О промысловом добывании глухаря и об охране его

Все перечисленные выше способы охоты на глухаря применяются на практике главным образом охотниками-любителями и полупромышленниками. Настоящие профессионалы-промышленники широко пользуются из этих способов только стрельбой глухаря из-под лайки по осени и в начале зимы.

Самая же распространенная в районах любительской и полупромысловой охоты стрельба глухарей на токах совершенно неизвестна во многих районах, где охота носит чисто промысловый характер. Ружейная охота на глухаря вообще неинтересна промышленнику уже потому, что она сравнительно мало добычлива и требует значительной затраты времени, которое промышленники жалеют; кроме того, и заряды требуют расходов.

Промышленник, знает, что время — деньги, старается вознаградить затраченное время и средства по возможности значительной добычей. Охота по выводкам с лайкой бывает иногда добычлива и могла бы быть выгодной для промышленника, особенно в тех случаях, когда лайка хватает, не дожидаясь выстрела, затаившихся в траве «копалят», как в некоторых промысловых районах называют молодых глухарей, но в летнее время дичь не сохранишь впрок, а без того и добывание ее не имеет для промышленника смысла. Выгодно взять глухаря в промысловый сезон, т. е, поздней осенью и зимой, когда его сохранишь и доставишь к месту сбыта, но походить за ним в это время придется порядочно.

Поэтому промышленники по большей части предпочитают способы добывания глухаря, не носящие охотничий характер. Способами этими является применение различного рода самоловов, начиная от петель до приборов, давящих птицу тяжестью «опадной» части. Самоловы применяются в промысловых районах весьма широко, на что между прочим (а некоторые склонны думать, что и главным образом) влияет трудность получения зарядов, особенно пороха, да и самих ружей.

 

Самоловы применяются промышленниками в огромном числе. Хороший промышленник ставит их не десятки, а сотни. Расставляются они обычно по так называемым «путикам» — тропкам, охватывающим большие пространства соответствующих охотничьих угодий.

 

Насторожив самоловы на этих «пунктах», промышленник время от времени обходит их и забирает попавшуюся добычу. Но так как многие путики тянутся нередко на десятки километров, то обходить их приходится не часто, метели заносят снегом самоловы, и добытая дичь пропадает для охотника, теряясь или доставаясь хищникам — росомахе, лисице и другим.

 

Из самоловов очень широко употребляются слопцы-давушки. Цель их установки заключается в том, чтобы убить верхней опадной частью, представляющей широкую тяжелую доску или горбыль, а еще чаще пару соединенных друг с другом кругляков, зацепившую так называемый сторожок птицу.

Чтобы направить птицу к настороженной части этого первобытного прибора, набивают ряд колышков или еловых веток, загораживающих доступ в ту сторону, куда не должна идти птица, и оставляющих открытым то направление, где находится насторожка. Само собой разумеется, что все самоловы ставятся там, где есть основание ждать глухаря, т.е. где имеется привлекательная для него подкормка, необходимая ему галька или водопой. При отсутствии этого следует делать искусственную подкормку, но это уже хуже, так как нужно время, чтобы глухарь ее обнаружил и пошел на нее.

 

Весьма остроумен способ ловли глухарей в петлю при посредстве согнутой березки. Для этого на расстоянии метра или двух от березки, в четыре приблизительно метра вышиной, вбивают с промежутком в четверть метра друг от друга два колышка и соединяют их прочно прикрепленной к ним перекладиной. Под эту перекладину подводится свободный конец дощечки, прикрепленной полуподвижно вблизи ствола березки. К очищенной от сучьев макушке березки привязывают на шнурке сторожок, который подкладывают под перекладину и захватывают на зарубку в свободном конце дощечки. Благодаря этому приспособлению березка, как натянутая пружина, остается в согнутом положении. К макушке, кроме шнурка, прикрепляется волосяная петля, которая расстилается по дощечке. На дощечку в качестве приманки можно положить веточку калины или рябины с ягодами.

По сторонам дощечки расчищают небольшие, в метр диаметром, площадки, на которые насыпается песок с галькой. Заметив такую приманку, глухарь должен пойти на нее и вот, переходя, с точки на точку или покушаясь взять ягоду, глухарь задевает дощечку, сторожок срывается, березка выпрямляется, и петля захватывает глухаря за шею или за ноги и поднимает на воздух.

Этот способ практикуется до морозов, так как в морозы согнутая березка или ломается, или не разгибается. Пойманный за шею глухарь будет скоро удавлен, а пойманный за ноги не скоро погибнет, теряет вес и представляет по существу не давленную, а дохлую дичь. Поэтому самоловы, убивающие птицу, предпочтительней.

Описанный самолов носит название «пружка», «подпружка», «задержки» и пр. Существует немало и других способов укрепления петель.

Для того, чтобы глухаря направить к петле, возле дерева и колышков накидывают хворост или делают другое препятствие, мешающее ему обойти петлю.

Иногда глухарей, как и косачей, кроют «шатрами» — особыми коническими сетями. Но этот способ ловли применяется к ним случайно там, где ловят косачей. В некоторых местах их ловят иногда и капканами.

Существуют и другие приспособления для ловли глухарей, например, так называемые «кузова» и «ступы», на все же больше всего их добывают слопцами и петлями.

По Л. П. Сабанееву, три четверти глухарей, приводимых в обе столицы добывалось в его время слопцами.

Давленная дичь по качеству, конечно, хуже стреляной, и поэтому на экспорт она не годится, а остается только для внутреннего потребления. Принимая, кроме того, во внимание, что неупорядоченное применение самоловов наносит крупный ущерб запасам глухарей, приходится задуматься над тем, как бы по возможности изжить это зло. Многие видят спасение от этого в достаточном и своевременном снабжении промысловиков оружием и охотничьими припасами, но этого, конечно, недостаточно — нужно внедрить в сознание охотников, что таким применением их они наносят ущерб себе же, нужно организовать охотников и наладить охотничье хозяйство.

Глухарь стоит, несомненно, под угрозой полного истребления в местах высокой земельной культуры, сопряженной с уменьшением площади лесных пространств и обращением их в другие виды угодий. Но и в глухих местах промысловой охоты истребление его идет усиленным темпом. Там площадь лесов местами сокращается, местами изменяет характер под влиянием лесных пожаров, уничтожающих птиц иногда и непосредственно действием огня, там в целях хозяйственных весною выжигают лес — «пускают палы», причем погибает много глухариных гнезд с яйцами и молодью, там, наконец, человек всеми своими ухищрениями истребляет глухаря и является для него, как и в непромысловых районах, самой большой угрозой.

Кроме человека, глухаря преследуют четвероногие и пернатые хищники, начиная от медведя до горностая. Медведь, казалось бы, для птиц совершенно не страшен, но на глухарей он любит охотиться. Найдя след линяющего глухаря, он преследует птицу по следу на росе, для чего не требуется большого чутья, и, загнав ее в чащу или лом, ловит и съедает.

Распугав выводок, он ловит затаившихся в траве глухарят, а некоторые охотники утверждают, что разлетевшихся по деревьям, особенно в сырую погоду, глухарят он стрясает на землю и поедает.

Подкравшегося и вцепившегося в горло горностая глухарь нередко далеко уносит на крыльях, но потом от потери крови замертво падает вместе со своим врагом.

Соболь, куница, росомаха, лисица и другие четвероногие хищники также преследуют глухаря, истребляя его, конечно, в немалом количестве.

Из птиц врагами его являются: филин, полярная сова и ястреб-тетеревятник.

Говорят, что токующий глухарь умолкает, как только слышит крик филина. Все это указывает на совокупность неблагоприятных условий, в которых протекает жизнь крупнейшей и интереснейшей промысловой птицы нашего леса, и налагает на нас обязанность позаботиться об ее сохранении.

1319
669
650
0