Случаи на охоте, или нет браконьерству

Тут, наверное, необходимо сделать стандартную ремарку: события и персонажи, описанные ниже полностью вымышленные, всякие совпадения носят случайный характер.

Все началось с письма, которое получил Ю* от дальней родственницы из Смоленской области, Вяземского района. Среди прочей белиберды в этом письме прозвучала прямая просьба "…приехать попугать кабанов, а то они, окаянные, крыльцо у избы подрыли, картошку всю выкопали и съели."

Письмо это читалось и перечитывалось в нашей охотничьей кампании. Ю*, человек быстро загорающийся, требовал немедленно выехать в угодья и поставить зарвавшихся кабанов на место. Он даже употребил такие слова, как "исторический ареал" и "экологическая ниша". Кабанов Ю* называл "дикими вЕпрями", размахивал руками и нервно расхаживал по помещению. Л* коротко выступил в том духе, что мы не можем бросить несчастную селянку и должны применить весь свой "богатый опыт, недюжинные способности и охотничью сноровку" для того, чтобы извести кабанов. Он тут же сходу обрисовал, какие способы охоты мы можем использовать. Основные, по Л*, выходили следующие: охота "вдогон" со зверовыми лайками, загонная охота, тропление по глубокому снегу верхом или на лыжах до полного изнеможения кабанов, засидки в местах кормежек. Кроме того, Л*, оказывается, знает особый секрет, доставшийся ему по прямой мужской линии от прапрадеда - красавца, блестящего офицера-артиллериста. Когда тот уходил на русско-японскую войну, он завещал прадеду Л*, что "…заслышав запах селедочного рассолу, кабаны теряют бдительность и легко могут быть добыты удачливым охотником". Л* говорил, как всегда, очень уверенно и веско. А это словосочетание: кабаны теряют бдительность… Короче, участь диких вепрей была предрешена, тем более, что к нам решил примкнуть Ж* со своим действительно чемпионским кобелем Ч. А* западно-сибирской национальности. Ч. А* великолепно работал по кабану. Первый раз, когда он его увидел на притравочной станции в Мельдино, Ч. А* сорвался с поводка, перепрыгнул почти двухметровую рабицу и вырвал гениталии у приличных размеров секача, который вследствие травмы, несовместимой с жизнью, подох через несколько дней.

Замечу, что письмо, отправленное в сентябре, дошло до нас в декабре. Л* очень волновался: достаточно ли глубокий снег в Смоленской области? Можно ли будет применить его "любимый" способ охоты: загнать кабана до изнеможения на "добром коне" или, на худой конец, на "добрых охотничьих лыжах", подбитых камусом дальневосточного изюбря? Л* как-то выпускал из виду, что у нас не было ни коня, ни камуса. А у Л* никогда не было даже охотничьих лыж.

Неделя ушла на сборы. Выезд, как всегда, наметили на пятницу. Но тут выяснилось, что Ж* (мент по жизни) не может ехать рано, в отличие от нас, в то время различного уровня сотрудников Академии наук СССР. Я остался ждать, когда Ж* освободится, а Ю* и Л* выехали посреди дня… Нельзя их было отпускать без присмотра, но "знал бы прикуп…"

Когда мы приехали на место, то застали несколько неоднозначную картину. С одной стороны, оба два - Ю* и Л* - присутствовали в деревенском доме и даже как то передвигались и что-то вслух говорили. С другой - обстановка в избе была мало устроена и как-то неуютна. Ну да, печь не топлена, ну да, кругом валяются пустые бутылки, ну да, нет горячей еды и питья. Это привычно и понятно, но что-то еще незнакомое и непонятное, витало не то что в воздухе, а я бы сказал, в атмосфере.

После беглого допроса, который профессионально провел Ж*, выяснилось, что бригада квартирмейстеров, имея фору перед нами в 4 часа, потратила их следующим образом: по дороге был куплен ящик пива и две бутылки "доброго портвейну 777", это - раз. Два - это трехлитровая банка селедочного рассола, три - это две малярные кисти для "…разбрызгивания селедочного рассола, услышав запах которого, кабаны скопом теряют бдительность".

Остатки от всех вышеуказанных приобретений мы с Ж* имели удовольствие наблюдать воочию. В наличии имелись: полторы бутылки пива, одна малярная кисть и совершенно невыносимый запах тухлой селедки, пропитавший всю обстановку. В том числе, одежду наших доблестных соратников, которые усталые, но довольные, блестя очками в золотистой оправе, изображали из себя пример гостеприимства.

Например, Ю* взялся развести спирт, который я привез с собой. Рассуждая о докторской диссертации Д.И. Менделеева, об эндо- и экзотермических реакциях, он развел C2H5OH кипятком (так действительно надо) и поставил на стол. Пить горячую водку все отказались. Тогда Ю* вызвался охладить напиток и, выбежав во двор, воткнул бутылку в снег. С характерным звуком "чпок" донышко у бутылки отделилось от цилиндрической ее части. Ю* попытался поймать содержимое, но единственное, что ему удалось, так это нагрести холмик снега на месте катастрофы и огородить его воткнутыми веточками, чтобы "потом собрать и съесть". Ч. А* с интересом отнесся к этим манипуляциям и тут же пометил все сооружение, причем его задняя лапа поднималась гораздо выше позвоночника.

Л* стал настойчиво предлагать немедленно отправиться на охоту на "засидках". Он так красочно живописал стада откормленных кабанов с маленькими глазками и хищными клыками, что мы с Ю* не выдержали и, тепло одевшись, набрав спальников и термосов с кофе, отправились в угодья. Л* сопровождал наше отбытие словами: "Поев тельное, одев исподнее, отправились в ночное."

Ю* приметил для засидки руины старой фермы за околицей деревни. Дошли мы быстро. Действительно, около фермы было нарыто кабанами. Мы комфортно устроились на перегнившей соломе внутри полуобрушившегося здания, обложились спальниками и термосами и приготовились к многочасовому ожиданию. Ружья для верности выставили в окна фермы, а Ю* еще и активировал прицел ночного видения от АКМ-а. Некоторое время он развлекался созерцанием бегающего вокруг нашей избы Ч. А*…

Время тянулось очень медленно, ночь была безлунная и тихая. Через полчаса Ю* угомонился, перестал возиться с ночным прицелом и … захрапел. Я не стал его будить, но он вскинулся сам со словами: "Чу! Кабаны!!! Слышишь, хрюкают!" Несколько минут прошли в томительном ожидании и готовности к меткому выстрелу. Кабаны никак не давали о себе знать, и Ю* снова захрапел. Через пару минут его снова подкинуло, и он стал божиться, что где-то поблизости похрюкивают вепри. До меня стало медленно, но верно доходить, что Ю* сквозь неглубокий охотничий сон воспринимает собственный храп за звуки кормящихся кабанов. Я решил переждать еще один цикл, который и не замедлил случиться… Тут я понял, что дальнейших перспектив этого способа охоты у нас нет. Надо было сворачиваться. Разбудив Ю* несколькими громкими хрюками, я повел его домой.

Утром следующего дня мы решили охотиться на кабанов с помощью зверовой лайки. Запущенный в лес, Ч. А* тут же исчез из поля зрения. В следующий раз мы его увидели через 8 часов. Но это было потом… Целый день мы ходили по Смоленскому лесу на лыжах, время от времени постреливая в воздух, чтобы привлечь внимание чемпионской лайки. Мы тропили Ч. А*, а нас в то же самое время выслеживала специальная бригада по борьбе с браконьерством, в составе местного егеря Е*, двух сержантов милиции и трех общественников. Коротко, ситуация была следующая: Ч. А* отбил от стада свинью и, не отрываясь, работал ее 4 часа подряд. Мы, не слыша лая собаки из-за неудачного направления ветра, ходили-бродили где-то в километре от эпицентра событий. Специальная бригада по борьбе с браконьерством сначала следила за нами, а потом переключилась на собаку, здраво предполагая, что мы таки подвалим на голос.

Заловили нас на подходе к деревне. Дальше начались сложные поэтапные переговоры.
Этап № 1: Многократные попытки завести Е* в избу. - Закончился победой.
Этап № 2: Многократные попытки промочить горло Е* - Закончился победой *
* - В конце концов Е* не отрываясь выпил 450 гр. 50 на 50 смеси ликера "Амаретто" (40%) и чистого ректификата. Это наставило его на путь истинный.
Этап № 3: Выяснение, что хочет за наши провинности тело под названием Е*.
Оказалось, что тело Е* хочет щенка из-под Ч. А*. Через 6 мес. у Е* был очередной из 150 потомков Ч. А*.

Все последующие охоты в этой местности проходили очень просто. Мы по дороге заезжали к Е*. В любое время года брали у него путевку на утку или зайцев. Уговаривались с ним встретится завтра, допустим, на "Круглой поляне" в час дня. К этому времени нам оставалось только прийти на условленное место и отстрелять кабана из-под дружной своры собак, в той или иной мере похожих на Ч. А*.

Кабанов за этот период мы перевидели очень много. Больших, шустрых, злых, скрытных, клыкастых, седых, горбатых, но это отдельный (частный) случай.

Вадим Ахтямов (Hant)

965
503
462
0