Что может произойти с породой западно-сибирская лайка?

Заводские породы охотничьих лаек целенаправленно стали создаваться кинологами и кинологической общественностью с 1947 года, после принятия Всероссийским кинологическим совещанием принципа географической классификации, вместо этнографической. Формирование пород по этой классификации было намечено проводить за счет слияния местных, близких отродий лаек в пределах определенных географических зон.

В 1949 году был утвержден временный стандарт на четыре породы охотничьих лаек - карело-финскую, русско-европейскую, западносибирскую и восточносибирскую, который в 1952 году был подтвержден Кинологическим советом Главного управления охотничьего хозяйства на первые три породы и оставлен временным для восточносибирской лайки. В 1954 году эта классификация охотничьих лаек была вновь одобрена Всесоюзным кинологическим совещанием. Таким образом, стандарты лаек были не один раз рассмотрены и подтверждены весьма компетентными и уважаемыми кинологами. В то время заводские породы охотничьих лаек, находящиеся на грани исчезновения в связи с интенсивным освоением северных регионов России, с целью сохранения ценных охотничьих качеств, выработанных тысячелетиями у аборигенных групп.

Охотничья порода западносибирской лайки создавалась для Среднего и Северного Урала и северной лесной части Западной Сибири, как принято считать, на базе местных охотничьих лаек древнего происхождения - в основном хантыйской (остяцкой) и мансийской (вогульской), а так же частично и других, соприкасающихся охотничьих отродий. Эти отродья, находясь в более-менее одинаковых условиях по жизнеобеспечению и требованиям, предъявляемым к ним, имели много общих черт. Это были легкие, среднего и ниже среднего роста, с быстрой ответной реакцией и великолепной ловкостью, хорошо "одетые", со звонкими голосами собаки, которые прекрасно ориентировались на местности и отличались жизнестойкостью в суровых условиях, при высокой и быстрой усвояемости кормов. Без этих качеств трудно себе представить лайку тех мест.

Средний рост для охотничьей лайки, для угодий с почти повсеместным мшистым покровом и с почти сплошной заболоченной местностью, оказывался наиболее выгодным для передвижения при преследовании диких животных в такой местности. Он позволял собаке оставаться легкой, ловкой и достаточно сильной и быстрой в наиболее продуктивный период для промысла (первая половина сезона охоты), а хорошая защищенность пальцев лап "щеткой" увеличивала площадь опоры, не говоря уже о защите от механических повреждений. Несмотря на возможный более длительный период применения крупных собак зимой, последние, в целом, значительно проигрывали в продуктивности собакам со средним ростом за счет худшей проходимости крупных собак в мшистой и болотистой местности.

Рост охотничьих собак тех мест ограничивался и возможностями прокорма и выживания их в экстремальных условиях. Народности лесной зоны севера, занимаясь только охотой, рыбной ловлей и частично оленеводством, которое в основном служило тоже охоте, в общей массе никогда не жили богато, и их собаки большую часть времени в году находились на очень скромной диете, в основном на отбросах, пополняя их "подножными кормами". Отсюда лайки подвергались очень жесткому, как искусственному отбору - на пригодность к охоте, так и естественному - на жизнестойкость в суровых условиях. Особенно жесткий естественный отбор происходил в годы неурожаев на промысловые виды, а также мышевидных грызунов, за счет которых лайки пополняли свою весьма скромную диету. В такие годы, в первую очередь, гибли крупные собаки.

Впервые рост мансийской и хантыйской лаек от холки приводится в официальном стандарте 1939 года, который подтверждает, что эти отродья лаек относились к ниже средним и средним собакам. По этому стандарту конкретный рост в холке у кобелей мансийских лаек составлял от 50 см. при средних значениях 52-57 см., а у сук - от 48 см. при тех же значениях 50-55 см. Соответственно, для хантыйской лайки нижний предел роста в холке составлял для кобелей - 50 см., сук - 48 см., при среднем росте кобелей 54-60 см., а сук 52-56 см.

А.А.Ширинский-Шихматов (1896 г.), М.Дмитриева-Сулима (1911 г.) и другие исследователи вогульских и остяцких лаек относили их к средним собакам по росту, но указывали их средний рост в пределах крупных собак, не поясняя, от какой верхней точки ими измерялся рост. По-видимому, величины роста этих лайковедов и вошли в первый стандарт 1925 года, где приводится средний рост для обеих половых групп вогульской лайки 60-63 см. и хантыйской 63-64 см., т.е. они имели идентичные показатели. Однако, можно с уверенностью сказать, что эти величины не относятся к росту собак в холке. Возможно, это была величина от какой-то точки головы до земли?

Для объективности следует указать и на опубликованные данные Ф.Ф.Крестниковым (1932 г.), которые не укладываются ни в какие понятия и трудно объяснимы. Он приводит рост в холке для собак вогульского типа 60-64 см. и остяцкого 62-66 см. Здесь, видимо, произошла какая-то ошибка, возможно, из-за измерения метизного поголовья не только с охотничьими лайками, но и с ездовыми и крупными оленегонными собаками. Не исключена возможность и обобщения измерений с так называемой "уральской лайкой", широко распространенной еще в те времена у золотопромышленников. Это была крупная, с грубой головой, сильная собака, которая, в основном, использовалась для охраны предпринимателей, а также как подсобная тягловая сила и отдельные экземпляры частично и для промысла крупного зверя и соболя. В начале пятидесятых годов двадцатого века, при сплошном обследовании, мной было осмотрено у промыслового населения в бассейне реки Оби, в пределах Ханты-Мансийского округа, более двух с половиной тысяч охотничьих собак, среди которых я не встретил таких "телят". В пятидесятые годы только на Урале встречались рослые собаки, потомки и помеси "уральской" лайки, которых трудно было спутать с вогульской или хантыйскими лайками.

Не вдаваясь в подробности породообразования, для дальнейшего ведения породы следует иметь в виду, что задолго до формирования заводских пород лаек, еще в прошлом веке, началась метизация и засорение местного поголовья охотничьих лаек, которая с освоением северных окраин России усиливалась и к середине столетия стала повсеместной. На метизацию и засорение местных отродий охотничьих лаек еще указывали А.А.Ширинский-Шихматов (1896 г.), М.Дмитриева-Сулима (1911 г.), В.И.Белоусов (1911 г.) и другие. Метизация происходила не только между охотничьими породами, но и с ездовыми, оленегонными и разными завезенными собаками.

Весьма интересные конкретные данные приводят в своей брошюре И.И.Вахрушев и М.Г.Волков (1945 г.). Согласно этих данных, при сплошном обследовании собак в промысловых поселениях рек Сосьвы, Оби и Тавды в 1929 и 1930 г.г., организованных Уралохотсоюзом, с охватом 3032 собаки (лайки?) на 100 осмотренных пришлось только 8 породных лаек. Более поздние обследования в 1937 году И.А.Гуляевым в Ивдельском районе Свердловской области, М.Г.Волковым в Березовском районе Ханты-Мансийского национального округа и в 1938 году Э.И.Шерешевским в Назымском национальном совете Ханты-Мансийского национального округа, дали лучшие результаты. Здесь, по объединенным данным, было осмотрено 605 собак, из которых на 100 осмотренных пришлось 22 породные лайки. Такое значительное увеличение породности местного поголовья охотничьих собак авторы объясняют рядом проведенных мероприятий государственными органами и общественными организациями (организацией питомников, проведением выставок и выводок, выпуском плакатов, брошюр, посвященных лайкам и т.д.), а также повышением культурного и материального уровня промыслового населения.

Согласно приведенных данных, мы можем констатировать, что при формировании породы западносибирской лайки не во всех случаях использовался чистокровный племенной материал, в связи с невозможностью определения чистокровности только по внешнему виду, тем более, при такой засоренности. Усугубляло и то, что оленегонные лайки и ездовые собаки обладают в той или иной мере охотничьими качествами и некоторой схожестью по внешнему виду.

Необходимо учитывать и то, что к моменту формирования заводских пород в отдельных кинологических центрах образовались очаги лаек из неплановых и случайных собак, завезенных любителями. Эти очаги в дальнейшем оказывали немаловажную роль на формирование западносибирской лайки. Особенно следует отметить московскую группу лаек, которая, как справедливо указывает кандидат биологических наук И.И.Шурупов ("Западносибирские лайки: московская группа", журнал "Охота и охотничье хозяйство" №8, М, 1993 г.), сыграла не последнюю роль в становлении породы западносибирской лайки. Происхождение московской группы западносибирских лаек им было тщательно прослежено, в результате чего было выявлено, что в формировании этой группы участвовали не только мансийские и хантыйские лайки, но и другие аборигенные отродья, а также оленегонные собаки и даже лайкоиды. Нет никакой уверенности, что при формировании очагов западносибирской лайки в других городах дело обстояло лучше. До сих пор находятся деятели, вывозящие "аборигенов" с севера только по внешнему виду и приливающие эти крови к заводским породам, не понимая, что этим они только засоряют породу.

Таким образом, можно с определенностью сказать, что многие представители западносибирских лаек несут в себе в той или иной степени крови оленегонных, ездовых лаек и "уральской" лайки, а отдельные, возможно, и "шавок". Среди оленегонных лаек имелись линии, характеризующиеся крупным ростом. Еще до настоящего времени при сведении отдельных линий появляются длинношерстные щенки.

Заводская порода западносибирской лайки, унаследовав высокие рабочие качества и разносторонность в работе, при высокой пластичности к разным условиям существования, быстро завоевала признательность среди охотников-любителей и промысловиков. В результате этого она в короткий срок широко распространилась по лесной зоне России и ближайшего зарубежья, заняв в десятки раз большую территорию, против занимаемой ее производными отродьями лаек.

В новых условиях, отличающихся от прежних угодий охоты, появились и новые, не свойственные объекты охоты. Угодья с мшистым, заболоченным покровом почвы в большей части заменяются твердым грунтом, а мшистые болота - болотами с преобладанием травянистой растительности, часто с густыми зарослями в них тростника, камыша. В этих новых условиях средний рост уже не стал выполнять той существенной роли, которую он выполнял в прежних условиях, т.е. в новых местах обитания западносибирской лайки не стало заслона, ограничивающего ее рост. Этим и была нарушена прежняя довольно устойчивая и эффективная система отбора охотничьих лаек при наличии в их генофонде генов от других пород, имеющих крупный рост. Кроме того, ввиду достаточно высокой численности кабана в южных и центральных областях России, последний выходит чуть ли не на первое место как объект любительской охоты, для охоты на которого желательна крупная сильная собака, способная ломиться через густые заросли тростника и камыша и задерживать кабана силой. Отсюда стали отдавать предпочтение крупным лайкам. Не последнюю роль сыграла и мода, когда стало престижно иметь рослую защитницу владельца и членов его семьи. При подавляющей площади новых угодий, занятых западносибирской лайкой, в конце концов, в породе накопилось значительное количество рослых особей, в результате чего был пересмотрен стандарт по росту, который и был изменен в сторону увеличения. Рост кобелей в холке, вместо пределов в 52-60 см., приняли считать нормальным в 55-62 см., сук вместо 50-58 см. в 51-58 см.. Этим изменением роста в сторону его увеличения, практически были выбракованы все лайки, относящиеся к ниже среднему росту, за счет повышения нижнего предела роста у кобелей на 3 см., сук - 1 см.

В свое время при составлении стандарта на западносибирскую лайку так же был поднят нижний предел роста против ее основных производных отродий. Фактически рост кобелей увеличился на 4 см., а сук на 2 см. в ныне действующем стандарте, так как пороком стали считать отклонение в росте более чем на 2 см. от указанного в холке. Все это позволило экспертам-поклонникам крупных собак присваивать отличные оценки за экстерьер сукам в 60 см., кобелям в 64 см. и несколько более, ссылаясь на пропорциональность сложения, и ставить их на первые места в рингах. Типичные же лайки, лучшего экстерьера, но меньшего роста (в пределах стандарта), оказывались на последних местах.

Увеличение роста в стандарте и преклонение перед рослыми лайками, в конце концов, привело к тому, что западносибирская лайка стала утрачивать ценные охотничьи качества, унаследованные от основных исходных форм. Прежде всего, с увеличением роста лайка стала терять прежнюю ловкость и неуемную страсть к охоте и такое ценное качество, как высокую усвояемость пищи. Многие крупные лайки стали обыкновенными прожорливыми собаками. Растет число лаек с коротким поиском, плохой верховой слежкой, слабо- и редкоголосых. Часть из них становятся злобными к человеку. Замечено, что большинство крупных лаек работают по одному или двум видам, чаще по копытным, в основном по кабану.

Следует отметить, что на выставках и выводках резко сократилось число блестких представителей породы. Редкостью становится и резкокосой разрез век.

Постепенную деградацию у современной московской группы западно-сибирских лаек отмечает и И.И.Шурупов, в вышеупомянутой статье который, правда, указывает, что основной причиной деградации этой группы явилась сильная заинбридированность и просчеты при подборе пар. Мы же приходим к выводу, что основной причиной деградации породы западносибирской лайки явился бессознательный отбор крупных оленегонных собак и "уральскую лайку" с приглушенными охотничьими инстинктами, а все другие причины являются второстепенными и чаще локальными.

Нет спора, что для охоты на кабана и охот в зарослях тростника, камыша нужна крупная, сильная собака. Однако, нет никакой необходимости ради этого губить прекрасную породу, гордость Российских кинологов, созданную для определенных зон. Для той же охоты на кабана и охот в зарослях тростника и камыша на водоплавающую дичь, пожалуй, еще в лучшей мере подойдет дратхаар. Нужно подбирать собак той или иной породы для определенных мест и объектов охоты, а не стараться переделывать стандарты для тех или иных мест.

Если подойти объективно, то всем будет ясна необходимость сейчас обратить особое внимание на породу западносибирской лайки и признать, что увеличение ее роста по стандарту, без учета особых качеств ее исходных отродий и наличия в ее генофонде кровей других собак, имеющих какие-то наклонности к охоте, было ошибочно.

В настоящий момент необходимо обратить особое внимание не только на ограничение роста западносибирской лайки, с возвратом его к исходным формам, но и таких характерных и ценных признаков для охотничьей лайки, как разносторонность в работе с уклоном по пушному зверьку, ловкость, хорошую ее ориентацию на местности, доброжелательность к человеку, наличия волосяной "щетки" на лапах, звонкого и доносчивого голоса, высокой усвояемости кормов, на что мы практически не обращали внимания. Если мы учтем современное состояние породы и не организуем жесткий отбор, то в скором времени мы можем потерять в породе ценные охотничьи качества ее производных, превратив ее в травильную собаку.

Член президиума Российской Федерации охотничьего собаководства, эксперт-кинолог Всесоюзной категории Н.Б. Полузадов
25.08.1995

1007
518
489
0