Так говорил Никодимыч

Вот уже и вечереет. И кости доминошные трудно рассмотреть. И допито всё. А домой ещё рановато. Ну, что там дома делать? С бабой поругаться ещё успеется. Куда она, баба, уйдёт?

- Никодимыч, а Никодимыч! Стравил бы что?

И Никодимыч не торопясь закуривает, прокашливается для солидности, и начинает...

Тут у одного мужика хобби было. Прямо скажем, страстная страсть. Уж очень он рыбалку любил. Правду сказать, он не так уж эту рыбалку любил, а сам процесс. Вот, сядет он на берегу в тенёчке, вот, удочку свою закинет, вот, внедрит стакашек и начинает природой любоваться. Хорошо- то как! Лучше и быть не может! А там, смотришь, и вечер. И домой пора. Вот, едет он обычно в электричке к себе домой и всё думает:

- Ну, блин, погоди! В следующий раз я тебя, паскуду, обязательно поймаю. Куда ты денешься? Деться-то тебе некуда.

Это он всё о золотой рыбке думал и недвусмысленно грозился её поймать.

- А как эта евоная любовь к рыбалке возникла? - спросите вы.

А очень даже просто. Когда наш мужик ещё в школе напрасно учился и был ещё не мужиком, а несмышлёным мальчонкой, прочитал он "Cказку о рыбаке и рыбке". Там в этой сказке золотая рыбка все старческие дурацкие фантазии осуществляет. Вот эта неправдоподобная история и втемяшилась ему в башку. Колом не выбьешь. Всё, бывало, сидит и мечту мечтает, как он эту рыбку поймает, что он ей скажет и что она ему в ответ, и как она начнёт всякие его желания исполнять. Только никому он про это не рассказывал, потому что расскажи, так тут охотников до халявы найдётся, как комаров. Даже бабе своей не признавался. Пусть, думает, ей сюрприз будет.

Он первое время не столько ловлей занимался сколько поиском места. Потому что такая рыбка - это тебе не шпрота. В консервной банке жить не будет. Вот, мотался он , мотался да и нашёл одну замечательную речушку. Не то чтобы очень полноводную. Нет. Воды в ней - ну, ровно хорошему мужику с утра пописать. А было в этой Переплюйке что-то такое замысловатое, что наш мужик только глянул и определил.

- Вот здесь она, родимая, и живёт. Больше негде ей прятаться, только тут.

И стал наш мужик на эту речушку ездить. Поначалу только по выходным. Потом и работу бросил. Какая тут к чёрту, работа, когда счастье само так в руки и прёт? Только бы не оплошать, да между пальцев не пропустить. Баба его поначалу всё ворчала, а потом бросила : очень уж этот мужик больно драться умел.

Да!.. О чём это я?.. А-а! Вспомнил!

Вот, и в этот самый день приехал мужик, сел под свой кустик, удочку забросил, рюмочку выпил, крякнул и только собрался картинами природы полюбоваться, как у него клюнуло. Клюнуло и повело. Мужик даже глазам своим не поверил. Столько лет он тут рыбалил ни разу не клевало. А тут только сел - и на тебе.

Вот, он по всем правилам подсёк, да вывел. Смотрит, а на крючке сиклявка какая-то. Не то малёк, не то головастик. Вот, мужик эту кильку сраную с крючка снял, подержал на ладони, подержал да и обратно в речку выбросил. Пусть, мол, себе растёт, да размножается. Потом вздохнул, да ещё стакашок принял. Не для пьянки, а для поддержания настроения. И такое на него настроение накатило хорошее, что потянулся мужик, да и скажи:

- Эх! Тёлку бы сейчас!

Только мужик такие вот слова произнёс, как чует, что ему кто-то мокрой тряпкой сзади по волосам провёл. Ну, думает мужик, счас как ляпну промеж глаз, так больше не захочет. Оборачивается он с таким боевым настроением и смотрит - стоит перед ним тёлочка, ноги растопыркой и всё норовит мужика в морду лизнуть. А в глазах столько любви и тоски, что хоть ведром зачёрпывай, да продавай пацанью на розлив постаканно. Мужик на неё:

- Кыш! Кыш!

А она стоит, как будто в землю вросла, и всё норовит мужика в морду лизнуть.

Вот мужик и решил себе, что тёлка эта сумасшедшая. Извернулся и бежать. Тёлка за ним. Вот мужик бежал, бежал, запыхался, остановился, да выругался:

- Сука!

Глядь-поглядь - бежит на него здоровенная собачища! Ростом, наверное, со слона не меньше. Завалила нашего мужика на землю, стала лапами на грудь и морду лижет. А сама дышит горячо и зубов у неё в пасти, как у крокодила. Вот мужик терпел, терпел, да и говорит:

- Чтоб ты сдохла!

Собака эта только хвостом дёрнула, упала на мужика и не дышит. Вот наш мужик кое-как из под этой суки-собаки выскребся, пыль на коленках ладошкой стряхнул да и чесать к электричке что было сил! Даже за снастями своими возвращаться не стал. И когда он уже спокойно сидел в вагоне, его вдруг и осенило:

- Ёлы-палы! - думает, - Это же я эту паскудную рыбку поймал всё-таки. Это я на такую шмокодявку половину своей жизни угробил? Ох, мудило я, мудило!

И так этот случай мужику душу перевернул до полного разочарования, что бросил он свою рыбалку, на работу устроился и деньги в семью носить начал.

А вы говорите - чудес нету...

- Это кто же такое говорит? - спросил Серёга и налил ещё по маленькой. Потому что сегодня его очередь была разливать. - Конечно всякие чудеса случаются. Вот у меня, например, в прошлом году случай был - не поверите.

- А вот когда тебе товарищи слово дадут, тогда и расскажешь свой случай. - перебил Никодимыч. - А пока что тебе слова не давали. Так что варежку захлопни и слушай.

Тут вот так вышло.

Один мужик умаялся за день, да лёг спать. И снится ему, что он рыба карась. И что случайно наткнулся он в своём озерке на обалденное место. Полянка такая между водорослей. А на полянке и червячки тебе и шитики, и улиточки всякие ползают. И никого. Вот мужик и давай тех червячков жрать.

И так ему вкусно, что и не рассказать.

Вот наелся наш мужик, как дурак на свадьбе. Присел на камушек. Закурил.

Глядь-поглядь, а из водорослей линь выплывает. Вроде, как официант. И счёт мужику подаёт. Глянул мужик на счёт и глаза выпучил:

- Ты что же, рыбья твоя голова, тут мне подаёшь? - у линя этого спрашивает - Какой же это счёт, ёлы палы, ежели на нём общая сумма обозначена, а за что конкретно не прописано? Может тебе этим счётом по твоим толстым губам надавать?

А линь только глазами моргает:

- У нас завсегда так, сэр.

Так и говорит, сволочь наглая: "сэр".

- У нас, - говорит, - завсегда только общий счёт подают, чтоб со счёту не сбиться. Улиточек французских кушали? Кушали. Червячков в собственном соку, да салатик из тины, да коньячок... Так что извольте платить.

Мужик и тут нашёлся:

А коньяк,- кричит, - у вас ваще водой разбавленный! Кровь из простого народа пьёте, сволочи!

А тут и щука подплывает.

- Ну что? - говорит, - Платить не желаешь за потреблённый продукт? Тогда будешь ты не карасём, а золотой рыбкой. Желания мои будешь выполнять. Понял?

Мужик в ответ:

- Как же я могу быть золотой рыбкой, когда я карась? И желаний я ваших знать не знаю и ведать не ведаю.

Щука резонно так говорит:

- А желание у меня одно. Желаю я сейчас карасём закусить.

И пасть с зубами раскрывает.

Мужик бежать. Щука за ним. Догнала почти и уже за хвост мужика цапнула, да успел он под корягу забиться.

Просыпается, думает:

- Слава Богу! Это сон был.

Сам вставать с кровати, а на правую ногу не встать. Больно. Он глядь на ногу - вся покусана. И кровь ещё кое-где течёт. Ну, мужик ногу кое-как забинтовал подручными средствами, морду сполоснул, да и похромал во двор. А там другие мужики уже сели в домино играть. И давно сидят, видно. Уже почти опохмелились. Наш мужик тоже подсел. Свою долю внёс. Выпил соточку, да и жалуется :

- Надо, - говорит, - ребята, с этой пьянкой завязывать. Сегодня сон приснился, что я карась и что щука меня чуть не съела. Проснулся - гля! Едрёна Матрёна! Вся нога поедена. До сих пор ходить больно.

А Федька, - ну, тот, что грузчиком при пивном ларьке раньше был. Его ещё чуть было в прошлом годе не посадили, да как-то выкрутился...

Вот этот Федька и говорит :

- Это что. Подумаешь, карась! Вот я по весне снил, что я дрессированный медведь и в цирке выступаю. Так дрессировщик, сволочуга, наше мясо воровал. Веришь ли, чуть с голоду не сдох в натуре. Проснулся - так неделю жрал что попало. Всё отъесться никак не мог.

Не успели мужики на Федькин сон подивиться, как во двор джип накатил. И из него крутые вываливают. Подгребли поближе спрашивают:

- Кто тут у вас такой разсякой?

Наш мужик подумал, подумал... Видит, что не скроешься: сам не скажи, так другие мужики скажут. Да и признался:

- Такой разсякой - это я. А в чём дело, собственно?

- А в том дело, - говорят крутые, - что ты, падла, по счёту не заплатил. Будешь теперь дарственную на свою хату нам подписывать. А нет - так мы тебя в пыль разотрём и по ветру развеем.

- Ну нет, пацаны! - кричит мужик. - Я так не хочу! Вы, как знаете, а я пошёл сон заново пересматривать.

- Смотри, - говорят крутяки, - Это твои дела. Только ты так пересматривай, чтоб и нам какая-нибудь польза была. А то... Ну, сам знаешь что.

Вот мужик бегом домой. Засосал там бутылку из горла. Даже закусывать не стал, чтоб побыстрее отрубиться. И заснул.

Смотрит, а он снова карась и к тому самому месту, где вчера харчевничал, подплывает.

Глядь - поглядь! Лежит у парихмахерской, что за углом, кошелёк. Мужик, понятное дело, кошелёк этот прибрал. Сел в трамвай, развернул осторожненько. Мать честная! Полон кошелёк баксов. И всё сотенные, всё сотенные! Мужик быстренько во вчерашний кабак. Заваливает вальяжно, ногой двери открывает. Фу ты-ну ты, лапти гнуты! Нажрался снова, как свинья под дубом, а тут и вчерашний официант выплывает и счёт держит в плавниках. Ну, мужик расчитался за два дня чин чинарём и ещё десятку на чай отслюнявил.

Только отслюнявил, гля! - щука вчерашняя на него щерится. Мужик бежать.

Бёг, бёг, еле ноги унёс.

Проснулся. Пошарил под подушкой - не потерял ли бумажника? Нет. Всё на месте. Только вместо баксов лежат в лопатнике газетные обрывки.

Вышел наш мужик во двор, а там его уже крутые поджидают.

- Чего надо? - заерепенился мужик, - Я с вами за два дня расчитался.

- Ну вот! - радуются крутые, - Значит при бабках. А делиться не хочешь.

Мужик и разъясняет :

- Я бы поделился, да вот незадача - баксы в бумагу превратились, как только проснулся. Пойду снова этот сон пересмотрю наново.

- Ну уж нет! - говорят крутяки, - Хрен тебя знает, что ты на этот раз себе приснишь. Может приснится тебе, что ты не карась, а мент поганый. Что тогда?

Сказали так и надавали конкретно мужику по соплям. Тот утёрся и молча пошёл домой.

И больше снов не видит.

Правда, на Рождество видел себя голой бабой, но это оказалось на мороз.

Из книги "Так говорил Никодимыч" Бориса Юдина

994
504
490
0