Стихотворение "Последний лед"

Раннее утро без снега и ветра,
Легкий морозец, на улице март,
Топаем ножками три километра,
Ищем в заливе рыбацкий свой фарт.

Лед поутру подморожен, приятен,
Только местами весьма скользковат.
С шумом на лед пристелился приятель,
Слышится громкий, незлобливый мат.

Только недолго на льду он пластался:
Гоним, как кони, не нужен и кнут.
Форт за спиною вспотевшей остался,
Значит до места пятнадцать минут.

Вот и торосы стоят, как редуты,
Лед перед ними иссверленный весь.
Видимо окуня драли здесь круто,
Надо, пожалуй, попробовать здесь.

Лед ноздреватый и рыхлый по веснам,
Мигом буравят его рыбаки.
Через минуту заветные блесны
В воду нырнули, терзая кивки.

Я по науке блесною играю:
Взмах и паденье, туды и сюды.
Или на дно положу, покачаю,
Иль поднимусь, половлю в полводы.

Время бежит, и становится ясно:
Как ты блесной не играй хорошо,
Наши старанья, похоже, напрасны,
Окунь куда-то отсюда ушел.

Значит, и мне уходить надо всяко,
Нечего блесны за так полоскать.
Лунку сверлю я вторую, десятую
Рыбу ведь надо не ждать, а искать.

Ну, наконец-то, удар долгожданный:
Я подсекаю и плавно веду,
В лунку заправил, и окунь желанный,
Радуя душу, запрыгал на льду.

Быстро блесну бросил в лунку я снова,
В метре от дна вдруг зависла она,
Нас не обманешь, все проще простого:
Значит, на камень попала блесна.

Камень для окуня быт непременный
Иль еще лучше гряда из камней,
Видно. Поэтому клев был отменный,
Начал я резво таскать окуней.

Только недолго все это продлилось,
Все как обычно, порядок таков:
Рядом со мною в момент забурилось
Где-то с полсотни других рыбаков.

Что же такое творите вы, братцы!
Начал я их про себя матюкать.
Клев прекратился, пора и смываться,
Новые камни и гряды искать.

Лунку за лункой меняю я снова,
Влево и вправо, назад и вперед.
Солнышко греет, начало второго,
Тает, шипя, подряхлевший уж лед.

Вот, наконец, и поклевки дождался,
Что-то хорошее я волоку.
Вытащил в лунку и сам рассмеялся:
Окунь некрупный с блесною в боку.

Лунки крутить тяжелей, а не легче,
Лед подраскис, да и прыть уж не та,
Окуня все-же нашел я под вечер
Там, где помельче, почти у форта.

Двадцать минут продолжалося буйство,
Труд не напрасен, и час мой настал!
Вот уж поистине светлые чувства
В эти минуты я вновь испытал.

Коротко счастье рыбацкое наше:
Клев перестал, рыбу в ящик кладу.
И по ледовой раздолбанной каше
Пару часов я к Кронштадту иду.

Шлепать по хляби, как старая кляча,
Это ж не отдых, а каторжный труд.
Вылез на берег и рухнул на ящик
Там, где меня уж приятели ждут.

Все здесь готово к финалу рыбалки:
Водка, закуска и чаек полет,
Было так здорово, стало так жалко
То, что сегодня последний был лед.

В. Яшин, март 2000 г.

1037
527
510
0