Случаи на охоте, или дикие выстрелы, которые бывают у всех

Вологодская обл., Вашкинский район. Конец октября, первый снег. Товарный отстрел лосей. Восемь охотников, два УАЗика, штук 5-6 разнокалиберных собак, которые в обычное время свободно передвигаются по поселку, но к моменту нашего отбытия на охоту собираются у дома районного охотоведа в количестве 20-30 штук и всячески уговаривают нас взять их с собой. Кастинг проводит сам охотовед, раздавая пинки и приговаривая: "Тебя брали в прошлый раз..., ты слишком худая..., эта всю лосиную печень сожрала..., а у этой подозрительное выражение морды" и т.д. В результате, после отбора и свалки между лайкоидами, несколько совершенно счастливых шавок оказываются в рядах охотничьей бригады.

В этот раз охота не задалась сразу. Один УАЗик заблудился в многочисленных лесовозках, другой мы доблестно засадили по самые... мосты. Долго и шумно толкались, домкратились и т.д. Во время очередного перекура мы вместе с районным Ваней-военкомом решили пройтись по просеке, тем более что где-то далеко-далеко стала прослушиваться собачья брехня.

Тут надо сказать несколько слов о том, чем мы были вооружены. Военком-Ваня имел на руках военный карабин КО, причем со штыком, который он упорно не хотел снимать, мотивируя это отсутствием подходящей отвертки. Мне временно был вручен карабин Лось-4 с отпиленным сантиметров на пять стволом (!), но "зато" с оптическим прицелом. Накануне я пытался попасть из этого карабина в коробку из-под телевизора диагональю 72 см с 30 шагов. Удалось мне это сделать только с пятой попытки, и то пробоина пришлась в самый нижний левый угол коробки.

Так вот, вышли мы на старую заросшую вырубку и одновременно с Ваней увидели медведя, который метрах в 300-х брел в низине. Военком громким шепотом стал уговаривать меня стрелять по медведю:"Жахнем вместе, только когти отлетят!" Я как мог отнекивался, памятуя о вчерашней пристрелке своего укороченного карабина. Но Ваня обазартился и, приговаривая: "Щас мы его в два ствола...", стал прицеливаться в медведя, точнее в то, что было видно из-за заломов и буераков. Я сделал вид, что тоже собираюсь стрелять, решив для себя, что пускай военком стреляет и, естественно, промахнется, а я при сём буду только присутствовать. Смотрю в оптику одним глазом, вторым в открытый прицел, т. к. уверен на 100%, что оптический сбит, а вторым с половиной - на Ваню-военкома. Ваня, закаменев лицом, жмет на спусковой крючок, но выстрела не происходит, наверное, он не довел затвор...

Дальнейшие события происходили с третьей космической скоростью. Лес огласился звуком короткого, неприличного слова и громким клацанием военкомовского затвора. Зверь взвился и, поднимая фонтаны снега, со страшной скоростью попер вверх по отлогому склону в противоположную от нас сторону. У меня в голове что-то щелкнуло и я услышал хорошо поставленный внутренний голос: "Стреляй, Вадя, а то уйдет!" Дальше я действовал, как автомат: навскидку, практически не целясь, выстрелил в медведя, который тут же встал и как-то сгорбился. Тот же внутренний голос четко произнес: "Стреляй, пока стоит". Я передернул затвор, краем глаза успел заметить, что военком-Ваня еще возится со своим карабином, причем почему-то пытается переломить его через колено, наспех прицелился и выстрелил второй раз. Медведь свалился за снежный холмик...

Тут военный комиссар справился со своим оружием и с криком: "Щас я его добью" открыл беглый огонь по этому холмику. Результаты его стрельбы были хорошо видны по фонтанчикам снега в радиусе 5-6 метров от цели. Когда у Вани закончились патроны, он бодро скомандовал: "Ты перезарядись, а то он как бросится на нас, а я отомкну штык. Пошли..." Пошли, так пошли, тем более что тов. подполковник поначалу бодро шел впереди со штыком наперевес, а я сзади, автоматически считая шаги, которые старался делать по метру. Но когда мы приблизились, Ваня загадочным образом переместился мне за спину, и я стал похож на пленного фрица. Военком, опять перейдя на свистящий шепот, вещал мне в затылок: "Ты, бл@, если что, сразу стреляй в гада, а то у меня патроны кончились..." По моим понятиям, медведь был уже готов, т.к. распустил уши, но военный комиссар еще долго тыкал его штыком, держа на вытянутых руках свой карабин.

В итоге расстояние, с которого был поражен зверь, составило 325 м, обе пули попали в сердце, причем входные отверстия почти что совпадали. Поскольку я стрелял полуоболочечными пулями, выходное отверстие было больше кулака, через которое выстрелом на метр вынесло сердце в виде 9 отдельных кусков. Мишка весил около 90 кг.

Мы привязали добычу ружейными погонами к жердине и, пока перли ее на плечах до машины, военком-Ваня объяснял мне, что в таких случаях нельзя идти в ногу, т. к. добыча будет раскачиваться на слеге, но сам, наверное в силу военной привычки, все время шел в ногу...

Я пытался прикинуть вероятность такого дикого выстрела, но у меня ничего не получалось, наверное, потому, что медведь все время раскачивался, первый мой медведь.

Вадим Ахтямов (Hant)

1025
532
493
0