На Маныче

Однажды я был приглашён поохотиться на Маныч. От своих знакомых я слышал, что там прекрасная охота на водоплавающую дичь. И вот мой "Ниссанчик" мчится по грунтовке, петляя среди полей, возле лесополос, иногда выскакивая на луга, покрытые зелёной травой. На пути встречается множество развилок. Часто останавливаюсь, чтоб сверить направление по "компьютеру", который находится в одном из полушарий моей головы.

Минут через двадцать вдали замечаю строение, притулившееся к лесополосе. Наверное, это и есть та лесополоса, которая тянется вдоль Маныча.

Теперь я еду не спеша, рассматривая всё по сторонам. Обычно, когда мне приходится находиться в новых местах, я всегда с интересом изучаю их.

Кругом чувствуется человеческое присутствие: целлофановые пакеты, полиэтиленовые бутылки из-под напитков, консервные банки и ещё много всякого хлама разбросано вдоль дороги. И хотя я уже, по всей видимости, подъезжаю к намеченному месту, настроение у меня гадкое.

Живя на Севере и выезжая на охоту, я всегда знал, что через некоторое время окажусь там, где царствует первозданная природа. Даже если мне и не придётся сделать ни одного выстрела, то часы или дни, проведённые вместе с ней, дадут мне много незабываемых минут, которые вселят в мою душу радость от общения с этой красавицей, обогатят меня новыми познаниями и здоровьем.

Маныч, точнее, Весёловское водохранилище, предстал передо мной в своей красе. Честно говоря, хотя мне и было уже известно о нём по рассказам знакомых, но такого я не ожидал. Его ширина поразила меня. Стена камыша по всему берегу Маныча уходила в бесконечную даль, насколько можно было видеть.

У меня, непривычного к такому пейзажу, чувство удивления смешивалось с восторгом, ощущением огромного простора и свободы, которая постоянно сопровождала меня в бескрайном океане сибирской тайги, где можно было оказаться в местах, куда не ступала ещё нога человека. Впоследствии это чувство перешло в чувство какой-то тревоги, жалости. Жалости к тому, что такой прекрасный уголок нашей огромной страны завален мусором и отходами человеческого бытия.

Ночь прошла в непривычной для меня обстановке. Не было посиделок у охотничьего костра под звёздной степью. Охотники, часто вглядываясь в звёздное небо, заводили разговор о том таинственном мире, который был над ними и манил к себе. У костра можно было фантазировать, не стесняясь своих товарищей. Мне часто приходилось наблюдать, как взрослые мужчины-охотники в своих мечтах о загадочных мирах буквально впадали в детство.

Однажды мы с женой, забросив сеть, плыли вниз по течению вдоль песков. На Оби такой вид рыбалки сильно распространен. Ночь выдалась тихой, безветренной, и сеть шла , как выражаются местные рыбаки, без всяких искажений. В дорожке лунного света хорошо было видно спокойно плывущие поплавки. Я попросил жену, чтоб она подняла вёсла из воды и положила их в лодку. До конца сплава было где-то более километра. Звёздное небо, всплески рыбы в реке -всё это наводило на лирическое настроение.

Вдруг жена ни с того ни с сего спросила у меня: "А вот если бы сейчас прилетели инопланетяне, ты бы с ними согласился лететь?"

Меня удивил её вопрос. Посудите сами: может женщина вот так просто, когда вы сидите дома, спросить у вас об этом? Никогда! А на природе - пожалуйста! Я не стал долго думать и неожиданно, для неё, конечно, ответил: "Да!". Думаю, что описывать её возмущение в подробностях нет никакого смысла, так как если её вопрос, полечу я или нет, возник спонтанно, под действием природных сил и возвращения в "детство", о чём я писал выше, то как это мне пришло в голову покинуть её и детей!?

Не знаю, чем бы закончился наш разговор, но случилось невероятное. В огромном ночном небе появилось что-то, похожее на подобие летающей тарелки. А так как жена сидела ко мне лицом, то небесное тело, которое двигалось прямо к нам, было у неё за спиной. Я попросил жену, чтоб она заканчивала свои семейные разговоры, а то я и впрямь сейчас отправлюсь с инопланетянами. Реакция жены на моё предложение, как и следовало ожидать, была прямолинейной: "Отваливай, только манатки не забудь собрать! Инопланетянин!"

- Ты давай фонарик быстрей, а то они уже подлетают! - почти закричал я.

Жена, держа фонарик в руках, повернулась в ту сторону, куда не отрываясь, смотрел я. Светящий шар размером с футбольный мяч уже почти висел над нами. Он двигался с севера на юг с большой скоростью. Изумлённая от такого чуда жена застыла в позе парализованного человека. Я выхватил из её рук фонарик, включив его, стал махать, приглашая инопланетян в гости. Очевидно, у пришельцев были свои планы, и через несколько минут они скрылись за горизонтом.

- Вот так, бабушка, - обратился я к своей жене, которая ещё не отошла от увиденного. - Если бы сели, то пришлось бы мне в гости слетать.

- И что, ты бы и правда полетел? - спросила жена.

- Конечно, полетел бы, а что здесь такого!

Мы ещё долго обсуждали мой несостоявшийся полёт и увиденное, гадая, что же это было.

Ещё затемно охотники стали собираться на утреннюю зорьку. Я тоже последовал их примеру и отправился к облюбованному с вечера месту. Если честно сказать, то мой приезд на охоту был, скорее, желанием побывать на природе, познакомиться с новыми охотничьими местами и охотниками. И если эти люди были настоящими охотниками, то мне всегда бывало приятно находиться в такой компании. Они по настоящему одарены Богом - любить природу.

Кто-то, может, и улыбнётся при чтении этих строк, но это правда! Первые выстрелы раздались, когда ещё чуть сереющее небо тушило свои звёзды. Я постелил куртку на зеленеющую траву, и прилёг положив ружьё рядом. Очевидно, напуганный выстрелами, вблизи пролетел табунок уток.

Посмотрел на уходящую на запад ночь, а на востоке заметил, как над горизонтом, за лесополосой, на противоположной стороне Маныча невидимый волшебник кинул яркий сноп света. Я закрыл глаза, и передо мной поплыли знакомые мне с давних пор охотничьи угодья далёкого Севера.

Какая-то сладостная грустинка где-то глубоко-глубоко скользнула в моём сознании, и я погрузился в далёкие воспоминания. Вдруг я увидел перед собой огромную пропасть, за которой, как в волшебной сказке, стоял замок. Он манил меня своей красотой и каким-то загадочным волшебством.

"Ну, что стоишь? Иди же!" Я отчётливо слышал чей-то зовущий голос, но пропасть, которая была у моих ног, сдерживала меня.

За долгие годы, когда мне одному приходилось месяцами жить в тайге, где не один раз смерть смотрела мне в глаза, я привык рисковать и выходить победителем, казалось бы, из безвыходных ситуаций. И тут я не стал долго размышлять - шагнул в пропасть. Разум и смелость опять вышли победителями. Как по чьему-то волшебству я оказался возле замка.

Огромные кованые ворота медленно открылись. Буквально бегом преодолев несколько десятков метров, я оказался среди пойменного луга. Высокие травы, переплетённые паутиной бабьего лета, нежно касались моего лица, словно ласковые руки матери гладили его. Вдруг впереди себя я отчётливо увидел облик женщины, который плыл, парил над речкой и лугом. Это был не царственный, не величественный образ. Это был облик простой женщины, покрытой прозрачной вуалью, которая переливалась природными цветами. Её лицо выражало огромную доброту и нежность.

- Так вот ты какая, наша Красавица - Природа!- воскликнул я про себя.

А она, как бы читая мои мысли, обратилась ко мне:

- Ты, конечно, не удивляешься тому, что видишь вокруг себя. Я знаю об этом, но сейчас покажу тебе то, что вы, люди, натворили и продолжаете творить, уничтожая меня! Одну треть жизненно важных ресурсов на Земле, от которых зависят ваши здоровье и жизнь, вы уже уничтожили. Но это не говорит о том, что двух третей оставшихся моих запасов хватит вам на долгие годы. Нанесённые мне вами раны очень глубоки, они кровоточат всё сильнее и сильнее. Сейчас ты должен зайти вот в эти ворота и убедиться сам в "творении" человеческих рук. Передо мной раскрылись огромные ворота, и я вошёл туда, куда людям пока ещё вход запрещён.

То, что я увидел - это огромное облако паутины. Нет, это была не паутина бабьего лета, это была паутина, которая своей серо-зелёной массой устремилась к моему лицу. Цепляясь еле заметными присосками, она, как тягучий кисель, оседала на открытых частях моего тела. Проникала в нос, липла к губам. Я изо всех сил пытался руками смахивать её с себя, прикрывая свой дыхательный аппарат. Все мои усилия были напрасны. Я побежал к речке, которая сверкала своей водной гладью в десятках метров от меня. Зачерпнул в ладони воды, чтоб смыть с лица эту гадость, но тут же разжал пригоршню. В ней сплошной сеткой плавала та же паутина...

Что хотела показать Природа мне ещё - не знаю. Очнулся я от собственного крика. Ужас, который, только что пришлось увидеть во сне, стоял перед глазами. Я тщетно пытался стряхнуть с себя невидимую дрянь. Было такое ощущение, что паутина, которая обволакивала меня там, за воротами ада, продолжала липнуть ко мне. Поднявшись на ноги, я увидел бегущего парнишку, который махая руками и что-то крича, гнал коров по лугу.

Ласковые лучи солнца прыгали по моему лицу, шее, рукам. Своим нежным касанием они несли какую-то невидимую уверенность в том, что у людей найдётся достаточно разума, который не даст никакой паутине отнять у них нежность и ласку небесного лучика.

Взяв в руки куртку и ружьё, я пошёл на базу. Охотники уже собрались и готовили себе еду из добычи. Кто чистил картошку, кто щипал уток. Увидев меня, они приостановили свою поварскую деятельность и с интересом посмотрели в мою сторону.

- Ну, как охота? - спросил один из них.

- Можно бы и лучше, да уж некуда! - с иронией ответил я. - Повезло мне сегодня. Первая охота на Маныче - и такое везение! Все присутствующие насторожились.

- Ну-ну! - сказал тот, что был постарше всех, - расскажи-ка поподробней.

- Вы такую канонаду открыли, - продолжал я, - что бедной утке и сесть-то негде было. Смотрю, летит на меня табун, штук триста. Хватаю ружьё - бабах! Шесть штук прямо рядом со мной на полянку упали. А когда я стрельнул, что-то возле уха со свистом пролетело. Обернулся назад, а в кустах заяц убитый лежит. Его, оказывается, затвором, который при выстреле вылетел, прямо по лбу шарахнуло!

Смотрю на своих собеседников - один совсем молодой паренёк аж рот разинул. А я продолжаю:

- Вот видите, одним выстрелом добыл шесть уток и одного зайца - для начала неплохо! Бывалые охотники, которым уже не раз приходилось не только слушать охотничьи байки, но и самим рассказывать их, смеяться стали, а молодой допёр, что тут что-то не то, и спрашивает:

- Вы же вчера нам ружьё своё показывали, оно же у вас двуствольное и без затвора?

- А я, брат, у барона Мюнхгаузена в аренду его фузею на пару выстрелов взял.

Над Манычем полетел многоголосый хохот.

Зажигание смеха было включено, и охотничьи байки ещё долго разлетались над водными просторами уникального водоёма.

Я сидел на скамейке, сделанной чьими-то заботливыми руками из подручного материала, и с грустью смотрел на охотников. Перед глазами были зловещая паутина смерти и грустные глаза Матери-Природы, окутанные пеленой печали. Сквозь неутихающий смех охотников слышался её голос: "Я добрая, и у меня ещё есть силы защищать вас, но они не бесконечны. Помните об этом, люди!"

У меня в шкафу хранятся видеозаписи, на которых запечатлена чёрная паутина, закрывшая солнце своей зловещей темнотой.

Я отправлял видеозаписи в Комитет по охране природы, но, увы, их никто не увидел, кроме тех, конечно, кому они были адресованы. И вряд ли их покажут людям. А жаль!

Геннадий Каменский

1055
548
507
0