Об убойном действии снаряда

Теперь необходимо остановиться на таком основополагающем понятии, как убойное действие снаряда. Убойное действие  –  воздействие пули, картечи, дроби на дичь, приводящее к ее смерти или ранению. Следует отметить, что нанесение смертельной раны не всегда совпадает с высоким останавливающим действием снаряда. Когда обсуждаются вопросы об убойной силе и останавливающем действии, то непременно находится чeловек, который начинает доказывать, что все это чепуха, потому что сам он (или его друг) убил лося (или медведя) из карабина калибра 5,6 мм.

Такое (или еще более удивительное) иногда случается. Так, русский художник и писатель ХIX в. Н.Н. Каразин однажды убил тигра дробью; неоднократно убивали в России дробью медведя; индийский охотник-натуралист К.Сингх дважды убивал тигров из винтовки калибра 5,6 мм; в Африкс в начале нашего столетия не раз добывали слонов из оружия калибра 6,5 мм; лося и медведя иногда действительно убивают из «мелкашек». Все это хорошо известно. Но известно также, что на один такой случай приходится тысячи других, когда животные, раненные из несоответствующего оружия, уходят и погибают; сотни случаев, когда охотники оказываются при этом убитыми или изувеченными.

Каждый вид дичи необходимо отстреливать из того оружия и тем патроном, которые требуются для данной охоты. Вот почему так важно иметь правильные представления об убойной силе и останавливающем действии. Говоря об убойной силе пули, С.А. Бутурлин писал, что пуля «должна убивать дичь, и притом быстро, на месте, а не мучить и ранить...». Первым признаком достаточной убойности является нанесение смертельной раны при попадании снаряда в туловище зверя. Второй признак  –  достаточное останавливающее действие.

На убойность пули влияют калибр, форма, масса, скорость полета снаряда у цели, тип пули, т.е. является ли она мягкой (свинцовой), оболочечной или полуоболочечной. Убойность пули повышается, если она экспансивная. Поражающее действие пули определяется несколькими факторами, но вовсе не одной энергией снаряда, как многие ошибочно полагают.

Убойное действие дробового (картечного) снаряда зависит от размера дроби (картечи), количества дробин (картечин), попавших в дичь, скорости их полета при встрече с целью.

Для охотников практически важнее второй признак убойного действия снаряда  –  его останавливающее действие: необходимо, чтобы попадание пули влекло «за собой смерть весьма быстро, почти немеленно, или же... чтобы снаряд наносил зверю удар, лишающий его свободы движений или ошеломляющий его настолько, чтобы можно было нанести ему второй удар...». Если пуля имеет хорошее останавливающее действие, то «зверь падает на месте и дает себя дострелить даже при плохом попадании, совсем не по месту».

Как показывает многолетнее знакомство  –  личное и путем переписки  –  с большим числом охотников, разница между понятиями «поражающее действие снаряда» и «останавливающее действие снаряда» усваивается плохо или вообще не воспринимается. Между тем это, повторяем, вопрос огромной важности. Чтобы различие между названными понятиями стало совершенно ясным, приведем свидетельства опытных охотников, относящиеся к различным районам земного шара.

Знаменитый охотник на тигров Дж. Корбетт стрелял этих хищников в Индии из разного оружия. В 1929 г. он охотился на тигров с винтовкой Ригби 275-го калибра (7 мм). Одного тигра убил наповал, другой ушел раненым. Еще в одного тигра Корбетт стрелял четыре раза, все пули попали в цель, но только после четвертого выстрела зверь упал. Совсем иначе сработал экспресс 580-го калибра (12,7 мм): раненая тигрица прыгнула на охотника, но экспрессная пуля, попав в зверя с двух метров, положила его на месте.

В 1911 - 1912 гг. русский архитектор и охотник В.В. Городецкий совершил сафари по Кении. Опытный охотник на кругпного зверя, он применял нарезное оружие разных систем и калибров, от экспресса 450-го калибра (11,43 мм) до самозарядной винтовки 22-го калибра (5,6 мм). В своей книге Городецкий приводит интересные сведения об убойном действии снаряда, о его останавливающем эффекте.

Один английский охотник пишет, он стрелял по льву из экспресса калибра 320 (8,1 мм). «Пуля, проломив челюсти, утеряла силу и не смогла произвести требуемого эффекта в сильном организме животного». Грей погиб в когтях льва. «Не подлежит никакому сомнению, что по тому же методу посаженная пуля кордитного заряда 450-го калибра уложила бы льва наповал».

В 1930-е гг. в Африке на крупного зверя охотился великий американский писатель и замечательный охотник Э. Хемингуэй. Многие, конечно, знают его рассказ «Недолгое счастье Фрэнсиса Макомбера», в котором с документальной точностью описана охота на львов. Герой стрелял зверя из магазинного карабина под патрон 30-ЗО (7,62 мм), попадал ему раз за разом в сердце, легкие... Когда охотники стали подходить к кустам, куда за6ился раненый зверь, лев стремительно кинулся на стрелка, и тот непременно бы погиб, если бы сопровождавший его профессиональный белый охотник не выстрелил в льва из карабина 500-го калибра (12,7 мм), пуля которого, обладающая огромным останавливающим действием, положила зверя на месте.

Индийский охотовед К.Сингх описывает случай, когда тигр, получив пулю в сердце почти в упор, прыгнул на слона, убил сидящего там охотника и тут же испустил дух сам. На все это ушло ровно 30 секунд. Из какого оружия был сделан выстрел, автор не сообщает, но ясно одно: пуля нанесла смертельное поражение, но ее останавливающая сила оказалась недостаточной, и охотник погиб.

А вот примеры совсем из другого региона. Группа русских охотников  –  дело было перед первой мировой войной в Уссурийском крае  –  стреляла по тигруn В зверя попало 8 пуль: одна в шею, три  –  в грудь, две  –  в живот, одна  –  в ногу, одна  –  в голову. «Сердце, печень и легкие были совершенно разорваны оболочками пуль. И несмотря на это, зверь поднялся на задние лапы, пытался продолжать атаку, но упал». Ну, а если бы стрелял один охотник? Он бы погиб. В этом случае оружие указано: винтовка С.И. Мосина, калибр 7,62 мм; стреляли боевыми патронами, у которых часть оболочки была спилена, так что пули превратились в полуоболочечные, экспансивные.

Иначе действует снаряд при достаточной останавливающей силе. Стрельбу вели из штуцера-экспресса Веблея калибра 500 (12,7 мм), порох  –  дымный, масса экспансивной пули 21,5 г. При попадании по месту медведи и кабаны 6ыли биты наповал, но даже когда попадали не по месту, то «кабаны, которым пули попадали по кишкам, садились на месте и были в состоянии лишь ворочать головой, но ни один не сделал ни одного шага» .

Но, естественно, вопрос об останавливающем действии пуль волнует не только тех, кто охотится с нарезным оружием на львов и тигров, но и охотников, стреляющих из гладкостволок медведей и кабанов в России. Действие пуль, выпущенных из гладкоствольных ружей 12-го и 16-го калибров недостаточно, не всегда удается положить зверя на месте даже при попадании в сердце. Вот один из типичнейших случаев.

Биолог-охотовед, опытный охотник, писатель, автор книг «Дикий урмано» (М., 1986) и «Мой знакомый медведь» (М., 1980) А.А. Севастьянов много раз участвовал в облавных охотах на кабана. Однажды он стрелял в зверя с расстояния в три метра под лопатку из Зауэра 16-гм калибра пулей Бреннеке. Кабан даже не вздрогнул. Выстрелил из левого ствола, зверь упал на колени, затем встал, развернулся в сторону стрелка и пошел на него. Севастьянов пытался оттолкнуть зверя прикладом, но кабан выбил ружье из рук и продолжал напирать. Охотник попятился, упал на спину и оказался под кабаном. Севастьянову удалось выбраться из-под смертельно раненого зверя, схватить ружье, зарядить его и добить кабана. Оказалось, первая пуля попала в сердце, нанесла зверю смертельное поражение, но не положила его на месте. Охотник неминуемо бы погиб, если бы вторым выстрелом не перебил кабану нижнюю челюсть и не лишил тем самым зверя его грозного оружия.

Мощное останавливающее действие необходимо не только при охоте на львов и тигров, медведей и кабанов: оно столь же необходимо и при охоте на уток и зайцев, чтобы раненые животные не уходили и не пропадали. Только при применении патронов с необходимым останавливающим действием можно ставить вопрос о получении от диких животных мяса высокого качеетва,

Доказано, что останавливающее действие любого патрона калибра 7,62 мм недостаточно для стрельбы крупного зверя, несмотря на то, что пули, выпущенные из оружия данного калибра, наносят смертельные раны, т. е. убойность любого патрона калибра 7,62 мм по крупному зверю недостаточна. Какие же факторы позволяют сделать такой вывод?

Уже давно русские охотники опытным путем установили действие трехлинейной пули на различных животных. В разное время они имели в своем распоряжении различные патроны: образца 1891 г. с пулей массой 13,88 г., начальной скоростью V0 610 м/с, дульной энергией 263,5 кгс-м; образца 1908 г. с пулей массой 9,6 г, начальной скоростью 860 м/с, дульной энергией 362 кгс-м; образца 1930 г. с пулей массой 11,7 г, начальной скоростью 800 м/с, дульной энергией 382 кгс-м. Кроме этих боевых патронов, охотники получали и получают охотничий патрон для охотничьего карабина, переделанного из трехлинейной винтовки (масса пули  –  13 г, V0=771 м/с, Е0=394 кгс-м). У пуль боевых патронов спиливали часть оболочки так, что они превращались в полуоболочечные, экспансивные. Эти пули практически не отличались от современных охотничьих пуль 7,62х51.

При охоте в центре и на севере России экспансивная трехлинейная пуля оказалась недостаточно убойной по лосю и медведю. Совсем непригодной она оказалась для охоты на берлоге из-за низкого останавливающего действия. Это стало ясно для наших зверовых охотников уже к началу ХХ в., о чем писали М.В. Андреевский, С.А. Бутурлин, А.А. Ширинский-Шихматов и др. Так, еще в 1900 г. С. А. Бутурлин отмечал: «С одной из самых тяжелых и сильных пуль этого калибра (нашей трехлинейной винтовки) я еще в 1895 г. произвел ряд опытов, главным образом на своих лосиных охотах испытывал и сердечника, но результаты значительно уступали по убойности даже боевой пуле берданки».

Широкое применение винтовки С.И. Мосина в Уссурийском крае показало нестабильность действия пули 7,62 мм по крупному зверю. Многочисленные свидетельства говорят о том, что эта пуля то убивала крупное животное на месте, а то зверь, получивший одну или даже несколько смертельных ран, уходил на 300  –  500 м и только тогда падал. Иногда же он совсем уходил и пропадал. Это было проверено на кабанах, изюбрах, медведях, тиграх.

На Кавказе применение того же оружия с теми же пулями показало, что оно хорошо работает по горным козлам и баранам, удовлетворительно  –  по оленям, кабанам и небольшим медведям. Однако, по мнению некоторых охотников, даже на этих охотах трехлинейка оказалась далеко не идеальным оружием. Известный исследователь Кавказа Н.Я.Динник писал: "Из трехлинейки я только один раз убил медведя так, что он не сделал ни одного шага, грохнувшись мертвый в момент выстрела... Когда я начал охотиться с трехлинейной винтовкой на серн, то так же заметил, что по убойности она уступает экспрессам".

В Туркестане при стрельбе тигров в тугаях, часто  –  в упор, трехлинейка оказалась совершенно неподходящим оружием, в результате чего охотники нередко погибали, многие оказывались искалеченными. Частые несчастные случаи объясняются малым останавливающим действием трехлинейной пули: по свидетельству охотников, в тугаях даже обычная гладкоствольная двустволка была более надежным оружием.

Эти и многие другие факторы были тщательно проанализированы отечественными специалистами, которые сделали вывод о том, что трехлинейная экспансивная пуля (7,62 мм) отлично работает только по среднему зверю на дальних дистанциях. Более того, выяснилось, что останавливающее действие из винтовки Бердан-2 выше, чем из трехлинейной, хотя дульная энергия бердановской пули (при начальной скорости 442 м/с) составляет всего 239 кгс-м. Зато у бердановской пули калибр 10,67 мм, большая масса, площадь поперечного сечения около 102 мм2 по сравнению с 49 мм2 у трехлинейной пули.

Эти отличия в действии оружия трех- и четырехлинейного калибров хорошо знали старые русские охотники. Очень четко пишет один из опытнейших наших зверовых охотников, биолог-охотовед В.П. Сысоев. Рассказывая об охоте на зверя в Хабаровском крае, он говорит: Чаще всего пользуются карабином драгунским пятизарядным (калибр 7,62). Охотники особенно высоко ценят эту винтовку за ее безотказность, прочность, прекрасную убойную силу и настильность огня. И далее: "Еще и сейчас на промысле можно встретить бердану... под черный дымный порох. Разносторонность, легкость перезарядки, нетребовательность к уходу, а главное  –  страшная останавливающая сила создали заслуженную славу русской берданке". Автор, говоря о трехлинейке, подразумевает под убойной силой способность этой винтовки наносить смертельное поражение.

По материалам эхоконференции RU.WEAPON сети FidoNet

919
465
454
0