тяну, стараюсь подойти к собаке быстро и бесшумно, хотя бесшумность для моих ста с лишним килограммов живого веса - понятие относительное...

Пока подходил, собака «припала» на стойке еще ниже и как - бы спряталась за кустик травы. Команда «вперед», стремительный бросок собаки к дичи и что - же это такое? С оглушительным, как мне показалось в тот момент, хлопаньем крыльев в пятнадцати метрах перед нами взлетает выводок тетеревов! Забыв о стремлении не дублетить, делаю два выстрела - первый тетерев падает камнем чисто битый, а второй с перебитым крылом кувыркается и падает в бурьян. Как бы не ушел! Собака на мои выстрелы над ее головой и внимания не обратила - провожает горящим взглядом сбитых тетеревов. Не раздумывая, кричу собаке «подай!», Дуся срывается с места и исчезает в бурьяне в районе падения подранка.

Подхожу к первому тетереву, и в это время моя собачка появляется на кромке бурьяна со вторым тетеревом в пасти! Вот это охота, вот это помощница! Целую на радостях мою псятину в ее горячий нос. Молодец, хорошая собака, охотница моя милая, приговариваю я… Ура! Мрачные прогнозы теоретиков не оправдались, выстрелов моя собака не боится абсолютно! А сухое сложение позволяет ей развивать потрясающую скорость при минимальных затратах сил!

Решил, что для первого дня летней охоты добытой дичи достаточно. Да и для праздничного стола - тоже. Возвращаемся в лагерь - этот день охоты надо и отметить по-праздничному!

ЭТЮД №2. «УДАЧНЫЙ ВЫСТРЕЛ»

Этим летом я захотел испробовать, пригодно - ли для охоты с легавой на полевую и луговую дичь полуавтоматическое оружие. Решил не шиковать, и купил за две недели до начала охоты рядовое ТОЗ-87-03 с комплектом дульных насадок. Успел только один раз обстрелять его на предмет проверки работы автоматики. Вроде - бы все нормально - стреляные гильзы выбрасываются, перезарядка производится. Закупив «Тайги», «Спортактива» и «Азота» и положив в багажник автомашины «на всякий случай» видавший виды Зимсон, отправился на охоту. Полторы недели охоты с новым ружьем показали, что работает оно безотказно, но преимуществ по сравнению с классической двустволкой пока не отмечал. И вот, решив, что ближние луга уже достаточно «обстреляны», мы с Дусей утром уходим за три километра на клеверные луга, которые по краям окаймлены широкими полосами бурьяна и оврагами с непроходимыми зарослями.

За полторы недели охоты моя сука превратилась из начинающей собаки, восхищающейся каждой добытой птицей, в опытную охотницу. Даже походка у нее изменилась, стала более «солидной». Уже не надо ее часто подзывать к себе, чтобы не потерять контакт. Теперь мы работаем «на равных»: Дуся ищет - я стреляю - Дуся приносит.

Заходим под ветер, собака пущена в поиск. Она деловито и стремительно обыскивает первый луг - взяли только одного коростеля в бурьяне на закрайке луга. Переходим на следующий луг, несколько десятков параллелей, потяжка, стойка! По стойке вижу, что тетерева - спешу подойти, т.к. тетерева матереют на глазах и все меньше времени выдерживают стойку собаки. Даю команду «вперед!» и Дуся прыжком поднимает стаю тетеревов, но какую - голов 15-20 взлетают из-под собаки. Стреляю по первому - падает, стреляю по второму - перебиваю крыло и чтобы не ушел добавляю третьим выстрелом. Четвертый выстрел в угон - вроде мимо! Пятый - попал! Но шлепается этот тетерев уже в овраг в густейшие заросли. Кричу Дусе «подай», показываю направление, в котором упал последний тетерев, а сам подхожу к первому - еще трепещущему, но битому, чисто. Второго тетерева нашел невдалеке от первого. В этот момент из оврага вылезает Дуся, а в пасти у нее живой тетерев! На глазах у меня она прокусывает ему голову, кладет на траву у моих ног и стремительно бросается в колючие заросли по краю оврага. По колыханию верхушек репейников наблюдаю ее погоню за кем - то. Ведь упало три тетерева. Через минуту Дуся вылезает из зарослей – глаза, как два янтаря, - сияют, а в зубах еще один тетерев! Наверное, зацепил - таки несильно четвертым выстрелом и не заметил, а от собаки этого не скроешь.

Сели отдохнуть на краю оврага. Тетеревов разложил в ряд - хороши тетерева, уже перелиняли, только лиры еще не отрасли до конца. Дуся лежит рядом с ружьем, как - бы говоря: «сегодня я опять отличилась, но и ружьишко тебя тоже не подвело». Действительно, из двустволки таких результатов стрельбы никогда не добиться, а без собаки подранков не собрал бы. В другие дни пробовал пробраться через этот овраг, но не смог пробить себе дорогу - настолько густы и колючи были заросли. Кстати, несмотря на то, что у Дуси шкурка на ощупь - нежнейший и мягчайший бархат, - в таких колючих зарослях она умудрилась не пораниться ни разу.

ЭТЮД №3. «УТКИ - ДЕЛО НЕ ЦАРСКОЕ»

Отпуск кончился, луговая дичь отлетела в теплые края, а тетерева стали строги и не держат стойки собаки. Решаю в выходные поехать на утиную охоту.

По словам многих «специалистов» по легавым, пойнтеры утку не любят, и охотиться с ними по утке бессмысленно. Но так как мой ирландский сеттер состарился, и лапы его уже плохо слушаются, решил взять своего пойнтера Дусю на эту охоту. Хоть погуляем, думаю. Приехали на базу, купили путевку, расспросили егеря о местах лета и кормежки утки, и т.к. был уже день, решили до вечерней зори изучить места.

Места, действительно, очень приличные - заброшенные, заросшие и заболоченные древние торфоразработки. Одно плохо - во многих местах камыш выше роста человека и там особо не походишь. Но времени до вечера много, зарядил на всякий случай ружье - вдруг что вылетит, свистнул Дуську и пошел по периметру обходить эти болотины. Первый час прошел безрезультатно, дичины не видно, а Дуська, только недовольно покряхтывая, лазает по камышам. Дошли до места, где несколько дней до этого, по словам егеря, стояли на зоре четыре охотника. Действительно, вытоптаны площадки, куча стреляных гильз, а пирамида пустых бутылок из-под всемирно известного русского напитка по числу ее составляющих соизмерима с количеством расстрелянных гильз. Вот, думаю, ребята повеселились: и постреляли от души, и расслабились вволю. Отхожу от этого места метров сто, и вдруг Дуся бросается в камыш, из которого выскакивает кряковая. Но лететь она не может - подранок. Выстрел и через несколько мгновений трофей уже у меня в руках. Обследуем эту местность более тщательно - Дуся находит в камышах еще двух крякашей и серую уточку, зараненных и брошенных на явную бессмысленную смерть горе-охотниками.

Вот уже и смеркается. Встаем на подготовленное нашими предшественниками место. Утка, действительно, летит на ночевку интенсивно. Взяв за зорю еще трех кряковых, заканчиваем охоту. Возвращаемся к своей «Ниве», довольные прекрасным днем и хорошей охотой, грузимся, едем домой. А я еще доволен и тем, что у меня выросла вполне приличная охотничья собака.

ЭТЮД №4. «ВОТ ТАК БАЛЕРИНА»

Поздняя осень. Решаю съездить в Тверскую область, поискать рябчиков. Как и всегда в этом году, пойнтер Дуся на заднем сиденье нашей «Нивы» наблюдает за моими сборами, всем своим видом показывая, что она - то готова уже давно, а я все «тяну резину» и никак не сяду за руль, чтобы побыстрее поехать на охоту. Ну вот, последний кулек заброшен в багажник, сели поехали.

Приехав к знакомому егерю, покупаю у него путевку на рябчика, а по ходу дела он умудряется мне всучить путевки и на всю остальную живность, начиная зайцами и кончая белыми медведями, которая, как он предполагает, обитает в его обходе, но которую я никогда там не видел. Переплаченных денег не жалко, т.к. нормальные отношения с лучшими представителями аборигенов поддерживать необходимо.

Заходим в лес и идем вдоль знакомого ручейка, придерживаясь ольшаников, в которых любит сидеть рябчик. Дуська белой кометой шныряет в зарослях. Она уже начинает понимать суть охоты в лесу, поэтому особо ее не окрикиваю. Сама сообразит, что к чему. Вдруг Дуся замедляет ход и осторожно, можно сказать «на цыпочках», идет к кустам. А ведь, действительно, движется легко, «как балерина». Балериной ее окрестил один из экспертов на состязаниях легавых. Перехватываю ружье поудобнее, готовлюсь к выстрелу. И не зря приготовился - через мгновение с другой стороны куста взлетает рябчик, выстрел - рябчик сбит, и Дуся приносит его мне. Рассматриваю добычу - хороший, крупный рябец. Пожалуй, взлети он подальше от нас, восьмого номера дроби было - бы недостаточно, чтобы надежно поразить такого крупнеца. Меняю патроны в ружье на «шестерку». Идем дальше. Прошло уже часа полтора, а больше дичины не встретилось ни мне, ни Дусе. Переходим овраг и следуем по другому его берегу. Дуся то и дело опускает голову и обнюхивает чьи - то следы. Цыкнул на нее - мол, что «копаешь». Но собака, как - бы в ответ на мою критику, потянула воздух «верхом», прошла метров 30 и стала. Только стойка какая - то некультяпистая. По опыту зная, что Дуся на нетипичную стойку становится, когда ей попадается что - то незнакомое, на всякий случай спешу подойти к ней. Стандартная команда «вперед», стремительное движение собаки и из - за корневища выскакивает заяц! За какие- то мгновения в голове проносятся мысли: стрелять или нет. Дичь - то нетипичная для пойнтера. Но раз всученная мне егерем путевка на зайца в кармане, а на другие трофеи рассчитывать особо не приходится, стреляю по зайцу, который уже скрывается в зарослях. Полетел пух, но косой только дернулся и ринулся дальше! Беда, уйдет подранок и загибнет! Нет для меня ничего на охоте хуже, чем потерять подранка. Ну, была - не была, даю Дусе команду «подай», собака срывается с места и скрывается в кустах. Через несколько секунд невдалеке раздается рык – это моя добрейшая Дуся, от которой не то, что рыку, лая не услышишь, рычит. Бегу туда. Что - же вижу: маленькое доброе существо, которое зовется пойнтером Дусей, превратилось в фурию. Она догнала раненого зайца, видимо успела его уже разок куснуть, и теперь, одним ей ведомым чутьем угадав направление удара задних лап зайца и, увернувшись от него, схватила его поперек туловища и теперь, подбрасывая в воздух, перехватывает челюстями, добираясь до позвоночника в районе затылка. Хруст сломанного позвонка, заяц обвисает, и Дуся, перемазанная кровью, но безмерно гордая, кладет его у моих ног. При ближайшем рассмотрении заяц оказался не на много меньше моей собаки.

Вспомнив строки из книги Русанова, я заволновался, а не будет - ли теперь собака гонять только зайцев? Но мои волнения оказались беспочвенными, а результативные охоты по запоздалым бекасам лишь укрепили во мне уверенность, что собака не только не потеряла стиль, но стала вполне четко различать охоту по перу и охоту на зайца. А за эту осень мы с Дусей в обходе того - же егеря взяли еще двух зайцев, одного из которых Дуся с не меньшим, чем в первый раз, блеском добрала. Вот вам и маленькая «балерина»!

Кстати, мой знакомый - Виталий Ефимович Ш. нисколько не удивился моему рассказу об охоте с пойнтером на зайца. По его словам, все его пойнтеры вполне прилично работают по зайцам и добирают подранков.

ЭПИЛОГ

Заканчиваю рассказ уже за полночь. Мои легавые собаки - молодая пойнтер Дуся и старый и заслуженный ирландский сеттер Флайт спят возле меня на ковре. У обоих во сне раздуваются ноздри и дергаются лапы. У легашатников бытует мнение, что легавая собака во сне видит свои охоты. Вот, наверно, и сейчас моим псятинам снятся луга полные дичи, в которых они снова и снова находят и добирают всем нам так желанную добычу.

Конечно, прочитав мои рассказы, можно возразить, что так охотиться «не правильно». Что для каждой охоты есть свои собаки. Но я, кроме эстетики охоты, люблю еще и возвращаться с охоты с трофеем. Я городской охотник, который в силу стесненности жилищных условий просто не может себе позволить содержание многочисленных собак для каждого вида охоты. А кроме того, для содержания в квартире наиболее пригодны покладистые, добрые собаки, которые любят всех членов семьи и миролюбивы к окружающим. А к таким собакам, как раз и относятся островные легавые собаки, которыми пойнтеры и сеттеры и являются - они красивы, добры, умны, преданны, и делаются не только партнерами на охоте, но и домашними любимцами. Прекрасный экстерьер, легкость дрессировки и натаски, прирожденная чистоплотность и врожденная «интеллигентность» делают их наиболее перспективными собаками для содержания в домашних условиях городским охотником и для использования их на охотах, доступных каждому охотнику.

Александр Х.

1034
530
504
0