Случаи на охоте, или электрификация всей страны

Потом я всегда избегал совместной охоты с "номенклатурой". Но это было давно, я тогда еще только начинал охотиться и хватался за все подряд. Случай этот произошел в 1984 году в Шекснинском р-не Вологодской обл., т.е. еще при коммунистах.

Надо заметить, что в это время моя одноклассница работала начальником отдела в Россохотрыболовсоюзе. И по ее волшебной записке и не менее волшебным звонкам я, не моргнув глазом, в начале декабря вышеуказанного года оказался в деревне Турцево, на правом берегу Шекснинского водохранилища. Встретил меня местный егерь Михаил Иванович и его русско-европейская лайка Дуглас. Мы несколько дней ходили по белке, вечерами пели под гармошку. Ночью, если Михаил Иванович не много принимал на грудь, охотились на куницу, до которой Дуглас был большой мастак.

Тут надо, наверное, сделать географическую ссылку. Деревня Турцево представляла к тому времени, хутор из трех домов, где, кроме егеря, жила еще сумасшедшая бабка, которая все время просилась на "материк". Электрификации, а тем более советской власти в деревне не было. На другой стороне водохранилища находился поселок Камешники, где был сельсовет, почта, магазин и т.д. Расстояние между двумя населенными пунктами по замерзшей воде составляло около 2 км.

Михаил Иванович каждое утро выходил с биноклем и смотрел на противоположный берег. Оказывается, что если егерю были какие-то сообщения "из центра", то над зданием почты вывешивали специальный трехколорный вымпел. На третий день моего пребывания в Турцево М.И. во время утреннего обзора заметил вымпел.

Текст телеграммы, которая пришла от областного начальства Михаила Ивановича и за которой мы съездили на "Буране", был следующий: "Ищи берлогу будем через три дня". Когда мы зашли в сельпо, чтобы прикупить "продуктов", егерь раскололся: "Ищи, ищи, а что ее искать-то, уже найдено было, … несколько…"

На следующее утро мы на лыжах пошли проверять одну из "найденных" берлог. Находилась она всего в двух километрах от Турцево, в верховом болоте, на очень открытом месте, в куче лесного мусора. Когда мы с М.И. подошли на 100 метров к берлоге, из ее чрева высунулась круглая медвежья башка и с любопытством воззрилась на нас. Я, грешным делом, здорово испугался, что мы спугнем косолапого, но егерь меня успокоил, сказал, что никуда он не денется. Мы обошли берлогу по кругу и вернулись домой.

Через три дня прибыла охотничья делегация, причем очень высокопоставленная: N* - N-ый секретарь N-ского обкома партии, N**- (N+1)-ый секретарь того же N-ского обкома и, как не трудно понять, той же партии. И так далее, при N, упорно стремящемся к бесконечности. Кроме того, было несколько крупных военачальников N-W военного округа во главе с начальником штаба. Вся эта толпа приехала в сопровождении взвода солдат на нескольких гусеничных транспортерах. Деревня Турцево быстро превратилась в постоялый двор, где были разбиты армейские палатки, походная кухня и прочее.

На следующее утро несколькими колоннами охотничьи подразделения стали выдвигаться в направлении берлоги. Вся охота была бы безнадежно испорчена, если бы не внезапно проявившиеся недюженные организаторские способности Михаила Ивановича. Он быстро выяснил, кто же стрелки (их оказалось 8 штук: 6 разнокалиберных секретарей и двое военных). Всех остальных он споро разделил на классических молчунов и крикунов, поставил страховочную цепь стрелков и т.д. Сам, взяв Дугласа на поводок, стал заходить по квартальной просеке с противоположной стороны.

Все восемь стрелков были вооружены многозарядными карабинами. Стояли они по дуге на краю болота и были хорошо видны любопытствующему медведю. Через полчаса напряженного ожидания РЕЛ Дуглас, утопая в снегу, подкатил к берлоге и злобно заревел на крутящего головой медведя. Хозяин, кстати, довольно внушительных размеров, буквально взорвался из снега и сначала медленно, а затем все быстрее, подгоняемый захоревшими крикунами, попер на стрелковую линию. Когда расстояние до стрелков стало около 60-70 метров, началась бешеная стрельба. Частота выстрелов была такая, что можно было подумать, что работает машинописное бюро. На медведе все эти выстрелы никак не отразились, он только быстрее и быстрее летел на стрелковую линию, целя на крайний левый номер. Расстояние до стоящего на этом номере очередного секретаря стремительно сокращалось. Вот уже остальные номера прекратили стрельбу, чтобы не перестрелять друг друга. Вот уже злосчастный секретарь выронил свой карабин и как-то боком стал оседать на снег… Дуглас захлебывался в снегу истошным лаем. А медведь, по-собачьи закидывая лапы за голову, лез в драку… Время остановилось, все замерли. И тут раздался какой-то тихий, как из игрушечного пистолета, одиночный выстрел. Медведь споткнулся, неловко засучил лапами и, сгребая снежный сугроб, ткнулся в ноги к секретарю.

После того, как все немного очухались и стали собираться около медведя, N* взял бразды правления в свои руки. За несколько минут были отданы десятки указаний, некоторые довольно дельные. Среди них: оказание первой помощи пресловутому секретарю и его нижнему белью, учреждение счетной комиссии по оценке результатов стрельб, организация банкета на льду близлежащего озера, шкурание медведя и т.д.

Меня больше всего интересовали результаты стрельбы и банкет, поэтому я на правах "племяша" держался поблизости от М.И. Так вот, оказалось, что в первой серии по медведю было произведено 26 выстрелов (!). В тушу попало только две пули: одна в брюхо, вторая в левую заднюю ляжку. Оба ранения были расценены комиссией как легкие. М.И. даже высказался, что эти выстрелы были произведены "…в порядке дружеской шутки". Зато единственный выстрел во второй серии пришелся точно за медвежье ухо. Вы уже наверно догадались, что стрелял собственноручно Михаил Иванович. Добавлю только, что поразил он медведя из одноствольной курковой Ижевки 16-го калибра, с замотанным изолентой прикладом… Расстояние было около 70 метров.

Потом солдаты сколотили столы и лавки на льду озера, на эти столы было вывалено огромное количество снеди и выпивки. Вся толпа принялась за застолье, которое очень грамотно вел секретарь по идеологии. В какой-то момент слово предоставили N*. Он долго говорил в том духе, что, мол, хорошая здесь природа, а люди, дескать, еще лучше и т.д. и т.п. Наконец он воззрился на егеря и по барски разрешил: "Ну что, Михаил Иванович, проси за медведя, что хочешь!" М.И. встал с лавки и, глядя смело в глаза N*, сказал: "Проведи электричество в Турцево."

Ровно через год в деревне было не только электричество, но и...

Вадим Ахтямов (Hant)

958
495
463
0