Промах, ещё промах!

Несколько раз, услышав от охотников фразу: «Я никогда не мажу» или: «Я знаком с великолепным стрелком, который никогда не даёт промахов», решил поделиться своими наблюдениями, собственным опытом и рассказами своих коллег - стендовиков и охотников, которых я знаю как замечательных стрелков.

Володя Корзинкин, бесспорно, один из лучших стрелков Совета МО ПВО и МВО, добывший не один десяток лосей, кабанов и даже волков, рассказывал мне, как был приглашён в качестве «канадского профессионала» в команду на лося. В коллективе не хватало хороших стрелков, и основные надежды они связывали с Володей.

Практически у лося, вышедшего на номер Корзинкина, державшего в руках десятизарядный автоматический исправный карабин, не было шансов уйти. Однако…

Стоя на крайнем номере, Володя услышал треск сучьев под копытами шедшего от загонщиков зверя. Но, по расчётам охотника, лось выходил гораздо левее на чистое поле, где не было ни одного стрелка. Решив перерезать зверю путь, Корзинкин бросился по лесной дороге к полю. Успел он вовремя. Лось показался на открытом месте одновременно с охотником, в десяти шагах от него.

Спокойно подняв карабин и поймав лопатку лося на мушку, Корзинкин приготовился стрелять. В эту секунду лёд, покрывавший канаву, на которой Володя стоял, треснул, и он провалился в воду по грудь. Но и это не помешало бы опытному стрелку (приходилось стрелять из разных положений), если бы бруствер из снега совершенно не скрыл цель. Подняв карабин над головой, охотник несколько раз выстрелил в сторону зверя, но безуспешно.

Когда же появились остальные охотники, с радостными улыбками и приготовленными мешками для мяса (ещё бы, стрелял сам Корзинкин!), они увидели картину, в которую отказывались поверить: стоящий с разряженным карабином в руках хмурый Володя и в десяти шагах от него след уходящего через поле лося.

- Вот так я однажды побывал «канадским профессионалом, - закончил свой рассказ Корзинкин.

Следующий случай произошёл у меня на глазах. На этот раз стрелял Олег Кулаков, в прошлом известный спортсмен, мастер спорта международного класса и ныне тренер сборной России по стендовой стрельбе.

Возвращались мы с ним с подмосковной охоты на лисиц, по привычке осматривая в окно машины окрестные поля. На одном из них заметили мышкующую лисицу. Олег моментально разработал план. Машина стоит на шоссе, прямо за полем течёт речка, справа деревня, лисе одна дорога - налево в лес. Решили так: Олег прячется в лесу возле одинокой берёзы, отчётливо выделяющейся на фоне тёмных елей, а я большим кругом обхожу лису и нагоняю её. Дав время Олегу добраться до места, потихоньку приближаюсь к лисе, обходя её справа. Мне даже не пришлось подрезать и направлять её. Подпустив меня на 150 шагов, лиса затрусила прямёхонько под берёзу.

Подняв к глазам бинокль, я стал наблюдать, как лиса несёт свою шкурку на шапку или воротник. Наконец хлёстко стучит выстрел из МЦ 21, но лисица почему-то не падает.

Второй выстрел! Третий! Четвёртый, пятый!!! Затем после паузы шестой, и лиса, распушив трубу, удирает в сторону реки и скрывается в береговом карандашнике. Факт остаётся фактом. Опытный стрелок промазал на чистом месте шесть раз по зверю, которого увидел заранее и был готов к стрельбе.

Следующий замечательный стрелок - Юра Константинов. Однажды во время утиной охоты на Забалоцком озере он на моих глазах двумя очередями по три выстрела вчистую свалил шесть уже заматеревших октябрьских крякашей. Подкравшись на лодке к сидящей стае, он сбил трёх из поднявшегося десятка. Вторую тройку взял, когда оставшиеся утки, развернувшись, пролетали мимо.

Случай, о котором я хочу рассказать, произошёл на вальдшнепиной тяге. Для меня охота сложилась удачно, уже взяв пару вальдшнепов, я стоял в ожидании следующего. Как вдруг со стороны Юры раздался сначала одинокий выстрел, затем автомат торопливо закончил очередь в пять выстрелов.

- Что такое? На тяге так не стреляют, - подумал я и, обернувшись, увидел, как от Юры улетает какая-то крупная птица. Любопытство взяло верх, и я, не дождавшись конца тяги, пошёл узнать, в чём дело.

Оказалось, что первым выстрелом охотник убил вальдшнепа и тут же, после выстрела, прямо на него «выкатил» из-за ёлок глухарь-петух. Прекрасно стреляющий мастер промазал по нему четыре раза с пятнадцати метров!

Мой товарищ по службе в Германии, питерец Михаил Корнеев, тоже мастер спорта и охотник со стажем, стрелял по козам и кабанам практически без промаха, но вот на оленях-рогачах его как будто заклинивало. Несколько раз на него из загона выскакивали трофейные рогачи, и промах следовал за промахом...

Неплохой стрелок Сергей Дронов охотился на глухарином току в Староторопском охотничьем хозяйстве. Подведённый егерем к глухарю под песню на ближний выстрел, он умудрился промазать по открыто сидящему на ветке петуху. Замечательно то, что будучи в прошлом комсомольским вожаком, прекрасно умеющим вешать людям «лапшу на уши», Дронов сказал егерю и остальным своим спутникам, что у него просто не поднялась рука убивать такую красивую птицу. Якобы он специально стрельнул мимо...

За тридцать лет охоты множество курьёзных случаев и, конечно, промахов случалось и со мной. Однажды, охотясь на лисиц с флажками, я стоял на верном лазу, точно зная, что лиса в окладе и рано или поздно выйдет на выстрел. За предыдущие два сезона я взял подряд, без промаха, одиннадцать лисиц и совершенно обнаглел. Стало казаться, что я исключительный стрелок и у зверя вообще нет никаких шансов.

Из загона раздавались негромкие голоса охотников и, наконец, я увидел лисицу, мелькавшую между деревьями прямо передо мной. Мелькание прекратилось, и отчётливое красно-жёлтое пятно застыло шагах в сорока. Решив, что лучшего момента ждать нечего, я выстрелил в середину этого пятна. После выстрела пятно осталось на месте. «Готова», - подумал я. Но что-то было не так. Лисица даже не дёрнулась после выстрела. Терзаемый сомнениями, нарушая правила (не сходить с номера до конца загона), кинулся посмотреть, во что же я всё-таки стрельнул. О ужас, передо мной стоял трухлявый коричнево-красный пень! Пулей прибежав назад, испытал ещё большее потрясение. В метре от моего стрелкового номера тянулась цепочка лисьих следов, уходящая в разрыв между флажками. Пока бегал к пеньку, лиса, ткнувшись в флажки, пробежала вдоль них и вышла из оклада. Никому и никогда не пожелаю выслушать то, что я услышал от знаменитого загонщика дяди Вити Дубакина после того, как он разобрался в ситуации.

Самые ласковые его слова были: «Последний раз я с ним на охоте».

Приехав в Германию, я довольно долго не мог попасть с «вышки» в пасущегося козла. При виде зверя от волнения начинали дрожать руки и так стучать сердце, что совершенно не было возможности навести перекрестье прицела не только на убойное место, а и вообще куда-нибудь. В результате я «бухал» в белый свет, а козёл преспокойно убегал в лес. По быстро бегущему же зверю стрелял не в пример лучше - не было времени на переживания. Избавиться от этой «болезни» удалось только в гостях у «бургомистра», моего друга Иохима. Там было очень много косуль, и была возможность исправить промах. После первого же убитого козла «мандраж» как рукой сняло.

Однажды на утиной охоте, отстреляв утреннюю зарю практически без промахов, перед вечёркой заменил на «Браунинге» ствол на более короткий и лёгкий, и меня, как подменили. Несколько раз бездарно «пропуделял» по в упор налетевшим кряковым. Совершенно очевидно, что изменился баланс ружья, а я не скорректировал стрельбу.

Некоторые же стрелки, чтобы не потерять репутацию, в сомнительных случаях предпочитают не стрелять. Например, олимпийский чемпион в стрельбе по «бегущему кабану» Александр Газов у меня на глазах, в Германии, несколько раз прицелившись по неторопливо перебегавшим поле кабанам, опускал ружьё. Мотивировал он это тем, что не сумел поймать цель в перекрестье оптики. Наконец, выстрелив и убив кабана, он гордо заявил, что у него стопроцентное попадание.

В этой статье я намеренно называю фамилии охотников, так как все они мои друзья и могут высказать свои претензии мне лично. Я привожу случаи промахов, случившихся по каким-либо объективным причинам, но абсолютно уверен, что у любого, самого меткого, стрелка случаются промахи, как говорят, «из ничего». Вроде делаешь всё правильно: и упреждение, и поводка, а зверь бежит, птица летит.

Главное для стрелка-охотника любого класса, проанализировав свою ошибку, не повторить её. Если же не знаешь, в чём ошибка, то, как говорил один из моих тренеров Валерий Коньшин: «Начни всё с начала, как будто взял в руки ружьё первый раз».

Сергей Лосев, мастер спорта СССР по стендовой стрельбе
Журнал "МастерРужье" №58

1120
594
526
0