Сбережения ружья и уход за ним

Если бы все охотники обращались с ружьями бережно и умело, тогда ружья их служили бы им вдвое, втрое дольше обыкновенного, не причиняя своим владельцам столько неприятностей на охоте и не теряли бы так скоро своей стоимости.

Я приведу здесь старые способы сбережения ружья и ухода за ним. Быть может это старое для некоторых охотников окажется и новым.

Начнем хотя бы с пыли. О нежелательном влиянии на механизм попавшего туда песка (в виде хотя бы мельчайшей пыли) нечего и говорить: каждому понятно, что от этого механизмы скорее снашиваются. Тоже можно сказать и о ржавчине, которая заводится от сырости и от вредных кислот, попавших в механизм с плохой смазкой. Чехол или кобур очень предохраняют ружье от пыли, сырости, ударов, ушибов и т. п.

Всем известно, как обыкновенные недорогие двухстволки быстро расшатываются, и стволы начинают хлебать. Причин тому много. Начнем хотя бы с конструктивных недостатков и плохой пригонки частей ружья: это — такие вопросы, в которых не всякий легко разбирается.

Верное правило: чем дороже ружье и солиднее фабрика, тем оно аккуратнее исполнено и долговечнее. Но на расшатывание ружья большое влияние оказывает и такой, казалось бы, пустяк, как способ его открывания и закрывания.

Большинство охотников привыкло открывать ружье с резким стуком до отказа (иногда лаже взмахивая стволами вниз); закрывают же, сильно хлопая затвором и стволами и нередко подбрасывая стволы кверху.

Нечего и доказывать, как сильно и быстро надрываются и расклепываются при этом все соприкасающиеся части ружья. Между тем ружье следует открывать плавно, без стука, а закрывать также плавно и тихо, для чего необходимо отвести рычаг немного в сторону (как при открываний ружья), а когда стволы легли на место, тогда довести пальцами рычаг влево до отказа (он в должен доходить с некоторым усилием). При таком способе открывания и закрывания затвора он прослужит во много раз дольше обыкновенного.

Напомню факт, что при германских опытах с разными затворами двухстволок, когда испытали их прочность на снашивание частей, причем открывала и закрывала ружье приспособленная для этого машина, оказалось, во первых, что ружье, имеющее точную пригонку частей, дорогой работы, выдерживает в 4—6 раз больше открываний; во-вторых, при закрывании и открываний ружья со стуком, оно расшатывалось в 3—4 раза скорее, нежели при упомятом "тихом" способе. Также не менее интересны наблюдения над целевыми ружьями в тирах Германии. Ружья эти с отгибающимся для заряжания стволом стреляют всем известными крошечными патрончиками "монтекристо", но все же скоро расшатываются. Происходит это, конечно, не отдавления газов при выстреле, а исключительно от частого открывания и закрывания ружья, да еще с хлопаньем.

Система затвора оказывает влияние, как на прочность, так, главное, на стоимость изготовления ружья, что особенно важно при валовом производстве ружей недорогих сортов. Кроме общеизвестного своими хорошими качествами затвора Гринера, имеются не менее прочные затворы с верхним же рычагом (Есть хорошие затворы с боковым и нижним рычагом (Веблей, Дау, Ивашенцев. "Идеал" сант-этьенский и друг.), но они не имеют такого распаространения, как затворы с верхним рычагом. - В.Е.М.), как, например, Ремингтон, Шольберг—"Рекорд" (самостоятельный крючок под каждым стволом), Стивене в Америке и другие. Но самая мощная конструкция с верхним рычагом и качающимися стволами — это система Бэр (на цапфах по бокам ствола, как это бывает у пушек).

Конечно, у ружей с неотгибающимися стволами последние никогда не расшатываются. Из подобных ружей наиболее практична система Дари под кличкой „Селект", с очень компактным скользящим затвором и легко отнимающимися для чистки стволами. Эта прекрасная система лишь дороговата.

Понятно, ствол магазинных дробовиков, неавтоматических и автоматических никогда почти не расшатывается.

Что в неразобранном ружье, возимом верхом за спиною или на тряской повозке, расшатываются и стволы, и пригонка ложи к колодке — это, кажется, ясно всякому. При таких поездках следует держать ружье в руках, а еще лучше возить разобранным. Для перевозки ружья верхом наиболее практичным оказывается чехол кавказского покроя, у которого один конец плечевого ремня прикреплен против середины ствола, другой — против спусковой скобы, приклад в таком чехле свободен и не подвергается напряжениям в стороны.

Медные гильзы, когда они немного раздуты и с усилием входят и вынимаются из патронника, способствуют ослаблению затвора и преждевременной порче экстрактора. Следует употреблять медные гильзы, только свободно входящие в патронник, а туговатые непременно калибровать.

Расшатывание всей системы ружья происходит и от сильных давлений в стволе, вызываемых слишком сильным пороховым зарядом, но, главное, тяжелым дробовым снарядом, несоответствующим конструкции ружья (Нормальным является снаряд, весящий 1/100 веса ружья. - В.Е.М.). Увеличенный снаряд при нормальном заряде увеличивает давление в стволе и дает меньшую резкость. Длы удовлетворительной резкости требуется усиление порохового заряда, что опять увеличивает давление. Ннтропороха (малодымные и бездымные) при неоднообразном и неаккуратном заряжании, также дают резко повышенные давления. Бумажная гильза, будучи длиннее патронника (когда она закручена — входит в патронник), жесткие толстые пыжи и непомерно усиленный подсыпкой воспламенитель — тоже увеличивают давление. Применение медных гильз в ружье со стволами, изготовленными для бумажных, усиливает давление. Наконец, слишком глубокая закрутка бумажной гильзы тоже способствует увеличению давлений.

Если избегать всех упомянутых нежелательных явлений, даже недорогое ружье от стрельбы не скоро расшатается.

В. Е. Маркевич.
"Охотничья газета" №10 (34) 20 мая 1928 г.

979
490
489
0