Порча ружья при стрельбе

При стрельбе ружье, конечно, изнашивается, как и всякая машина при выполнении своей работы. Но если стрельба производится правильно, то происходящий вследствие нее износ невелик.

Правда, при выстреле пороховые газы развивают очень высокую температуру и производят очень сильное давление на стволы и затвор, но зато самый выстрел продолжается чрезвычайно короткое время. При правильном, незатяжном выстреле от надавливания пальцем на спуск до вылета дроби из дула протекает, смотря по пистону, пороху и другим обстоятельствам, от 14 до 15 тысячных доли секунды. Значит, если брать только длительность самих выстрелов, не считая времени, идущего на перезаряжание, прицеливание и т. п., то требуется громадное число выстрелов, от 70 тыс. до 257 тыс., чтобы составить всего только один час работы.

Понятно, что и в такие короткие мгновения легко можно, при неумении или невнимательности, разорвать или иначе испортить ружье. И прежде всего не надо стрелять одними пистонами. Продукты взрыва ударного состава очень вредно действуют на сталь и чрезвычайно трудно удаляются даже при многократных чистках, хотя на глаз и кажется, что металл чист, как зеркало. Если уже есть желание попробовать, как ружье разбивает пистоны, то гораздо правильнее делать это при холостых зарядах черного пороха. Нагар последнего довольно хорошо обезвреживает продукты взрыва пистона, будучи щелочным.

Закрывание и открывание обыкновенного патронного ружья при туго входящих патронах, например, разбухших от сырости папковых или раздутых или слишком загрязненных латунных, ложится чрезвычайно вредным усилием на опорный крюк и шарнирный {осевой) болт ружья и способствует быстрому расшатыванию. Такими патронами отнюдь не следует пользоваться, да их и не должно быть при правильном снаряжении. Приходилось иногда видеть даже старых охотников, которые прибегали к стрельбе из обоих стволов двустволки сразу, засунув на спуски два пальца. Обычно они делали это на медвежьих охотах. Но ружье на такую стрельбу вовсе не рассчитано, и двойная отдача и сильнейшее сотрясение такого выстрела (хотя бы фактически произведенного не буквально в один момент, но с промежутком, не заметным для слуха), разумеется, вредны для прочности ружья. Пользы же от подобной стрельбы нет: гораздо разумнее именно придерживать второй выстрел в запасе на крайний случай; терять его, не видя, каков был результат первого выстрела, есть просто признак трусости, затемняющей сознание.

Стрелять не с плеча, но опирая затылок приклада в какую-нибудь твердую, неподвижную опору (стена, пень и т. п.), также не следует. Это не только увеличивает напряжение затвора, вопреки мнению некоторых инженеров, но и подвергает дерево ложи опасным напряжениям.

960
525
435
0