Охота осенью

По мере приближения осени охота на вальдшнепов становится всё более и более интересной и добычливой. В сентябре вальдшнеп перебирается в ольховые заросли к кустам и речонкам. Вечерами в это время можно встретить его в непосредственной близости к человеческой оседлости, как например, в садах и огородах, а на юге и в камышах и кукурузе — словом, в тех местах, где встретить его лётом можно было только случайно и весьма редко.

Самая интересная охота на вальдшнепа с легавой начинается именно в то время, когда проходит высыпка местного вальдшнепа, и становится эта охота особенно успешной в смысле добычливости тогда, когда в конце сентября появятся высыпки пролётной птицы, которая размещается там же, где местная, т. е. в мелколесье, по опушкам рощ, возле зеленей на порубках, особенно покрытых ежевичником, по заросшим кустами оврагам, в орешнике, в садах, на запущенных и зарастающих леском полосах крестьянской пашни, у ручьёв и речек с береговой порослью и пр.

Осенние высыпки пролётного вальдшнепа связаны всецело с состоянием погоды. Если на смену тихой и относительно тёплой погоды внезапный северный или северо-восточный ветер дохнёт мертвящим холодом и скуёт землю морозом или выпадает снег, то вальдшнеп значительной массой также внезапно и спешно тронется к югу, и тогда на промежуточных пространствах между местами гнездовий и местами зимовок станут скопляться многочисленные высыпки этой птицы, широко размещаясь в подходящих угодьях. Но в такие годы, когда осенью стоит ровная, тёплая, хорошая погода в течение долгого времени и резких перемен в ней не бывает, вальдшнеп один за одним со значительными промежутками времени покидает те места, где провёл на севере лето, и отходит к югу постепенно. В такие годы крупных высыпок вальдшнепа не наблюдается, и птица эта проходит на юг совсем незаметно, как это было осенью 1921 года, по наблюдениям охотников Московской области, где вальдшнеп указанной осенью почти не оседал.

Малочисленные высыпки задерживаются на местах на более долгий срок, чем многочисленные. Объясняется это тем, что последние являются следствием резких перемен погоды на севере и уходят от надвигающейся непогоды более энергично на юг, а первые направляются туда помимо особых побудительных причин и потому не спешат и дольше задерживаются на местах остановки.

Хорошо отъевшийся и зажиревший осенний вальдшнеп поднимается на крыло очень лениво, летит ровно и относительно медленно, хорошо выдерживает стойку собаки, перемещается недалеко и, даже переместившись, подпускает хорошо собаку с охотником.

Поэтому редкий охотник упустит случай пострелять вальдшнепов из-под легавой, когда тем или иным способом обнаружит их осенние высыпки.

Проходить нужно с легавой по опушкам мелколесья, по заросшим оврагам, и всюду, где, как указано выше, держится в это время интересующая нас птица. Если охотятся вдвоём, то узкие лесные заросли (например, часть рощи, вдавшуюся клином в поле, заросший лесом овраг или полосу запущенного под заросли поля) следует охотникам охватывать с двух сторон, запустив собак в древесные или кустарниковые насаждения.

Идя с обеих сторон этих насаждений, тот или другой охотник будет стрелять непременно, так как стронутый собакой в гуще вальдшнеп не может не вырваться на тот или иной край, под выстрел того или другого идущего краем охотника. Вальдшнепа, который не упал от выстрела, а куда-нибудь переместился, следует обязательно отыскать, так как, отлетев иногда и на значительное расстояние, он нередко оказывается мёртвым, не говоря уже о том, что после промаха собака снова может сработать его и подать под выстрел.

Нужно заметить, что осенний вальдшнеп, опустившись с лёту на землю, почти не бегает и не оставляет набродов, почему охотиться на него можно с успехом в течение целого дня; утреннее и вечернее поле не дают преимуществ на этих охотах, а хождение в полдень не утомляет.

Некоторые авторы, следуя примеру С.Т. Аксакова, отводят место охоте в капель чуть ли не как особому способу. Никакого особого способа нет. Это обычная охота с легавой, но в угодьях, отличающихся от тех, где мы привыкли обыкновенно встречать вальдшнепов. Дело в том, что осенью, особенно во второй её половине, бывают дни, когда дождь моросит иногда целый день, как из мельчайшего сита, и, оседая на листьях и ветвях кустов и деревьев, образует там крупные капли, которые стекают на землю и беспокоят своим падением таящихся на ней под покровом лесных насаждений птицу и зверя. Это неперестающее иногда в течение многих часов падение тяжелых капель с кустов и деревьев носит название капели.

Такая же капель образуется и в те дни, когда сырой туман, сгущаясь, также оседает на листья и ветки, сильно их смачивая и стекая на землю крупными каплями. В такие дни лисица под гончими ходит в мокроте и тумане, как пьяная. В такие дни и птица, и зверь, которым это монотонное падение капли за каплей не нравится, не то пугая их, не то просто надоедая им, покидают лес и уходят в места, где этой капели нет или где она менее ощутительна. Такими местами являются открытые, свободные от кустов и деревьев пространства, расположенные смежно с местами обычного обитания вальдшнепа.

Здесь под прикрытием куста, травы или в какой-нибудь ямке пережидает он неприятную для него капель. Искать его нужно по мелким кочкарникам, в зеленях под межами или в развале, т. е. в том месте, где пласты пахоты развёрнуты в разные стороны и где нередко молодая рожь бывает гуще.

Попадается он в это время и на некосях и на порубах, где таится под защитой какого-нибудь пенька.

Всегда держится он в такую погоду под стойкой очень крепко, поднимается неохотно и летит тяжело и прямо, а не сворачивает на сторону, как это делает он в лесу. Стрелять его в это время из-под собаки очень легко, и охота такая бывает добычлива.

Рисунок 7. Следы вальдшнепа

Нужно только добавить, что стронутый и в такую погоду, но не убитый вальдшнеп не перемещается на открытое место, а улетает обычно в лес, что затрудняет дальнейший розыск его.

Для стрельбы вальдшнепов из-под стойки желательна собака с хорошим чутьём, умная, послушная, но не горячая и средних ног, хотя и с заурядной собакой в подходящих местах можно настреляться вдоволь.

Умная и опытная собака старается обычно стать по вальдшнепу так, чтобы подать птицу между собою и охотником. Но такая сноровка приобретается практикой, и потому молодая собака так не сработает птицу.

Во второй половине сентября наступает время вечерних вылетов вальдшнепов на кормёжку.

Начинаются эти вылеты в сумерках и заканчиваются поздно ночью. Возращение же с кормёжки на место днёвки проходит перед рассветом. Летят вальдшнепы на этих пролётах невысоко — обыкновенно не выше, как в полдерева, и потому стрельба их в сумерках, а тем более, когда значительно стемнеет, далеко нелегка. Проходят на этих вылетах вальдшнепы не одними и теми же путями, и потому сделать выбор надёжного места, через которое будет направлена главная масса вылетающей на кормёжку птицы, весьма нелегко и зависит больше от случая. Идёт здесь птица россыпью, поднимаясь с тех мест, где она провела день, и пролетая сравнительно прямо на ту относительно широкую площадь, где ей придётся искать себе корм. Поэтому таких узловых пунктов, которые наблюдаются на тяге весной, где скрещиваются пути пролёта птицы, в это время много летающей, во время основных осенних вылетов на кормовые места, быть может, совсем не бывает.

В это же время проходит и осенняя тяга вальдшнепов, которая представляет аналогию осеннему токованию глухарей и косачей. Не всюду и не в каждую осень наблюдаются эти тяги. За всю свою долгую жизнь я наблюдал их раза три, и обильными они не бывали. Но в один вечер протянуло штук шесть вальдшнепов, и тяга эта очень напоминала бы весеннюю, если бы не окруживший её мёртвый покой осеннего вечера.

В округах черноземной полосы (Тамбовском и Тульском) охотники придают осенней тяге большое значение, так как там плоха тяга весной. Впрочем, в большинстве случаев они смешивают её с вылетами на кормёжку. Внешняя же разница между этими двумя явлениями в жизни вальдшнепа заключается в том, что, при вылетах на кормёжку вальдшнеп летит молча, а во время осенней тяги он издаёт те же звуки, какие мы слышим весной. Здесь вальдшнеп также и хоркает и цикает, иногда только цикает.

Тянут осенью самцы вероятно молодые, иногда и гоняясь друг за другом, но вылетов самок на осенних тягах не наблюдается.

Описывать самую стрельбу на осенних вылетах и тяге нет смысла, так как она представляет то же, что и всякая стрельба в сумерках по летящей птице.

Что касается выбора места на осенней тяге, где выгодней стать, то, как и на вылетах на кормёжку, это зависит от случая в значительно большей степени, чем весной. Я наблюдал однажды осеннюю тягу в тёплый, сырой вечер над мелким олешником, где вальдшнепы тянули врассыпную и где в весеннее время мне никогда не вздумалось бы стать. Протянуло штуки четыре.

Если найти разместившуюся по мелколесью или кустам хорошую осеннюю высыпку вальдшнепов, то не без успеха можно пострелять их из-под нагона, заняв одну сторону облюбованной площади линией стрелков и проведя нагон на эту линию с противоположной стороны. Только нужно сказать, что для такого нагона потребуется значительное количество загонщиков, так как при редкой цепи их, особенно в тёплую пасмурную и сырую погоду, птица может затаиться и не тронуться с места от крика и шума загона. Думаю, что при таком нагоне не помешает применение спаниэлей — собак, чрезвычайно ценных для выгона птицы из крепей. Недаром их зовут птичьими гончими.

Вальдшнеп представляется чрезвычайно ценным трофеем и на обычных нагонах поздней осенью по зайцам и лесной дичи. Из-под нагона вальдшнеп вылетает после всех других птиц, так как бежит обычно по земле перед загонщиками. Стреляя по нём, нужно учитывать это, чтобы не влепить заряда загонщику.

Особенно ценен вальдшнеп тогда, когда выпадает лёгкий снежок, до которого иногда задерживаются отдельные особи, и когда этой птицы совершенно не ожидаешь. Мне пришлось взять, если не ошибаюсь, в 1898 году вальдшнепа при таком нагоне в бывш. Краснинском уезде, Смоленской г., 4 декабря по старому стилю, когда выпал уже снег, но было ещё относительно тепло.

Вальдшнеп этот был несколько худ, но никаких травматических повреждений или болезненных признаков на нём не было обнаружено. Трудно было догадаться, какая причина могла так долго задержать его отлёт.

Обычно отлёт вальдшнепа проходит недружно, а растягивается на весь промежуток времени от начала появления высыпок до заморозков и выпада снега, но отдельные особи, как и в приведенном случае, задерживаются на более долгий срок и гибнут нередко, захваченные внезапно резким понижением температуры и значительным снегопадом.

Для стрельбы вальдшнепа следует пользоваться номером седьмым или даже шестым дроби английского счёта, а самым подходящим ружьём для охоты по этой птице можно признать обычную охотничью двустволку с более широкой осыпью правого ствола и более кучным и резким боем из левого. Такое ружьё удовлетворит охотника и при стрельбе на тяге и при стрельбе из-под собаки.

Что касается калибра ружья, то выбор его — дело личного вкуса. Я стрелял дробью на всех охотах из ружей двенадцатого калибра и никогда в этом не раскаивался.

890
461
429
0