Королева

Личное оружие - это то, что привело человечество к нынешним высотам, и винтовка - королева личного оружия. Обладание хорошей винтовкой в совокупности с искусством владения ею делают человека правителем всего живого. Это воплощение его древней мечты уподобиться Зевсу-громовержцу и реализация собственного могущества. Таким образом, винтовка оказывает необъяснимое влияние на умы большинства мужчин и является лучшим примером обожания неодушевленного предмета, не идущим ни в какое сравнение с каким-либо другим.

Винтовка сопутствует нам не так уж долго - примерно 200 лет, а в своем современном виде и того меньше - около 100. Уходящий XX век может быть назван веком винтовки, поскольку оружие, применявшееся в эпоху Джорджа Вашингтона и Даниэля Буна абсолютно непохоже на маузеры времен Бурской войны, но те же маузеры, родившиеся на рубеже XIX и XX веков вполне современны и сегодня. В моем арсенале есть винтовка Krag 1892 г, выпуска. Она прекрасно справляется с задачами, возлагавшимися на нее 100 лет назад, и делает это так же хорошо, как и любая произведенная сегодня. Винтовка в большей степени, чем что-либо другое, может считаться символом вещи, которая во что бы то ни стало должна была появиться на свет, непревзойденным инструментом, при помощи которого человек стал хозяином среды, где он живет.

Винтовка - это ОРУЖИЕ без компромиссов. Это инструмент власти, полностью зависящий от моральных устоев своего обладателя. Он с одинаковым успехом применяется и для добычи мяса к столу, и для выведения из строя противника на поле боя, и для сопротивления тирании (людей, вооруженных винтовками, просто невозможно угнетать).

У винтовки как таковой никогда не было и не будет собственных моральных устоев. В действительности она может попасть в руки негодяя и быть примененной в низменных целях, но хороших людей больше, чем негодяев, и пока последние не перейдут на путь истинный под воздействием убеждения, им будут противостоять хорошие люди, вооруженные винтовками.

В наши дни мы практически подошли к пределу познания винтовки как технической системы - постигли искусство винтовки. Но в силу всемирной урбанизации, приведшей к изнеживанию человечества, все меньше и меньше людей его понимает. Сейчас - то самое время, когда следует поддержать и развивать это искусство, пока не потерян этот уровень его понимания, - иначе будет утрачено нечто очень важное. Да, конечно, во многих странах развита спортивная стрельба из винтовки, но формализация и особая специфика стрелкового спорта сбивает практиков с пути истинного - практически так же, как и спортивное фехтование нивелировало искусство владения мечом.

Современные вооруженные силы почти перестали относиться к винтовке всерьез. Этому есть много причин, и не последняя из них - то, что мастерство владения винтовкой - дисциплина, требующая специальных знаний и в действительности не может быть распространена в массовой армии. Есть и другие причины. Сомнительно, что в урбанизированном обществе большинство молодых людей, только взявших винтовку в руки, сколь-нибудь посвятят себя искусству владения ею. Охотники, конечно же, стреляют из винтовок, но охота как таковая в наше время сама находится под угрозой, хотя бы потому, что если человек отправляется на охоту - это вовсе не значит, что он знает, как пользоваться винтовкой.

Возможно, самым серьезным препятствием на пути к массовому пониманию искусства винтовки является то, что меткая стрельба зависит исключительно от личного самообладания - контроля над собой, а это нынче не в моде.

Эта книга - не столько о самих винтовках, сколько о стрельбе из них. Есть много великолепных работ, посвященных эволюции, конструкции и дизайну винтовок, но только малая их толика затрагивает то, что должен делать стрелок с винтовкой, когда она попадает к нему. Меткая стрельба из винтовки, конечно, проще виртуозной игры на музыкальном инструменте, но не так проста, чтобы даться без усилий. "Ничего проще - просто целишься и нажимаешь на спуск" - старое заблуждение. Это все равно, как сказать: "Для того чтобы хорошо играть на фортепиано, достаточно ударять по нужным клавишам в нужное время."

В зависимости от условий применения встречаются винтовки различных моделей. Цели солдата отличны от целей охотника, а задачи охотника на коз не такие, как у охотника на леопарда. Тем не менее, принципы, лежащие в основе хорошей стрельбы, остаются неизменными и состоят в том, чтобы выстрел произошел в тот самый момент, когда прицел находится точно на мишени. В юности я постигал меткую стрельбу шаг за шагом. Первым было прицеливание. Вторым - выбор положения для стрельбы. Третьим - контроль спуска. И четвертым - скоростная стрельба. Я думаю, что такая последовательность правильна до сих пор. Но есть еще один момент, к которому мы не будем возвращаться, но отметим здесь: если стрелок не лелеет свое оружие и не получает удовольствия от осязания его, оно никогда не будет работать эффективно в полной мере. Очевидна причина, почему вооруженные подразделения почти никогда хорошо не стреляют: рядовой служащий не может полюбить кусок металла, который он должен просто выхватить из ряда таких же кусков.

Киплинг писал: "Когда ты сидишь в окопе и половина твоих пуль летит в никуда, Не называй свою Мартини старой, косоглазой сукой, Ты считаешь ее вещью, а она - человек, как и ты, И будет сражаться за молодого британского солдата."

Однажды, когда Св. Джордж Литлдэйл, знаменитый британский охотник из "Крыши мира", показал своему следопыту Таджику искусно сделанное оружие, привезенное им из Англии, последний внимательно, с любовью осмотрел его и вздохнул: "Ведь только подумать - даже человек, сделавший это, все равно умрет!"

Сколько очарования в любой женщине, держащей на руках дитя, родное или не родное, столько же очарования почти в любом мужчине, держащем в руках винтовку. Здесь слияние разума и чувства. Концепция, дизайн и воплощение винтовки - плоды разума, сама винтовка - объект чувства. Огнестрельное оружие может быть "простейшей формой двигателя внутреннего сгорания", а может быть сложнейшим механизмом, вобравшим в себя все лучшие идеи. Конечным продуктом может быть как рабочий инструмент, так и произведение искусства, и редко и то, и другое, что хорошо заметно по образцам, развешанным на стенах у коллекционеров. Нечего и говорить, что винтовка может не быть эффективной и красивой одновременно, но по-моему эффективность - на первом месте, красота идет следом.

Филигранная отделка может быть предметом гордости, но ничего не дает для того, чтобы винтовка стала более эффективным инструментом. Люди часто путаются в этом. Однажды я видел винтовку на обложке журнала, которая была расписана ее изготовителем как лучшая в мире. Это было далеко от истины, хотя выглядела она действительно замечательно. Главным ее слабым местом оказались прицельные приспособления.

Другая сторона медали - эмоциональная, а не рациональная. Возьмите в руки винтовку - по-настоящему хорошую винтовку - и если вы хорошо знаете, как с ней обращаться, вы превращаетесь из мыши в человека, из пеона в кабальеро, и самое главное - из субъекта в гражданина. Как отметил лорд Актон: "Власть подвержена коррупции," и винтовка - инструмент власти. Будьте с нею осторожны. Научитесь хорошо с ней обращаться. Сделайте ее частью себя, и вы окажетесь в ином слое человеческого общества.

Конечно, не каждый чувствует так же. Есть много людей, которые с легкостью покупают и продают винтовки. Но для меня обращение с ними сродни обращению с человеческими жизнями. Человек с убеждениями скорее отдаст самое дорогое, но не станет продавать его. В своем преклонном возрасте я ищу товарищей по духу, чей дом станет хорошим домом для моих родных винтовок, но я не возьму с них денег. Королева - не для продажи.

876
477
399
0