Сразу после войны

Война подходила к концу, и перед нашей страной встал вопрос о производстве охотничьего оружия для удовлетворения внутреннего спроса. Решалась эта задача двумя путями. Во-первых, можно было наладить выпуск на заводах, производящих стрелковое оружие для армии. Во-вторых, можно было наладить производство на оккупированной территории Германии, где издавна производилось охотничье оружие. Предлагаемый материал посвящен обзору состояния оружейной промышленности в Германии после капитуляции и поставкам немецкого охотничьего оружия в СССР.

Для решения вопроса оснащения оружием наших охотников и спортсменов 18 февраля 1946 года по инициативе Наркомата Вооружения было созвано специальное совещание с привлечением Главного управления по делам охоты, Наркомата заготовок СССР, Госплана СССР, Военно-охотничьего общества, ОСОАВИАХИМ и других заинтересованных организаций. На этом совещании инженер-полковник А.С. Бутаков сделал подробный анализ производства охотничьего и спортивного оружия в Германии.

Во время войны вся отечественная оружейная промышленность была переведена на изготовление военных образцов оружия для удовлетворения потребностей армии. Пришло время подумать о восстановлении прекращенного в 1938 году производства охотничьего оружия, и встал вопрос о выборе подходящих моделей, для изготовления на наших заводах. Отечественные оружейники считали, что заграничные ружья, в частности немецкие, представляют значительный интерес не только по качеству исполнения, но и по конструкции, и были весьма заинтересованы в получении подробнейшей информации о производстве этого оружия. Кроме того, надеялись использовать готовые технологии, технологическую оснастку и чертежи. Поэтому при продвижении Красной Армии по территории Германии наши оружейники с большим нетерпением ждали того момента, когда будет занят район Зуля в Тюрингии, где расположены основные заводы, производящие охотничьи ружья.

Однако перед нами предстала довольно безотрадная картина. С момента прихода фашистов к власти на всех зульских заводах производство охотничьих ружей было, по существу, прекращено, и произошла огромная утечка в военную промышленность как конструкторских кадров, так и квалифицированных рабочих. На заводах развернулось производство военного оружия, а все, что касалось изготовления охотничьих ружей, было ликвидировано, включая техническую документацию. Небольшие заводы и отдельные кустари продолжали выпускать незначительное количество охотничьих ружей, главным образом штучных. Массовое производство в то время отсутствовало.

При оккупации этот район первое время находился под контролем американцев. На военных заводах работали до 70% иностранных рабочих, которые при уходе довольно сильно разорили производство, разбили всю ценную аппаратуру, которой были оснащены заводские лаборатории и производство, а также похитили все запасы готовых ружей. Одновременно разграбили хранившиеся фирмами собрания охотничьих ружей, которые накапливались в течение долгих лет. Были утеряны не только чертежи конструкций, оснастка, станки, но и истрачены почти все запасы материалов, которыми раньше эти заводы были хорошо обеспечены.

Изготовление охотничьих ружей отдельными производителями началось в конце периода пребывания там американцев. В частности фирма “Братья Меркель” (Gebruder Merkel) получила заказ на изготовление специального ружья для Эйзенхауэра. Но все это были единичные заказы.

До капитуляции в Германии охотились в заповедниках и на частных землях. После окончания войны частное владение землей было ликвидировано, а заповедники перестали охраняться, поэтому вся дичь стала свободно перемещаться по всей Германии. На автостраде можно было встретить кроме огромного количества зайцев также коз, оленей, лосей и других животных. Поэтому на них началась энергичная охота.

Первое время наши войска применяли на охоте боевое оружие. Однако в конце концов вышел приказ, запрещающий его для охоты, и началась погоня за охотничьими ружьями. Отдельные мелкие производители вновь стали выпускать ружья.

После создания Всеармейского военно-охотничьего общества и организации охотничьих кружков в войсковых частях спрос на охотничьи ружья возрос еще сильнее. Встал вопрос о необходимости восстановить производство охотничьих ружей, которое существовало в Германии в 1932-1934 годах. Восстановление происходило стихийно. Каждая фирма изготавливала тот образец, который был у нее в заделе, или тот, к которому ей было проще всего приступить. Поскольку почти полностью отсутствовала оснастка для производства, ружья изготавливали в значительной мере кустарно, то есть вручную, с применением минимального количества инструментов и приспособлений. А поскольку ружья шли нарасхват, то их качество было довольно низким, чему способствовала также недостаточная квалификация покупателей.

После поступления крупных постоянных заказов через Восьмую Гвардейскую армию, которая была размещена в этом районе, началось довольно стабильное изготовление охотничьих ружей. Например, на фирме “Зауэр и сын” (Sauer & Sohn) в месяц выпускали 50-80 штук.

Представители Наркомата Вооружения провели обследование предприятий, на которых можно было начать производство охотничьего оружия, в двух направлениях. С одной стороны, заводы изучали как хранителей технологии производства охотничьих ружей, а с другой — соблюдали заинтересованность нашей промышленности в получении возможно большего парка хороших станков. Как впоследствии выяснилось, заводы были оснащены, в основном, морально устаревшим и достаточно изношенным оборудованием.

Так, например, завод “Зауэр”, из-за того, что американцы сожгли ствольный цех и цех изготовления крупных деталей, остался с парком устаревших станков. Почти все они имели трансмиссионный привод и представляли собой модели образца 1900-1901 годов. Поэтому никакой ценности для нас, с точки зрения вывоза оборудования, эти заводы не представляли. Мелкие производители имели почти такой же парк станков. И только одна фирма “Густлов Верке” — бывшая “Зимсон и К°” (Simson & Со.) — имела хороший парк станков, поскольку развивалась в период 1934-1945 годов под специальным наблюдением немецкого правительства.

    Отечественные инженеры пришли к заключению, что немедленно демонтировать эти заводы и вывозить их оборудование не имеет смысла. Надо было возродить в Германии утерянное искусство изготовления охотничьих ружей. Следовало создать эти производства вновь, проверить всю оснастку вместе с квалифицированными германскими рабочими и тем самым подготовить пересадку к нам всей технологии уже в налаженном виде вместе с оборудованием, оснасткой и, может быть, частью специалистов.

28 декабря 1945 года приказом маршала Г.К. Жукова руководство работой на этих заводах и наблюдение за исполнением заказов было возложено на группу работников наркомата вооружения. Первым делом им пришлось заняться повышением качества немецких ружей. Первоначально качество послевоенных ружей было низким, несмотря на высокую репутацию этих фирм в прошлом, и наши приемщики начали выбраковывать выпускаемые ими ружья. В брак отправляли до 60 — 75% готовых ружей, причем с достаточно серьезными дефектами в отделке стволов и патронников, отладке спускового механизма, несоблюдении требований к зазорам в запирающих механизмах и т. д. Немцы были удивлены, что наши инженеры браковали их изделия, так как привыкли что у них`брали все, особенно если на ружье стоит клеймо марки стали “три кольца”.

В итоге к выполнению заказов на охотничьи ружья для оккупационных войск и поставок в нашу страну в счет репараций были привлечены такие фирмы, как “Зауэр”, “1уст-лов-Верке”, “Грайфельт” (Greifelt & Co.), “Эрнст Кернер” (Ernst Kerner & Co.), “Иммануил Мефферт” (Immanuel Meffert), “Вольф” (Wolf & Со), “Кригхофф” (Heinrich Krieghoff), “Братья Меркель”.

Одновременно с пуском производства на ведущих фирмах “Зауэр”, “Густлов-Верке”, “Братья Меркель” и “Кригхофф” к 15 апреля 1946 г. были созданы проектные группы из немецких специалистов для восстановления технической документации ружей и технологии их производства. Некоторые немецкие модели были взяты за основу при разработке послевоенных отечественных ружей с некоторыми изменениями и новыми обозначениями, поэтому следует остановиться на них подробнее.

Фирма “Зауэр” выпускала модель 8 с замками “Энсон-Дилей”, запиранием болтом Гринера и рамкой Перде, запирающим только спусковые крючки предохранителем и цевьем с потайной защелкой. Стволы изготовляли из крупповской стали. Ореховая ложа была пистолетной формы с боковой щекой. Модификация с индексом 8Е была снабжена эжекторным— механизмом. Эта же фирма восстановила производство своих моделей 15 и 16 с замками на боковых досках и стволами из стали Крупна марки “три кольца”. Модель 16 отличается от модели 15 богатой гравировкой. Модель 17 имеет усложненный замок с перехватывателями внутренних курков. Самая дорогая модель 18 представляла собой еще более усложненную модель 17 с чеканкой и рельефной гравировкой.

Завод фирмы “Густлов-Верке” развернулся на базе прежде существовавшего в Зуле завода фирмы “Зимсон”. По Версальскому миру это был единственный завод, которому было разрешено выпускать винтовки системы “Маузер” для рейхсвера. Кроме того, фирма “Зимсон” выпускала охотничьи и спортивные ружья, велосипеды, мотоциклы и детские коляски. Приход гитлеровцев к власти застал ее с оборудованием, не превышающим тысячу единиц. Владелец завода “Зимсон”, как не чистокровный ариец, был с завода устранен, а его производство национализировано. На заводе стали постепенно разворачивать производство стрелкового и зенитного вооружения, выпуск которого увеличился более чем в пять раз. Завод обзавелся конструкторским бюро, опытными цехами, исследовательским отделом и лабораториями, включая баллистическую, а также специальным полигоном и тирами для стрельбы. Объем исследовательских и конструкторских работ показывает, что на этот завод немцы делали большую ставку. По культуре производства этот завод резко отличался от других как почти сплошь новым оборудованием, так и технологическим процессом.

На этом заводе было восстановлено изготовление ружей по каталогам бывшей фирмы “Зимсон” под маркой “Астория”. Модели 35, 73,74, 76, а затем видоизмененные модели 74-Е и 74-D имели одну и ту же конструктивную схему: замки системы “Энсон-Дилей”, предохранитель, запирающий не только спусковые крючки, но и шептало. Система запирания стволов у всех моделей одинаковая, не оригинальная, существующая в охотничьем производстве давно. Модель 35 имеет сигнальные штифты, показывающие наличие патронов в патроннике, и самую дешевую гравировку. Модели 73 и 74 отличаются друг от друга и от модели 35 только гравировкой. Модель 76 выпускалась как более нарядная с боковыми декоративными досками.

Фирма “Братья Меркель” специализировалась на выпуске ружей с вертикальным расположением стволов. У модели 200 замки расположены на спусковой личинке и смонтированы отдельным узлом. Запирание осуществляется двойным болтом Керстена и нижней короткой планкой, входящей в вырез заднего крюка. Кроме того, имеется стопор, который удерживает верхний рычаг запирания в открытом положении. Фирма тогда выпускала всего по 30 штук ружей в месяц. Проверка деталей механизмов показывает, что каждая деталь прошла тщательную обработку. Эта фирма на свои ружья ставит орех, выбирая его по плотности, цвету и рисунку.

Модели 200 и 200Е (буква Е означает наличие эжектора) отличаются главным образом внешним оформлением. У фирмы получил большое развитие особый вид гравировки — рельефной и глубокой, по существу это скульптура на металле. Наши граверы, посланные тогда в Зуль, обучались всем тонкостям такого граверного искусства. Модель ружья 203Е имеет легко снимающиеся очень надежные замки на боковых досках системы “Голланд-Голланд” с прекрасной выделкой. Эти ружья украшались рельефной или богатой английской гравировкой.

Фирма “Грайфельт” приступила к работе не сразу, так как была предназначена к демонтажу. Наряду с хорошими ружьями она одновременно делала принадлежности к ним и вкладные малокалиберные нарезные стволики, превращающие дробовое ружье в комбинированное. Такое ружье снабжается откидным целиком. Бой вкладных стволиков достаточно хорош, и поэтому такие ружья берут с большой охотой. Фирма “Иммануил Мефферт” помимо обычных выпускала также ружья с деталями из дюралюминия.

Общее количество намеченных к выпуску всеми этими заводами ружей было небольшим. Фирма “Зауэр” взяла обязательство поставить в 1946 году по репарациям всего 8000 ружей, доведя месячный выпуск до 1500 — столько же, сколько выпускалось до 1935 года. Фирма “Зимсон” (“Густлов Верке”) взяла обязательство поставить 13500 ружей с переходом на выпуск 2000 штук в октябре и 2300 — в декабре. Фирма “Братья Меркель” должна была в декабре выпустить 90 ружей, а за год — 700 штук.

Небольшие кустарные мастерские, выпускающие единичные экземпляры, но вкладывающие в ружье большое мастерство, взяли обязательства на меньшие количества — от б до 30 штук в месяц. Они зависели от крупных фирм, таких как “Зауэр” и “Густлов Верке”, получая от них механически обработанные детали, которые в дальнейшем отделывали и подгоняли вручную.

Михаил Блюм
"Новый оружейный журнал Магнум"

1049
526
523
0