Случаи на охоте, или три поросенка

Тут настало, наверное, время сделать стандартную оговорку. "Все имена и события в этом рассказе вымышленные. Совпадения имен и названий с именами и названиями реально существующих лиц и мест могут быть только случайными."

А события происходили на весенней охоте в К-ом районе Владимирской области несколько лет назад.

Действующих лиц - трое: мой будущий св-як Л*, К* по кличке "Коклюш" и я. Компания наша к тому времени уже вполне сложилась. Нас связывали многие года совместной охотничьей, производственной и бытовой деятельности.

Л* всегда был истинным спортсменом и джентльменом в самом прямом и высоком смысле. Его устам принадлежат такие фразы, как "Споры о необходимости белой одежды для лоун-теннисиста, особенно при его участии в Уимблдонском турнире, по меньшей мере неуместны." Или: "…если к концу третьего сета Вы заметили, что мяч стал попадать в Вашу ракетку на две-три струны от центра, капните на кусочек прессованного колотого сахару пару капель хорошего коньяку и в перерыве между геймами положите сахар под язык. Это вернет Вам необходимую точность." Л* имеет понятие обо всем на свете и умеет внушительно и внятно это все довести до Вашего сведения. Кроме того, мой будущий св-як имел и имеет способность притягивать к себе и окружающим всяческие приключения и неприятности.

К*, наоборот, являет собой пример абсолютно надежного и деятельного человека. К тому же К* великолепный стрелок и опытный охотник.

В тот апрельский вечер мы начали подготовку к вальдшнепиной тяге заранее. Каждый по-своему. Я, на правах хозяина деревенской избы и окрестных угодий, объяснял откуда, с какой скоростью и в котором часу полетят вальдшнепы. К* перебирал патроны. Надо заметить, что в его патронташе очень редко водились патроны с дробью мельче, чем 0000. Вот и сейчас он обнаружил только два патрона с "тройкой". После непродолжительного раздумья К* высказался в том духе, что "…я его и тройкой замочу". Это было не очень далеко от истины, тем более, что осталось неясным, кого "его" он имеет в ввиду.

Л* предложил всем собравшимся отведать "…стаканчик-другой доброго портвейну". Мы с Коклюшем отказались, т.к. под "добрым портвейном", Л* подразумевал низкопробный "Агдам", до которого он был всегда большой любитель.

Мы уже собрались на охоту, но к несчастью, по телевизору стали демонстрировать "любимый" Л* телефильм. Я, к сожалению, запамятовал название, но это было что-то вроде "Через тернии к звездам" или "Приключения Электроника". Поэтому, пожелав нам "ни пуха, ни пера", Л* пообещал догнать нас и вперился в экран, одновременно глядя на почти полную бутылку "Агдама".

Идти было недалеко, охотугодья начинались прямо за околицей деревни. Уговорившись встретиться на обратном пути, мы с К* разошлись по соседним отъемам леса.

Про вальдшнепиную тягу много написано, не буду повторяться. Скажу только, что в тот раз отстоял стандартную, суть которой коротко заключается в следующем: слышал семерых, видел пятерых, стрелял по трем, сбил двоих, нашел одного. Правда, тогда и нашел двоих, т. к. меня сопровождал почти 1,5-годовалый кобель западно-сибирской лайки Х*, который за эту и все последующие охоты не дал потерять мне и моим товарищам ни одного сбитого кулика.

Когда совсем стемнело, я вернулся к уговоренному месту встречи и стал свистом вызывать К* из леса, но он не появлялся. Решив, что он уже дома, я пошел к деревне. В избе оказался один Л*, который, конечно, и не думал никуда выходить, мотивируя это тем, что у него "Зимсон " не хромированный, и если идти на охоту, то наверняка придется стрелять, а это значит потом обязательно чистить ружье. "Всякий уважающий себя охотник на шотландского граусса** не может доверить чистку своего ружья камердинеру. И не потому, что тот неумел или неловок, а в силу того обстоятельства, что уход за ружьем есть почетная обязанность охотника и неотъемлемая часть "правильной охоты", последовательным апологетом, которой я и являюсь." В таком духе вещал мой будущий с-як, поглядывая на заметно опустевшую бутылку "Агдама".

Коклюш пришел через полчаса, побросал амуницию на кровать, обозвал нас с Л* "сборищем мудаков и бакланов" и ушел в гараж якобы "ремонтировать" свой УАЗик. Причина такого поведения нам была не понятна, но было ясно, что мы в чем-то провинились. Чувствуя эту пока непонятную, но судя по страшным К*-ым словам, серьезную нашу провинность, мы кинулись, как могли, исправляться. Я стал готовить ужин, а Л* взялся подметать (!) пол в избе. Для него это были просто невероятные действия. При этом он продолжал излагать разные фразы: "Стволы высокоразборных ружей никогда не подвергаются хромированию… подуздоватая борзая всегда бывает непоимиста… которая гончая с добором, подлежит выбраковке…" и т. п. Когда Л* со словами "не выноси сор из избы", сгреб с трудом собранный мусор в открытый подпол, я попросил его взять с собой непочатую бутылку водки и отправиться на переговоры с К*. Л* не было около часа. Когда он вернулся, то, путаясь в показаниях, стал объяснять, что К* случайно вместо вальдшнепа застрелил двух "нелетных подсвинков"…

Ситуация все больше запутывалась. Наконец, на посулы сытного ужина, в избу заявился К*, который коротко и объяснил, что на него вывалилась свинья с четырьмя годовалыми подсвинками, двух из которых он положил дуплетом. Пока он обходил ирригационную канаву, чтобы добраться до добычи, одного поросенка кто-то упер. Второго он взвалил на плечи и потащил к нашему с ним месту встречи. Не дождавшись меня и очень "устав", он спрятал подсвинка под елочку и, обзывая нас со с-ком последними словами, пришел домой. Праведный гнев и душившая его ярость не позволили К* сразу обрисовать нам ситуацию.

Все это звучало очень странно. Я бы может и не поверил, но…. но у Коклюша руки были испачканы в засохшей крови, а куртка на плечах обурела от крови.

Теперь настала моя очередь обзывать К*, что я и сделал. Результатом наших препирательств стало подробное описание местонахождения "елочки".

Идти было недалеко, и, мы с Х* и увязавшимся с нами с-ком, ринулись за добычей. По дороге, когда единственный деревенский фонарь перестал освещать путь, Л* резко потерял ориентацию и стал как-то странно "ухать". Как потом выяснилось, он вспомнил мультфильм "Ежик в тумане" и, собственно, вообразил себя этим ежиком. Тут наши мнения разошлись: мне он больше напоминал урну в виде пингвина, которые одно время были популярны в южных городах России. Наказав Л* стоять на месте и никуда не двигаться, я пошел искать подсвинка. Мы с Х* долго крутились у действительно приметной елочки, но так ничего и не нашли. Подобрав по дороге моего св-ка (потом для краткости я его стал звать просто "маяком"), вернулся домой.

На следующее утро мы исследовали следы вчерашней К*-ой охоты. И действительно, обнаружили след мотоцикла с явно груженной коляской, метрах в 100 от елочки.

"При чем здесь третий поросенок?" - спросите вы. Притом, что виноват, конечно во всем происшедшем, кабан-св-к со своими дурацкими телефильмами.

** - шотландский тетерев.

Вадим Ахтямов (Hant)

1004
504
500
0