Три весенних охоты, или две черные кляксы

Вот и долгожданная весна. На смену холодным и снежным дням пришли теплые и солнечные дни. Природа оживает, в небе слышны крики гусей, возвращающихся в родные места к гнездовью... Вот и подходят сроки открытия весенней охоты на селезня. Стосковавшийся в зимнее межсезонье и вдоволь "наевшись" повседневной жизни, я поступил как законченный эгоист. ВСЁ и ВСЕХ послал к чёрту и поехал охотиться в деревню к отцу. Купил путёвки, сел в машину и выехал в ночь. Я ехал, из динамиков лилась приятная музыка, а на лобовом стекле появилось несколько капелек начинающегося дождя... "Нормально! Закон подлости. Всегда так: перед открытием чудная погодка держится, а на открытие - катаклизма какая-нибудь... Какой нынче будет охота?"

Колеса монотонно шуршат по шоссе. Стрелка спидометра замерла на цифре 90. В темноте мелькают телеграфные столбы и деревья... На душе и радостно, и капельку тоскливо, и не хочется ни о чем думать, и слова кажутся чем-то нелепым, не имеющим никакого значения... Ворох воспоминаний, которые не прогонишь, не спрячешь, не забудешь и никуда от них не уйдешь... Величественная, недоступная красота вокруг... Ты и видишь ее и не видишь, ты чувствуешь и не чувствуешь... А потом просто её не замечаешь... Потому что на смену ночи всегда приходит утро и с него начинаются серые будни... вперемежку с нелепой каруселью ярких праздников и солнца... И нужно куда-то идти и что-то делать, бежать, возвращаться, уставать, ошибаться и начинать все сначала... А потом как-будто и ты сам исчезаешь - твои мечты, твои желания, твои чувства скрываются за этой пеленой... Ты начинаешь оглядываться назад и с детской непосредственностью задаешь вопрос "Зачем?" Снова дождь, снова музыка и звезды... Мы так часто меняем себя на ежедневные дела и заботы и не хотим замечать, как это происходит, как это затягивает и однажды наступает момент, когда ты становишься просто машиной, и нет мыслей - одно расписание - успеть, не забыть... И вылетает только одно - успеть и не забыть ЖИТЬ...

На охоте в этом весеннем сезоне я был уже 3 раза. На открытие собирался тщательно. Зарядил патроны, проверил всю амуницию, почистил от смазки ружьё. Накануне открытия сезона была замечательная погода, а уже ночью, на следующий день - день открытия охоты была мерзкая погода. Сначала дождь, затем снег, сильный ветер... Но решение принято - ЕДЕМ! И как ни странно, селезни летали и подсаживались хорошо. Я мазал... Жуть! Сидячего крякаша мазал с 15 метров!!! Взял на открытие 2 кряковых (а мог 6) и 2 селезня чирка-трескунка (а мог 10). Летело много гусей, но все они проходили стороной...

Во второй раз повезло больше, но случилась и трагедия. Погибла одна подсадная утка. Как Вы думаете, каким образом? Её задавил мой Бой... :( Мой хвалёный пёс на этот раз совершил нелепую ошибку - принял подсадную за дикую. Тут есть и моя вина. Как всё получилось... Я сидел в засидке, а Бой в машине (было холодно). Потеплело, и я решил его взять к себе в засидку. Приготовил место, подстелил камыш и пошёл за ним. Выпустил его, походили, погуляли, он побегал, успокоился. Я взял его спальный мешок и пошли к засидке... Он шёл рядом, всё нормально. Мы не дошли метров 30, как вдруг наши утки дали "осадку". И тут Бой как рванёт к ним через густой камыш! Я понял, что добром это не кончится и рванул следом. Бой на мой окрик не отреагировал. Ну кто первый добежал до уток? Конечно Бой! Засидка была в стороне, поэтому моего запаха он не учуял (иначе бы уток не тронул), а отец с другими утками был на острове, за 800 метров от моей засидки. Так что вполне резонно, что Бой принял этих уток за диких... Когда я выскочил из зарослей, Бой уже схватил утку и держал её в зубах... Шея утки безжизненно болталась... У меня отвисла челюсть... Я не мог ничего сказать... Надо было видеть сияющую и довольную морду Боя! Своим видом он говорил: "Серёжа! Смотри, я поймал тебе дикую утку! И выстрела не надо! Сейчас я тебе её принесу..." Всё это мгновения, я даже ещё не нашёлся, чтобы крикнуть на него... И тут Бой собирается нести мне её и делает несколько шагов... Нить, которой была привязана утка, натянулась... (опять же - надо было видеть морду Боя! 6 лет у меня собака, и я видел подобное и раньше, но я никогда не думал, что собака мордой может ТАК выразить свои эмоции...) "Улыбка" сошла с его морды.

Азарт и блеск в глазах угас, на смену им пришёл УЖАС - "Как же так? Она что - привязана???" Он повернул голову и проследил взглядом нить - она уходила в воду... Он поворачивает голову, ловит меня взглядом (заметьте, я просто стою и молчу) и у него просто отпадает нижняя челюсть и утка беспомощно шлёпается в воду... Он опустив голову и поджав хвост делает два осторожных, небольших шага в сторону и тут я уже вышел из "шока" и крикнул то, что первое пришло в голову: "Твоооооюююю маааать!!!" Бой пулей рванул в камыш и затрещал им в сторону машины... Вслед ему ещё много летело фраз, но уже чистого, русского, отборного мата с вариациями... (думаю, меня никто за это не осудит). Я подошёл к утке и, продолжая ругаться, забрал её. Она, естественно, была мертва... Мощные челюсти курцхаара сделали своё дело. Оставшаяся вторая утка с ужасом смотрела на меня и непрерывно кричала, потом успокоилась , минут 20 молчала, а потом стала звать селезней, как ни в чём не бывало... Забрав утку, я пошёл искать собаку... Звал, свистел, стрелял - бесполезно... Ну всё! - думаю, ведь не ударил же, ничего... Сильно напугал? Понял свою вину? Куда пропал? Ну вот, думаю, ещё не хватало и собаки лишиться. Забежит, денется куда-нибудь или подхватит кто-нибудь и всё... Долго искал - нету. Вконец расстроенный, я сел на траву возле колеса машины и закурил, думая горькую думу. Сижу, курю... И тут слышу - заскулил кто-то. Тихо так... Откуда? Где? Опа! Это под машиной! Заглядываю - там лежит Бой! Оказывается, он сразу туда забился и всё время лежал там... Как я его ни звал (ругать-то уже бессмысленно) - он не выходил. И ласково, и его лакомством (хлебом) - ни в какую! Нервы мои сдали, я сплюнул и с грозной интонацией сказал: "Ну и пошёл ВОН! Лежи здесь сколько хочешь! А лучше убирайся на фиг! Паршивая собака!" Я встал и собрался уходить в засидку. И тут Бой по-пластунски и поскуливая выполз из под машины, подполз ко мне и положил свою морду мне на сапог... Он лежит, я стою. Я смотрю на него, он , поскуливая и изредка поднимая глаза, виновато смотрит на меня. Он периодически подёргивает мордочкой влево-вправо, елозя по сапогу, сопровождая движения поскуливанием... Ну что тут поделаешь? Я был зол, но тронут... Я присел и погладил его по голове, приговаривая: "Боюшка! Ну как же так? Как это ты... Эээх ты...?" Он только поскуливал и водил глазами продолжая мордой давить мне на сапог, только его хвост-обрубок начал немного повиливать... Я открыл дверь машины. Он выразительно посмотрел на меня. Брать его с собой в засидку, как бывало раньше, мне сейчас не хотелось... Я скомандовал: "Садись!" Он прыгнул на заднее сидение, тут же лёг, положил голову на лапы и уставился на меня немигающим взглядом... Он был так жалок! Я сглотнул, отвернулся, хлопнул дверью и ушёл... Настроение было испорчено. В голове витали уже совсем другие мысли. Ощущение и восприятие всего стало иным... Сидя в засидке, я расстреливал имеющимися у меня "осечными" патронами нагло налетающих ворон (чего раньше не позволял себе в засидке на охоте по селезню...) Несмотря на периодические "бабахи", селезни всё же подсаживались к крякуше... Я их машинально отстреливал... Я немного успокоился. Да, моя подсадная, да, ручная, верная утка так нелепо погибла... Но что поделаешь? Всяко бывает... Есть горе-охотники, которые довольно часто случайно убивают выстрелом своих, с таким трудом выращенных, подсадных уток. Некоторые на полевой охоте по перу умудряются "приложить" дробью и свою легавую собаку... Этих я вообще боюсь! Такой может и встретившегося охотника и напарника по охоте "наградить" свинцовыми шариками... Так я сидел и размышлял, периодически вздрагивая от "осадки" уцелевшей моей подсадной и от шума садящегося рядом на воду селезня, производил выстрел и сидел дальше...

Вот подлетела пара чирков-трескунков, уточка и селезень... Я приложился, взял на мушку селезня и нажал "спуск" - щелчок. Осечка! Стрелять из другого ствола было бессмысленно. В нём была дробь №6 в контейнере - можно сильно разбить маленького селезня... Я поменял патрон (отложив "осечной" для очередной вороны) и выстрелил. Свинцовый дождь пробежал по воде, подняв водяной фонтан брызг, в которых весеннее солнце успело отразить радугу, в воздух взлетело несколько пёрышек, с криком пугливо взлетели сидевшие неподалёку чайки... Селезень остался лежать на воде... Ошеломённая подружка несчастного селезня влетела и стала с криком кружить над плёсом... Я почему-то решил собрать битых селезней... Уточка, не обращая на меня внимания, продолжала кружить и налетать на меня, непрерывно зовя за собой селезня... Я собрал убитых селезней и уселся в скрадок. Уточка, сделав ещё несколько кругов, подлетела и ОПЯТЬ подсела к моей утке... Она плавала там, где только что сидел её избранник, выгибала шейку, приседала и издавала жалобный, призывной крик... Меня это тронуло, я даже испытал чувство, очень похожее на вину за убитого мною маленького селезня чирка-трескунка... Я не выдержал, встал, вышел из скрадка на плёс и прогнал утку... "Кхе! Сантименты! Я же ОХОТНИК!" Но какой-то непонятный червяк всё же точил мою душу... Утка, отлетев и сделав круг, вернулась! Села и опять стала звать своего жениха... ...! Я такого ещё не видел! Я и раньше замечал за чирками-трескунками некоторую беспечность, но чтоб такую... Тут я совсем ошалел. Вскочил и с криком бросился на уточку. Она взлетела. Я вскинул ружьё в её сторону и нарочно мимо выстрелил... Непрерывно крича, уточка улетела и больше не вернулась... Я собрался и пошёл к машине. Бой по-прежнему лежал в том же положении и на мой приход не отреагировал, как он обычно это делал, а только бросил взгляд и отвернулся. Уложив вещи в машину и взяв ящик для подсадной, я собрался идти к отцу, который уже переплавлялся на лодке на берег. Я открыл дверь машины и сухо скомандовал Бою: "Пошли со мной." Он покорно выпрыгнул из машины и пошёл рядом со мной. Он шёл рядом и только носом жадно втягивал воздух с залитого луга, но пробежаться челноком и провести обследование окрестностей без разрешения не решался...

Забрав отца и переехав дальше на луг, мы заметили табунок гусей и стали к ним подкрадываться. Зачем только взяли с собой Боя? Он, конечно, был послушен, особенно после того, что натворил... Но немного увлёкся и забежал вперёд. Гуси его заметили и, снявшись, перелетели на другой плёс метрах в двухстах от прежней сидки... Надо отдать им должное. Место они выбрали шикарное. Сели на открытый плёс. Только с одной стороны было немного камыша. К нему-то мы и направились. Отец отправил меня одного, а сам остался лежать с Боем на траве. Я по-пластунски пополз... Подполз против ветра к островку с камышом. Кхе! Вот умная птица гусь! Дальше к ним шло чистое место. Ближе не подойти - заметят. Гуси сидели вытянув шеи - признак беспокойства. До них было по моей прикидке было метров 70 (как оказалось потом - все 90 метров). Думаю - надо стрелять. В стволах патроны с дробью №0 и в контейнере. Поднимаю ружьё и выцеливаю одного гуся, который сидит плотнее к другим гусям, надеясь, что если "добьёт", то зацепит не одного (ох уж этот охотничий азарт! Да, да! Азарт! Это на "гражданке" можно сказать ЖАДНОСТЬ, а на охоте это АЗАРТ! Нажимаю на "спуск". Гремит выстрел. Стая взлетает. В мгновение удовлетворённо отмечаю, что один гусь остаётся лежать... Стреляю вторым влёт - мажу. Быстро переламываю ружьё, из нижнего ствола вылетает стрелянная гильза (верхний эжектор не сработал), вставляю в нижний ствол картечь, заранее зажатую между пальцами левой руки (надеюсь ещё картечью "достать" гусей - главное сбить, а там Бой доберёт). Закрываю стволы, вскидка и... Просто щелчок... Осечка! Которая уже за сегодня? Надо срочно нести ружьё к оружейному мастеру! Оно и к лучшему. Пусть летят. Всё равно бы не достал... А может, достал? А, ладно... Отец скомандовал, и Бой помчался за гусем. Аккуратно его взял и подаёт его отцу (он просил - ему и приносит - неважно, что стрелял я, дам команду я (даже если стрелял отец) - принесёт мне, если не скажу: "Подай папе!"). Собака у нас одна на двоих и слушается обоих. Осматриваю гуся. Одна дробина в голову и навылет. Плохо. Значит, обвысил... Но повезло... Отец поздравляет. Странно. Но радости особой не испытываю... А ведь это всего второй гусь в числе моих трофеев.

Солнце греет, в небе "зависли" жаворонки и поют свои песни, от мокрого луга приятно пахнет... Вдалеке слышен гомон гусей, ищущих себе новое место днёвки. Мы идём к машине, чтобы ехать домой. Рядом бежит Бой, отыскивая куликов, бекасов, дупелей и делая по ним стойки... Отец командует и отрабатывает послушание Боя (чтоб не было "погонок"). Он и не думает их делать (хотя у него такое бывает), сегодня он провинившийся... Достаточно даже тихо и нестрого сказать: "Кто загрыз утку? А?" - как он опускает голову, подходит ко мне и тыкается головой в колени (смотри-ка - псина, а понимает). Получив ласковую "потрёпку" по загривку и разрешение - бежит разыскивать очередного куличка, который после команды "Вперёд" и следующего за ней прыжка Боя взлетает и с криком уносится. Отец просто вскидывает ружье и целит их - тренируется...

Казалось бы хороший день, хорошая охота, но... Мысли мрачные. Во все эти пёстрые краски весеннего дня и удачной охоты вмешиваются две чёрные кляксы... Загубленная Боем подсадная и несчастная уточка чирок-трескунок, которую я лишил её любимого... Опять нахлынули сантименты. Меня всегда поражала черта людей мерить всё своими мерками... Наделять любимых собак какими-то сверхспособностями, похожими на человеческие, например, как сделал это я :) Вот и сейчас, будучи не женатым 26-ти летним парнем и недавно расставшись со своей любимой девушкой (по банальной причине - Я ЕЙ НЕ НУЖЕН), которую не смотря ни на что продолжаю любить, я завидую тому селезню, хоть он и лежит мёртвый в багажнике "Москвича 2141", которому посчастливилось встретить такую верную подругу, которая пренебрегая опасностью попасть под выстрел, раз за разом возвращалась на место, где потеряла любимого и звала его... Конечно, можно всё обосновать сухими научными фактами и доводами - мол, инстинкт размножения, что утки полигамные птицы, и всё такое... Но не хочется... Хочется, чтобы и у людей было так же: Любовь, Верность... Должно быть так. Так будет! У кого-то уже есть... И у меня будет! Хочется... Надо верить...

Третья охота была неудачной в смысле дичи. Не добыл ничего, зато вдоволь отдохнул, вдыхая морской воздух и подставляя лицо весенним лучам солнца... Я стал "богаче" и мудрее. Сидя в скрадке, слушая возню птичек в зарослях камыша и песни жаворонков на лугу, смотришь на все вещи по-другому... Душа очищается, становишься добрее...

С наилучшими пожеланиями,

Кондратенко Сергей

984
494
490
0