Опыт кольцевания глухарей

Фенология токования и поведение глухарей в брачный период подробно изучены и освещены с исчерпывающей полнотой В.Ф. Гавриным (1964) для Беловежской пущи, С.В. Кириковым (1947) для Южного Урала, О.И. Семеновым-Тянь-Шанским (1960) и В.П. Тепловым (1947) для Лапландии и верхней Печоры. Однако степень влияния весенней охоты на состояние поголовья токующих птиц выяснены недостаточно.

Ю.Б. Пукинский и С.С. Роо (1966) на основании многолетних наблюдений в Ленинградской области не только дали великолепное описание поведения глухарей на токах, но и сделали предположение, что в пределах токовища самцы привязаны к индивидуальным микроучасткам. В качестве доказательства они приводят тот факт, что после отстрела глухаря на току данное место остается несколько дней незанятым. Наличие у глухаря излюбленного микроучастка в пределах токовища отмечено также в Шотландии (Лумсден, 1964).

Материалы для настоящей статьи получены в результате исследований в научно-опытном охотничьем хозяйстве ВНИИОЗ (Кировская область) за период с 1967 по 1973 г. на основе кольцевания 430 местных и завезенных глухарей разного пола и возраста.

На опытном участке площадью 4100 га под наблюдением находилось четыре основных тока (рис.1): на питомнике (1), на Светлице (II), у Б. Починка (III) и Игумновский (IV). В районе двух первых токов регулярно проводили кольцевание глухарей. Весной птиц отстреливали на току Б. Починка и в определенной части тока - на питомнике, отмечая возраст, дату, место добытых и повторно отловленных глухарей. На всех четырех токах проводили подсчет самцов, показавший, что на каждом из них первоначально насчитывалось от 10 до 15 токующих петухов.

Осеннюю охоту на опытном участке не проводили. Незначительные потери популяции, имевшие место в процессе кольцевания, с избытком компенсированы путем завоза 92 глухарей из других мест.

Кольцеванием установлено, что перемещения глухарей, как правило, имеют локальный характер. Из 253 повторных встреч с мечеными местными глухарями на том же самом месте вновь пойманы 2,4%, на расстоянии до 1 км - 61,6%, до 2 км - 22,5%, до 3 км - 7,5%. На расстоянии, 12 и 20 км вновь обнаружено 15 птиц, составляющих вместе 6%.

Точно так же ведут себя глухари, которые были завезены с целью пополнения поголовья и изучения "инстинкта дома". Судя по 49 случаям повторных отловов, почти половина завезенных птиц (46,9%) переместилась на расстояние до 1 км, третья часть (32,3%) - до 2 км, 8,8% оказалась на расстоянии 3 км от предыдущей точки встречи. На расстоянии до 4 км обнаружено три глухаря (6,1%) и по одной птице (по 2%) удалились на 5 и 12 км. Одна птица (2%) дважды попадалась на новом месте в ту же самую ловушку. Глухари из числа перевезенных не возвращались на прежний участок своего обитания.

Токовище глухаря можно обнаружить в любом значительном по площади лесном массиве, если в составе лесообразующих пород есть сосна. Токовые участки могут располагаться в смешанных насаждениях, а отдельные особи зачастую токуют в местах, где совсем отсутствуют деревья хвойных пород, но они есть поблизости.

Формирование токовищ у глухаря происходит в лесах, где плотность населения птиц всегда несколько повышена. Осенью между двумя соседними токами существует постоянная связь: одни и те же птицы, составляющие примерно 15% поголовья, могут быть встречены то на одном току, то на другом. Это в одинаковой степени относится как к самцам, так и к самкам.

Как правило, на ток собираются из ближайших окрестностей. К такому выводу можно прийти на основании неопровержимых фактов, когда наблюдатель имел дело мечеными птицами. Приведем некоторые из них.

На одном из участков лова 9/X 1967 г. был окольцован глухарь (№78918) в возрасте более двух лет. Следующей весной (14/V) его удалось добыть на току под песню. Расстояние от места кольцевания осенью до места добычи весной, спустя 218 дней, составило приблизительно 1750 м.

Второй глухарь был окольцован взрослым на месте, где он токовал, причем его считали основным "токовиком" и долго не могли поймать, насколько настороженно он относился к ловушке. Он часто посещал галечник, бродил вокруг ловушки, но вовнутрь дворика не заходил. Попался он сразу же после того, как заметили "шторную" ловушку на бесщитковую. Это случилось 13/X 1969 г. Его пометили кольцом серии А №23683 и выпустили тут же у ловушки. Глухарь после выпуска полетел низко над землей, но на беду оказавшаяся с нами лайка, порвав поводок от привязи, догнала птицу, схватила ее на лету и принялась трепать. Мы выручили глухаря, отобрав его у собаки, но птица была сильно помята. На спине у нее были сплошные кровоподтеки, а крестец и надхвостье почти лишены перьев. Будучи снова выпущенным на волю, глухарь пошел по земле, распушив остатки перьев на хвосте и щелкая клювом.

Следующая встреча с этим глухарем произошла 12/V 1970 г. Птица попалась в зеркальную ловушку, установленную в 10 м от той, в которую была поймана первый раз. В третий раз глухаря встретили ранней весной, по насту (11/IV 1971 г.), снова на прежнем участке (в пределах 30 м от места кольцевания и повторного отлова). Глухарь был смертельно ранен, но пролетел 200 м. Лайка, к этому времени приученная не трогать глухарей, находившихся на земле или в ловушке, разыскав подранка, стала кружить перед ним, слегка повизгивая и не давая сделать ни одного шага в сторону. Рассерженный глухарь стоял перед собакой в позе токующего и щелкал клювом. Он позволил без сопротивления взять себя в руки.

Следует сказать, что весной в предыдущие годы птица либо была на своем токовом участке, на краю лесной поляны, либо находилась поблизости. Нам дважды удавалось спровоцировать глухаря на звуки, имитирующие токование, которые воспроизводили с помощью спичечной коробки. Оба раза глухарь выходил из чащобы, показываясь на глаза. В последний раз (5/V 1969) он прошел в трех-четырех метрах от наблюдателя. Без сомнения, это был тот же самый глухарь, хотя кольца на его лапке не было.

Если учесть, что впервые глухарь попал к нам в руки в возрасте не менее трех лет, "знакомство" с ним продолжалось 557 дней, что получается, что возраст птицы к моменту обстрела составлял, как минимум, пять лет. Вес глухаря осенью 1969 г. был 4300 г. в конце токования весной 1970 г. - 4000 г и перед началом размножения в следующем году - 4600 г.

Описанный случай служит примером удивительного постоянства и явной приверженности глухаря к "своему" месту токования. Он не единичен. Еще один яркий пример, заслуживающий более подробного описания, относится к молодому глухарю, который был завезен молодым в урочище Рохачи из другого участка. Птицу поймали 11/X, а выпустили 13/X 1968 г. у избушки. Ее пометили номером А 78993, весила она при выпуске 2800 г.

Весной 1969 и 1970 гг. на расстоянии 50 - 120 м от участка токования предыдущего петуха встречали следы нового глухаря. Почти при каждом посещении тока обнаруживали его многочисленные наброды на снегу в осиннике вдоль дороги. В течение апреля 1971 г. следы этого глухаря снова наблюдали на прежнем месте, а утром 1 с с кольцом А 78993 был отстрелян. Он активно токовал в окружении нескольких самок. Его возраст в это время составлял 2 года и 11 месяцев, вес - 4200 г.

Указанный факт свидетельствует о том, что перевезенный глухарь прочно обосновался на новом месте и участвовал в размножении наряду с местными птицами на их токовище. Молодые глухари №№ 23699 и 099504, завезенные осенью (18 и 23/IX) 1972 г., снова были пойманы весной (11/V) 1973 г. на опытном участке: первый в центре тока на питомнике, второй - в окрестностях Игумновского тока. Перевезенные самки тоже остались на месте выпуска; одна из них (№78032) была поймана через два года, две другие (№№ 89051 и 89039) - спустя год и более. Местная взрослая самка (В 89019) три года подряд (17/X 1971 г., 19/V 1972 г. и 10/V 1973 г.) встречалась на участке протяжением 800 м близ Игумновского тока.

Постоянство токовых участков отдельных самцов сохраняется и тогда, когда в результате отстрела самцов весной отдельные токовые участки освобождаются. Доказательством этого служат материалы тщательного картирования места добычи всех птиц, убитых весной на току, где все расстояния от места отстрела были промерены, а также имеются схематические зарисовки участков, где поют петухи и где они уже отстрелены. В результате выяснилось, что микроучасток, на котором раньше пели глухари, новые птицы не занимают. Это видно из рис.2, на котором изображены индивидуальные участки самцов на глухарином току и приведены даты отстрела большинства из них. Из девяти птиц, которые были обнаружены на току и находились под постоянным наблюдением (судьбу двух из них мы же описали), добыто семь. Ежегодно отстреливали здесь в среднем 14% токующих птиц.

Приведенные факты свидетельствуют, что на токах в Кировской области глухари имеют свои постоянные излюбленные участки и токуют на расстоянии от 80 до 300 м друг от друга. После отстрела "хозяина" другие самцы не занимают место тока в течение ряда лет. Во всяком случае именно так случилось на опытных токах, где ни один из прежних индивидуальных участков до сих пор не занят другим петухом, хотя после того, как были добыты некоторые самцы, прошло пять лет.

Весной 1971 г. запел глухарь в густом сосновом лесу к северу от основного места тока. Предполагали, что он здесь больше не появиться, потому что в него стреляли. Однако весной 1972 г. глухарь снова пел на прежнем месте и был добыт 8/V. Он оказался с кольцом А 23684, имел вес 4000 г. и возраст 4 года и 11 месяцев. Глухаря окольцевали на расстоянии приблизительно в 700 м к югу от места добычи 17/X 1969 г. в двухлетнем возрасте, перенесли на 2 км к юго-востоку и выпустили у избушки 18/X. Осенью 1970 г. (14 и 30/IX) этот глухарь попался в ловушки в 500 м к югу и 800 м к юго-западу от токового участка, 22/IX он посетил урочище Светлица (рис. 1).

После весенней охоты в 1972 г. в разгар брачных игр на первом опытном участке тока оставалось только два петуха. Токование одного из них отмечалось пять лет подряд. На шестой год (весной 1973 г.) его снова слышали приблизительно в том же месте. Второй глухарь раньше пел в южной половине участка, среди березового леса с ельником. Его песня едва доносилась до поляны, где находится центр тока. В 1972 и 1973 гг. токование этого петуха услышать не удалось.

На опытном участке тока очень редко отмечали "молчунов" и "крекатней". Только однажды к месту токования глухаря № 23683 подлетел молодой петушок и сел на березу, но в тот же миг дружным залпом находившихся тут охотников был ранен и скрылся в чаще. Вероятнее всего он погиб.

На опытном току у Б. Починка, расположенном в 5 км к юго-востоку от предыдущего и занимающим площадь примерно 0,6 кв. км, в результате охоты произошли большие перемены. Когда впервые был обнаружен ток (29/IV 1967 г.), создавалось впечатление, будто все вокруг шипит и потрескивает, как на гигантской разогретой сковороде, наполненной шкварками. Центр тока находился у тропинки, которая спускается с бора. К сожалению, "музыка" тока через каждые 5 минут заглушалась шумом электропоездов, который здесь отчетливо слышен.

Удалось подсчитать, что на этом току собиралось до 15 поющих самцов. С тех пор прошло шесть лет и все сильно изменилось. В результате весенней охоты на току добыли 13 глухарей, в числе которых был один молодой петушок в возрасте 11 месяцев, отстреленный весной не под песню. Кроме того, достоверно известно, что на току было подранено три глухаря, которые, безусловно, погибли (остатки одного из них впоследствии найдены). В среднем за год здесь отстреливали 15 % токующих птиц. Весной 1971 г. на токовище сохранилось не более двух-трех поющих петухов. В 1972 и 1973 гг. после проведения охоты на току оставалось по одному токующему самцу.

Несомненный интерес представляет факт отстрела глухаря с кольцом на току у Б. Починка. Этот глухарь был пойман уже взрослым осенью 1967 г. (29/IX) в 1,5 км к югу от первого тока и в одном километре к западу от избушки в урочище Рохачи. Птицу извлекли из ловушки, перенесли на расстоянии 1 км, прикрепили кольцо А 78916 и выпустили. После выпуска глухарь сначала поднялся на крыло, затем ушел по земле. Петух убит 8/V 1968 г. в 3 км к востоку от места выпуска. Токовал он очень азартно на земле, на проталине.

Указанный факт, казалось бы, противоречит ранее приведенным сведениям о постоянстве самцов на токах. Однако мы не имеем точных сведений о том, к какому току раньше был "приписан" глухарь с меткой № 78916. Возможно, прежде он токовал на этом же месте, а осенью оказался вблизи другого тока, где и был окольцован.

Четвертый (Игумновский) ток, расположенный в юго-западной части территории, является самым труднодосягаемым. Он известен уже давно, но охоту там течение шести лет не проводили. В наших опытах он служил в качестве контрольного. В начале брачного периода глухари собираются и поют в кочкарниковом сфагновом сосняке, окруженном еловыми лесами. В это время на току можно насчитать 10-13 птиц.

Мы посещали этот ток ежегодно, но точно подсчитать количество петухов в разгар токования не могли. На этом току в отличие от других всегда много "молчунов" и "крекатней", птицы находятся близко друг от друга, а передвигаться по току, ежеминутно рискуя провалиться по пояс в холодную воду, чрезвычайно трудно.

В начале мая 1972 г. на току было отчетливо слышно пение трех птиц и два крупных петуха отмечены визуально. Площадь тока за эти годы заметно не расширилась. Больших изменений в количестве поющих глухарей не произошло.

Наблюдения и факты, касающиеся поведения глухарей и влияние весенней охоты на состояние токов, показали, что в обоих опытных токах в результате отстрела поголовье поющих самцов сократилось до предела. На участках токов, находившихся под наблюдением, остались единичные токующие самцы, и дальнейший отстрел мог привести к полной ликвидации тока. Чтобы избежать этого, экспериментальный отстрел было решено прекратить, а дальнейшие исследования направить на восстановление токов.

На току в урочище Светлица, ранее служившем для контроля, весной 1972 и 1973 гг. был произведен регламентированный пробный отстрел самцов для того, чтобы установить, с какой территории стягиваются самцы на токовище. В предыдущие годы здесь проводили массовое кольцевание глухаря, поэтому полагали, что часть добытых птиц окажется с метками. На самом деле результаты превзошли ожидания: все три глухаря, отстреленные на току под песню в 1972 г., имели кольца, а в 1973 г. из пяти глухарей три оказались мечеными.

Наиболее любопытными примерами, свидетельствующими о перемене местообитания, служит перемещения петухов с метками А 090917 и 090918. Они были окольцованы молодыми 15 и 16/IX 1970 г. в урочище Рохачи, в окрестностях тока на питомнике. Первый из них повторно попался 3/IX 1971 г. в ловушку в урочище светлица, в 2850 м (вес его был 3900 г), затем снова 12/IX оказался в ловушке, расположенной неподалеку. Птица добыта 5/V 1972 г. в 300 м от места встречи ее в предыдущую осень и приблизительно в 2,5 км от места кольцевания. Возраст глухаря составлял к этому времени 1 год и 11 месяцев, а вес сохранился почти на том же уровне, как и при последней поимке осенью предыдущего года (4000 г). Второй петух в ту же осень (24/IX) был повторно пойман в окрестностях тока на Светлице, 29/IV 1973 г. убит на том же току.

Два глухаря (А 090836 и А 090815) происходят от местной "микропопуляции" относящейся к этому же токовищу. Первый из них был окольцован взрослым 15/IX, второй молодым 3/IX 1970 г. Оба отстреляны под песню поблизости один от другого 8 и 16/V и весили соответственно 4100 и 3900 г. Возраст младшего составил неполные два года. Перемещение обоих от места первоначальной поимки и кольцевания до участка весеннего тока не превышало 900 м. Взрослый самец с номером А 099556, окольцованный 22/IX 1972 г. (вес 4300 г), убит на току в 400 м от места кольцевания 30/IV 1973 г. (вес 4000 г).

Взрослый глухарь с меткой 090938, привезенный на опытный участок в урочище Рохачи и выпущенный там 15/IX 1972 г., был убит под песню 8/V на Светлице, на расстоянии около 6 км. Ранее (25/IX 1972 г.) его ловили повторно недалеко от места выпуска. Один из взрослых глухарей (090956), завезенных в октябре 1971 г. в Верхошижемский район Кировской области, добыт 29/IV на местном току в 1,5 км от места выпуска.

Эти факты позволяют считать, что не только молодые, но и взрослые глухари, будучи перевезенными на другие места, начинают токовать вместе с местными птицами, примыкая к одному из токовищ.

Следует сказать, что появление нового глухаря по соседств с поющим и его вступление в число токующих птиц не вызывает обостренных отношений, сопровождаемых драками. На опытных токах ни потасовок, ни стычек мы ни разу не наблюдали. В отличие от более северных местообитаний, в бассейне реки Вятки очень редко приходится убивать птиц со следами драк: с оголенной шеей, разбитыми в кровь крыльями и сплошными кровоподтеками на теле. Очень редко на токовищах встречаются глухариные перья, выщипанные в драке, по которым в иных условиях безошибочно находят места тока. Очевидно, здесь, как и в Лапландском заповеднике (Семенов-Тянь-Шанский, 1960), превалируют "мирные" отношения между самцами.

В результате интродукции глухарей в борах Северного Казахстана в 1965-1968 гг. выяснено, что глухари способны сравнительно легко образовывать токовища даже там, где их раньше не было. Весной 1973 г. на току, известном с 1969 г., было учтено более 25 токующих петухов и два из них добыты под песню 26/V. Оба глухаря весили по 4 кг и не имели колец. Стало быть, приступили к размножению птицы, появившиеся на свет уже в местных условиях. Добыча первых "аборигенов" Кокчетавских лесов указывает на успех интродукции глухаря в Северном Казахстане.

Мы рассмотрели данные о 13 самцах глухарей, которые были встречены в общей сложности 19 раз в районе того или другого тока. Эти сведения характеризуют распределение по токам семи глухарей, окольцованных взрослыми (в том числе два завезенных), и шести петухов, помеченных в молодом возрасте, в том числе трех завезенных.

Факты свидетельствуют о том, что глухариные тока в условиях южной тайги формируют самцы. Подавляющее большинство их говорит также о четкой привязанности петухов к месту токования и удивительном постоянстве их индивидуальных участков на токах.

Из семи взрослых глухарей один (№ 78916) оказался потом на другом току, все остальные оставались в пределах того же токовища или в его окрестностях. Завезенные взрослые глухари примкнули к местным на разных токах. Четыре глухаря, окольцованные в молодом возрасте (4-5 месяцев), к периоду начала размножения поровну распределились по двум ближайшим токовищам: два остались на прежнем месте, два переместились с одного токовища на другое. Молодой глухарь из числа перевезенных стал токовать на ближайшем току.

В результате проведенного опыта выяснено, что глухариные токовища пополняются за счет молодых петушков, которые в возрасте 1 года 11 месяцев уже имеют самостоятельные участки на токах, активно поют и по поведению не отличаются от более старых.

Эксперименты, проведенные на токах, показали, что весенняя охота на глухаря с ежегодным отстрелом до 15 % от числа учтенных токующих птиц можно вызвать резкое снижение численности глухаря. Приведенные примеры могут служить объяснением такого широкого распространенного явления, как исчезновение токов в результате интенсивной весенней охоты на самцов. Очевидно, поэтому тока в настоящее время сохранились большей частью в труднодоступных для человека "глухих" местах.

Роль самок в формировании токовищ осталась невыясненной, поскольку их на току мы не убивали. Тем не менее, следует иметь в виду, что в местных условиях самки составляют свыше 60% поголовья. Хотя глухарь - типичный полигам, недостаток самцов, если их интенсивно отстреливать и распугивать весной, все же может привести к увеличению числа "прохолоставших" самок.

В связи с изложенным мы считаем, что весенняя охота на глухаря должна быть строго регламентирована.

А. РОМАНОВ, кандидат биологических наук (ВНИИОЗ им. Б.М. Жидкова)
"Охота и охотничье хозяйство" №12/1973

 

944
476
468
0