Охотничий октябрьский пассаж

Все случилось достаточно неожиданно - вечером друг с женой пригласили поехать к ним деревню во Владимирскую область (там, мол, и охота будет!), а вечером следующего дня мы вчетвером (жен еще никто не отменял) мчались на маленьком юрком Опеле по направлению на Касимов.

Всю ночь лил проливной дождь, который, несмотря на все усилия, никак не мог залить дым от торфяных пожарищ, бушевавших тогда на Мещере. Приехали за полночь, к огромной неожиданной радости ни о чем не предупрежденной старенькой бабушки - хозяйки нашего "постоялого двора" - и быстро перекусив, раскидав наскоро вещи, легли спать.

Проснулся я рано утром то ли от холода, то ли от нетерпеливого желания сходить на утреннюю зарю, посмотреть перелет. Определить в маленькие окна состояние погоды не представлялось возможным, поэтому, наскоро одевшись, вышел на двор, где и был встречен ушатом холодной воды с неба и грустными глазами смотрящей из конуры мокрой овчарки. "Погреться бы" - сказали мне они, и с грустной миной в мокрой пижаме я отправился досматривать беспокойные сны...

К великой радости нас обоих, к обеду совсем распогодилось, и к неудовольствию женщин, в четыре часа их встречало начищенное ружье, заполненный патронташ и два добрых молодца в камуфляже. Одна только бабуля выражала свое довольство и постоянно снабжала нас байками, куда пойти и как, где Михайло взял на днях лису, а где Колька вчера гонял зайца. Она уже предвкушала долгий и спокойный вечер в разговорах со своей внучкой, а охотники с ружьями были для нее каждодневной реальностью...

А погода пела! Сухой, в основном сосновый лес встретил нас спокойно и добродушно. Щебетание птиц и копошение мелких зверьков никак не напоминало о вчерашнем ливне, а сухой песок под ногами говорил о близости реки и о далеком заливном прошлом этих мест. Странно, но довольно часто замечалось и недавнее присутствие человека - то вырубка в лесу, то не затушенный до конца костер пускал по ветру струйки дыма.

Немного смущало отсутствие путевки, но при встрече с егерем рассчитывали решить вопрос полюбовно, с помощью пары бутылочек, предусмотрительно захваченных с собой. Хочу оправдаться - где его найти, этого егеря, в такой глуши не знала даже и сама бабуля. После короткого совещания принимаем решение идти на старое русло Оки, находящееся в полутора часах хода от деревни. Через весь лес к старице шла раскатанная песчаная дорога, вполне пригодная и для проезда "жигулей". По ней и направились, обозначая на всех развилках повороты условными знаками, дабы облегчить себе поиск обратной дороги в незнакомом лесу. С шутками и прибаутками через некоторое время, показавшееся однако гораздо продолжительнее намеченного ранее часа, и уже начиная немного беспокоиться, мы вышли к реке.

Лес закончился внезапно, и нашему, ограниченному ранее лесным нагромождением, взору предстала вся широта русских бескрайних равнин. Прямо под нами, сразу за обрывистым косогором, неспешно неся свои воды, простиралась спокойная речная гладь. Далее, сразу за противоположным берегом, насколько хватало глаз, простирались в своей зеленой бесконечности бескрайние колосящиеся поля. Вдоль всего же нашего берега реку окаймлял высокий и густой владимирский лес. Слева от нас вдалеке виднелась одинокая фигурка рыбака в лодке, неторопливо делающего свое дело, а справа река заканчивалась небольшим озерцом, поросшем осенним камышом и осокой. Отовсюду веяло размеренностью и покоем, хотя мы пришли сюда вовсе не за этим...

Окинув все это профессиональным взглядом и оценив возможные варианты, мы пришли к выводу, что наиболее подходящим для совершения охотничьего действа является как раз противоположный берег, так как именно на поля, по нашему представлению, и должны лететь утки сегодняшним вечером. Однако как перебраться туда? Лежавшая на галечном пляже у нас под ногами полузатопленная лодчонка никак не могла помочь нам в этом. Идти в обход через озеро справа? А вдруг это только разлив, и река продолжает свое течение за поворотом? На решение всех задач у нас оставалось совсем немного времени, ведь солнце уже начинало клониться к закату.

Однако пока в голову ничего не шло, и мы решили дойти до разлива-озера справа, исследовать его и по ходу принять дальнейшие решения. Подойдя поближе и окинув его оценивающим взглядом, я понял, что тут-то и должна скрываться утка, однако обманчивая и ничем не нарушаемая тишина нашептывала об обратном. Камыш на озерце был редок и совсем не высок, по колено, не выше, и казалось, что будь тут утка, ее было бы видно. Ну хоть крякнул бы кто хоть раз, что ли. Потоптавшись на берегу возле зарослей камыша и подув для приличия в манок, я окончательно убедился в пустоте данного болотца, о чем и уведомил своего друга. Закинув за плечо ружье со словами - "Да нет тут никакой утки" - я, чтобы совсем успокоить совесть, сильно похлопал несколько раз в ладоши...

Стая, голов в десять, с шумом сорвалась с центра озера, заставив нас вздрогнуть от неожиданности, и понеслась в направлении противоположного берега. Я "немедленно" (как только пришел в себя) вскинул ружье, но было уже поздно. Бранящийся рядом друг запоздало взывал к моей неосмотрительности и призывал меня скорее дуть в манок, чтобы попробовать заставить уток пойти на круг. Понимая всю бессмысленность этой затеи, я однако подчинился. Как ни странно, звуки манка заставили уток повернуть в нашу сторону, но не надолго. Описав небольшую дугу, косяк ушел прочь, по направлению "в поле"...

Проводив их укоряющим взглядом, мы посмотрели друг на друга. "Облажались" - читалось в наших глазах, но охота-то только начинается! Не унывать! Не сдаваться! Вперед, к новым вершинам. И мы отправились обходить озеро вокруг, чтобы к закату успеть занять позицию на другом, пологом берегу. Ружья при этом находились уже в боевом положении. Чем черт не шутит, а наличие дичи в этих местах было уже подтверждено.

Очень скоро нам встретилась одиноко стоящая в кустах белая "Нива" - цивилизация в лесу. Вокруг ни души. Обошли ее стороной. Что это - такие же, как мы, охотники или егерь, узнавать не очень хотелось - человек вдали от жилья, да еще и вооруженный - самый опасный зверь... Начинаем обходить озеро, а это оказалось именно озеро, стороной. Сначала в траве по пояс, затем утопая ногами в болотной жиже, тыкаемся из стороны в сторону как слепые котята, пытаясь найти мало-мальски приемлемую тропу на "тот" берег. Часто натыкаемся на наброды и тропки, оставленные братьями по разуму. Уже понятно, что эти "глухие места" давно облюбованы местными аборигенами для охоты и рыбалки. По одной из таких троп нам все же удается пробраться к столь желанным для нас полям. Вокруг заросли травы в человеческий рост, и в поисках приемлемого для засидки места приходится двигаться по направлению, проложенному когда-то бежавшим одиноким ручьем-притоком. Вокруг начинает уже смеркаться, и мы с ружьями за плечами, я впереди и друг за мной, поскорее стараемся выбраться к открытому пространству.

Вдруг из под ног вылетает еще один представитель семейства пернатых и, сверкая рыжим задом, поспешно улепетывает вдоль проложенной ручейком "просеки" в травяном "лесу". Кто это, утка или нет, понять не успеваю, и вскинутое ружье молча провожает его стволами. Все-таки мы не живодеры-убийцы, а охотники на уток, черт побери, зачем уничтожать неизвестное живое творение природы...

Вот и берег и, о чудо, лодка на нем. Какой-то местный рыбак запасливо оставил ее для будущих рыбалок, нам-то она сейчас подойдет как можно лучше. Извините, придется на время позаимствовать. Лодка длинная, узкая и постоянно норовит, накренившись, начерпать бортами воды, поэтому о стрельбе вдвоем не может быть и речи - один постоянно должен удерживать лодку шестом. Уже порядочно стемнело, и в вечерних сумерках начинают доноситься непонятные поначалу звуки, будто кто-то невидимый и большой неспешно загребает воду широкими ластами. Настороженно прислушались, пригляделись. Оказывается это хозяева "Нивы", такие же охотники, как и мы, с ружьем наперевес бороздят озерцо болотными сапогами, пытаясь поднять засидевшихся уток и недоумевая по поводу их отсутствия. Им и невдомек, беднягам, что всех обитателей озерца часом ранее уже подняли и "отпустили" на волю мы, такие же, как и они, неудачники...

Тем временем окончательно стемнело, утомленные поисками братья по оружию ушли на берег, а мы, отталкиваясь шестом, отплыли в кажущиеся бесконечными в ночной тишине водные просторы... Сидим тихо... Ждем... В руках у друга мощнейший фонарь-фара, у меня готовое к долгожданной встрече ружье... Бесконечная тишина... Покой... Но где же утка? Неужели столько трудов зазря, неужели придется возвращаться назад без единого выстрела? Возвращаться - еще мягко сказано, как это сделать, пока совершенно не понятно.

Вдруг раскатами грома загрохотали на противоположном берегу "орудия". Летят! Летят, черт возьми! Вскидываю в дрожащих от волнения в руках ружье, слух на пределе, и вот уже слышен приближающийся долгожданный свист. Она! Утка! Неожиданно небо пронизывает столб света и, поблуждав в небесных просторах, выхватывает из ночной мглы летящую ночную красавицу - друг с фонарем работает безошибочно. Ужинать летим?... куда?... погоди... Вот она уже лежит на планке, вот взято упреждение, вот уже палец медленно давит на спуск... Удар, еще удар...

Да, это все проза, а в жизни стрелок я пока никудышный. Как говориться: "...только повезло опять не мне...". Точнее никому не повезло... из нас... утке повезло... она-то уж точно сегодня поужинает.

Нет, это еще не конец, это только начало. Ведь еще не вечер, хотя темно уже так, что и ближнего берега не видно. Все чувства к этому времени переходят только в одно - СЛУХ. Только он сейчас что-либо значит, только он может помочь нам вернуться домой победителями. Он и немного удачи. Ждать долго не приходится. Опять воздух рассекает столь знакомый каждому охотнику и долгожданный свист. Противоположный берег молчит. Неудивительно - не видно ни зги, а фонаря-то у них нет! Они теперь только сторонние наблюдатели, они чужие на этом празднике жизни... А мы нет! Мы на коне, мы с фонарем! Световой поток разрезает ночное небо, выхватывая летящую на встречу судьбе (или гибели) птицу. Медленно кладу ее на планку... где же мушка?... а, вот, смутные очертания... упреждение.. .может, побольше?... быстро летит, возьму больше... быстрее, уйдет ведь, выстрел! еще! еще!.. ну что там?... летит, летит ведь, сволочь!!! Тьфу, ну что ты будешь делать... По теории-то все делаю верно, и ружье-то ведь пристреляно. Наверное, упреждение маленькое... или большое слишком... в общем, кто его знает, упреждение это. Меняемся местами, теперь я светящий! Слух... Свист... Ну разлетались бестии, никогда такого не встречал... Свет... вот она! Ну что же он медлит, ну стреляй же! Огненная вспышка над головой, еще одна, еще, еще!... а она летит!!! Броня!!! Непробиваемая!!! ...Уток было много, так много, что в родном Подмосковье даже и не снилось. Удачи было мало, точнее удача тоже была, а вот опыта нет! Опыт необходим крайне, поделился бы что ль кто, люди, ау...

Да, но зато восторга и радости-то сколько, адреналина, и может, это и хорошо, что все живы, может, в этом и есть своя неизведанная прелесть! Безусловно, игра стоила свеч, вот только как объяснить дома наши пустые рюкзаки, как объяснить, что мы там забыли ночью в лесу и зачем променяли на это вечер в присутствие двух очаровательных красавиц. Да, дома... А кстати, туда надо еще попасть. А пока мы болтаемся в шаткой лодке посередине реки, батарея фонаря уже начинает садиться, да и холодает уже основательно. Пора подумать и об обратной дороге.

Назад, к полю и дальше в обход через болото - что-то не очень это бодрит. При свете-то еле пробрались, а ночью... С болотом и днем-то шутки плохи. Если и пройдем - сюда-то лезли где-то с час, а в обратку это раза в два дольше получится... Да и не вылезти из лодки в темноте - слишком берег сложный....Извините, гражданин рыбак, но лодку вам придется искать на другом берегу. Извините, правда, так получилось. Ну не ночевать же нам в лесу, в самом деле...

Плывем к нашему берегу, изредка светя фонарем и высматривая нужное нам место. Где-то там в темноте должен быть знакомый нам галечный пляж, там и причалим. И не промокнешь, и почиститься можно будет... Плывем, мерно подгребая шестом, тихо-тихо и неспешно разрезая спокойную ночную гладь воды. Нет, мы не плывем, мы парим! Парим в сантиметрах от кристальной речной глади! Неожиданно из-за туч появляется луна и добавляет к таинственному ночному пейзажу еще и стойкий, терпкий аромат сказочности. Удобно улегшись на носу, я наблюдаю звездные карты у себя над головой и совершенно отключаюсь от повседневных реалий. Время как будто замирает, и теперь лишь только мерные взмахи шеста на корме неспешным метрономом отмеряют его ход...

Сколько так продолжалось, минут сорок, не меньше, старица все-таки, не просто речка. Но вот киль зашуршал по гальке - наш пляж. Рядом силуэт полузатопленной плоскодонки. Сюда-то мы и вышли несколько часов назад, отсюда и будем искать дорогу домой. Но куда пропала былая гостеприимность этого веселого ранее леса? Куда исчезла легкость и непринужденность уже проделанного пути? Теперь все по-другому. Теперь в душе полная гамма чувств, какие, должно быть, испытывал первобытный человек, всю жизнь проводивший в борьбе со всем его окружающим. В каждой тени мерещится затаившийся хищник, в каждом шорохе - приближающаяся опасность. В патроннике заряд картечи, и это вселяет некоторую уверенность. Только некоторую, но главное сейчас - это найти духовное понимание с огромным исполином, с хозяином, обнявшим нас своими мохнатыми лапами. ЛЕС! Вот тут только и понимаешь, что все мы в этом мире гости, и что игра идет сегодня вовсе не по нашим правилам. Понимаешь и восхищаешься тем, что и ты сейчас частица этого хозяина, частица вечного и бесконечного. И как только к тебе приходит осознание этой реальности, сразу же все становится легко и понятно. И уже не пугают склонившиеся ветки, и уже не хлещут по лицу, а лишь нежно гладят можжевеловые руки.

А вот уже и знакомый поворот. А вот и просвет в конце чащи. Вот она, дорога к дому. Подходим к родной деревне. Уже не все окна горят, однако нас встречают еще на дороге и с укорами, что, мол, так долго... Усаживают за стол с горячей поджаренной картошкой...

Маленький юркий Опель мчит нас по направлению к Москве. Скоро дом, а мысли и чувства надолго остались там, на лесном озере, на старом русле великой и былинной Оки-реки. Будем ждать новых встреч, и дай-то бог, удастся нам еще повторить те светлые и безоблачные минуты единения с собой и природой.

Андрей Зубан, октябрь 2002

1002
519
483
0